РОССИЙСКИЕ СААМИ

Саамы Кольского полуострова

Выборочно

 

Пословицы и поговорки

Ель че̄ццкэль кӣдҍкэтҍ паййгэнне, сыйй вуайвант э̄л вуэйев кэ̄һче. Не бросай камни высоко, они могут упасть тебе же на голову;  не рой яму другому, сам в неё попадёшь

Друзья сайта

Саамские словари Ловозерье

QR-код страницы

QR-Code dieser Seite

ОТ СОСТАВИТЕЛЯ

ЛАППОНИЯ. Иоанн Шеффер. 1673 г.

Саамы, или в древнем прочтении - лопари, издревле обитающие на Крайнем Севере Европеы, до сих пор таят в себе остатки древнейших представлений человека о природе. Несмотря на быстрое вовлечение этой древней народности в современную жизнь, на Кольском полуострове все еще можно найти остатки глубокой лопарской старины. И не должно казаться странным, что современные саамы до сих пор все еще пытаются находить те взаимоотношения с природой, в коих преуспели их отдаленные предки, обитавшие в древней Лапландии. В памяти народа все еще сохраняются своеобразные представления о мире, связанные с богами-покровителями их реальной жизни, промыслов и охоты. Но поступь цивилизации неумолима. И многое в культуре саамского народа уже исчезло, забыто и продолжает утрачиваться или в редких случаях сумело приспособиться к мировым социальным потрясениям.

Но саамская тема - это особая тема. И здесь обязательно следует подчеркнуть, что саамские сказания, мифы и исторические воспоминания имеют огромное значение для сравнительного анализа человеческой культуры. И с каждым годом ученым приходится все больше и больше торопиться, чтобы хоть как-то зафиксировать все эти древние осколки саамской этнографии и тем самым спасти от исчезновения из памяти человечества драгоценные перлы первобытной культуры Севера.

К примеру, скажем, одним из реликтов, ценнейшим для изучения первобытных верований саамов, является уже почти исчезнувший культ сейдов и уж тем более лабиринтов, известных в настоящее время исключительно в виде камней, с которыми связаны какие-то культовые или иные особые сказания.

Особое место в этом отношении представляет "LAPPONIA" - первая из печатных книг XVII века, из которой мир узнал об истории, природе, культуре и быте коренного населения Лапландии.

Lapponia

Ее автор, Иоанн Шеффер, родился в 1621 году в немецком городе Страсбурге, там же он окончил университет. В дальнейшем путешествовал и общался с ведущими учеными лингвистами того времени, совершенствуя свои знания.

В 1648 году Иоанн Шеффер, многосторонне обученный и обладающий прекрасными манерами юноша, был приглашен на должность профессора риторики и политики в Академию Упсалы. Сразу по прибытии в Швецию молодой ученый был с видимым интересом встречен королевой Кристиной и до конца жизни всегда пользовался милостью королевской семьи, а его работа "Швеция литерата", в которой он обобщил все шведские печатные и рукописные источники, дала ему имя отца шведской литературы и истории. Все последующие труды принесли ему славу видного шведского землеописателя (географа).

В середине XVII века большая часть Лапландии административно входила в губернию Вестерботтен и приобретала важное значение для Швеции в спорах с соседом - королевством Дании-Норвегии.

В 1670 году губернатор Вестерботтена Ион Граан предлагает провести перепись населения этого района, чтобы лучше отслеживать хозяйственную жизнь в Лапландии. Доказывая значимость лапландцев для шведской короны, Граан, в частности, писал, что "необходимо иметь в лопарях союзников, поскольку они в состоянии помочь нашим врагам норвежцам подойти к Вестерботтену, перевезя их на своих оленях через горы". "Также нежелательно, чтобы лапландцы вытеснялись к югу, поскольку, не приспособленные к новым условиям жизни, они превратятся в нищих. Поэтому нужно помочь им с покупкой, например, лодок, чтобы они могли зарабатывать традиционными промыслами: рыболовством, оленеводством и охотой, и освободить их от налогов. То есть создать условия, чтобы они жили в этом районе и развивали столь стратегически важную часть страны".

Удивительно сегодня читать эти строки о том, как правительство может заботиться о своих отдаленных уголках и об аборигенном населении этих мест с целью усиления своей государственности.

А тем временем ученая коллегия по истории поручает профессору Иоанну Шефферу написать научный трактат о лапландцах и их стране, при этом Шефферу необходимо было:

- осветить исторические корни лапландцев и историю заселения Севера Европы;

- сделать описание природы всех частей Лапландии;

- рассказать, чем лапландцы могут быть полезны шведской короне и что шведское королевство должно для них сделать.

Особое внимание придавалось правдивому описанию возможностей боевой магии и колдовства лапландцев, прежде всего в русской части Лапландии.

И Шеффер восторженно пишет своим друзьям - голландским ученым Николаю Гейну и Георгу Грейву: "Получил задание описать лапландцев, чтобы народ сей стал известен всему миру".

В создании этого фундаментального труда Шефферу активно помогали губернатор Вестерботтена Ион Граан и священники северных приходов. Они присылали ему не только свои отчеты об обычаях и условиях жизни лапландцев, но и предметы их быта и культа. Так что впоследствии Шеффер мог похвастаться небольшим музеем "саамских редкостей" у себя дома. Собственноручные зарисовки Шеффера этих экспонатов войдут впоследствии и в его знаменитую книгу.

В 1673 году "Лаппония" на латинском языке была напечатана во Франкфурте, в лучшей в то время в Европе типографии. Через год в Великобритании появляется ее английский перевод. Впоследствии этот фолиант был переведен на все европейские языки, и до настоящего времени писатели и ученые всего мира используют его как основной первоисточник по истории народов, обитающих за полярным кругом.

К настоящему времени единственной европейской страной, где "Лаппония" еще не издана, является Россия. Правда, самом конце прошлого века, три небольшие главы из "Лаппонии" Шеффера -"О растительности", "О диких зверях, водящихся в Лапландии" и "О рудах и металлах" были опубликованы в альманахе "Живая Арктика" за 1999 год. К самому факту публикации Шеффера на русском языке весьма одобрительно отнесся и старейший мурманский историк, профессор Иван Ушаков. Сам участник этого номера, он пожелал редакции альманаха "Живая Арктика" когда-нибудь полностью опубликовать "Лаппонию" с современными комментариями и приложениями по древней истории Кольского полуострова.

История подготовки русского перевода "Лаппонии" изобилует поучительными и трагическими моментами. Первым небольшие отрывки из этого фолианта перевел в конце XIX века для своей книги "Русские лопари" молодой этнограф Николай Харузин. Сегодня эта книга - библиографическая редкость.

В 1926 году на Мурмане было организовано общество краеведов. Одним из его организаторов был ветеран Севера, настоящий русский интеллигент, ученый-краевед, экономист и плановик, Василий Кондратьевич Алымов (в середине 20-х годов он возглавлял Мурманский губплан). В конце 1920-х годов, получив из Швеции экземпляр "Лап-понии" на латинском языке, Алымов заказывает ее перевод. Совместно с этнографом Владимиром Чарнолуским они готовят "Лаппонию" к печати. Но тут авторов перевода и комментариев накрыла зловещая тень 37-го года.

Одним из самых громких "преступлений", якобы выявленных и разоблаченных органами НКВД на Кольском полуострове в те годы, было, так называемое, "саамское дело" или "дело Алымова и К°". Были расстреляны 15 человек, проходивших по этому делу. Вместе с Алымовым к ВМН были приговорены еще 14 представителей коренного населения - саамов. Самому старшему - знаменитому в Ловозерской тундре Ивану Артиеву - было 57 лет, младшему - Никону Герасимову, окончившему Институт народов Севера, - было всего 27. Еще 13 человек получили, как тогда говорили, по "десятке".

Еще одним пострадавшим в саамском деле стал замечательный русский этнограф Владимир Владимирович Чар-нолуский. Он был первым профессиональным этнографом, который изучал жизнь саамов Кольского полуострова после Октябрьской революции. Его наблюдения тем более ценны, что это было время (конец 1920-х годов) перед коллективизацией, когда хозяйство саамов, в частности оленеводство, и вся их культура еще сохраняли свои традиционные черты. С именем Чарнолуского связана целая эпоха в изучении саамов Кольского полуострова. Его фундаментальный труд "Материалы по быту лопарей" до сих пор не потерял своей актуальности. В 1938 году Чар-нолуский был арестован, осужден по 58-й статье и отправлен в Каргопольлаг. Только в самом начале 1960-х он снова оказался на Кольском полуострове по заданию Института этнографии. В последние годы жизни он работал над своей книгой "В краю летучего камня", но до ее издания в 1972 году Чернолуский не дожил.

Удивительным образом в первом номере журнала "Советская этнография" за 1937 год публикуется последняя работа В.К. Алымова, посвященная вопросам шаманства и колдовства у северных народов. В качестве примеров он использует карельский эпос "Сампо" и отдельные куски из перевода с латинского "Лаппонии".

После выхода номера редактор был объявлен "врагом народа", а редакция расформирована. С тех пор русский текст "Лаппонии" надолго изчез из поля зрения краеведов. Лишь в начале 1970-х Северный филиал Географическоко общества СССР получил из архива Чарнолуского конспект перевода "Лаппонии" в редакции латиниста Владимира Золотилова.

С некоторыми сокращениями адаптированный вариант русского текста "Лаппонии" мы и представляем нашим читателям, в надежде, что академическое издание капитального труда И. Шеффера не за горами.

Редактор альманаха "Живая Арктика" Валерий Берлин

  Участник рейтинга лучших сайтов
© Saami.su, 2007-2020
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна