РОССИЙСКИЕ СААМИ

Саамы Кольского полуострова

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom

Меткие выражения и поговорки

Выборочно

Фото

Видео

Книга

Лапландцы. Охотники за северными оленями...
Лапландцы. Охотники за северными оленями

Роберто Боси подробную картину развития лапландцев начиная с доисторических времен. Анализируя о [ ... ]

 

ЛОПЬ, ЛОПАРИ, ЛАПЛАНДЦЫ. Хронологический указатель материалов для ИСТОРИИ ИНОРОДЦЕВ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ

составлен под руководством Петра Кеппена


САНКТПЕТЕРБУРГ, 1861
Печатано по распоряжению Императорской академии Наук. Июля, 1861 глода.
Непременный Секретарь Академик К. Веселовский

[350]

ЛОПЬ, ЛОПАРИ, ЛАПЛАНДЦЫ

Лапландцы, принадлежащие к народам Финского племени, называют свою землю Самеядна, и Русские считали некогда Лопарей и Самоедов за один народ. Часть Лапландии принадлежала Новгороду еще прежде Ярослава, если верить рунической харатейной грамоте, напечатанной в1677 году в Норвежском городке Шеене. Грамота эта содержит в себе распределение границ между Россией и Норвегией во время Свенона I, Датского Короля, жившего в конце X века. В ней сказано, что Государь Российский может брать дань с жителей приморских, горных и лесных до самых северо-восточных пределов Норвегии.

Ист. Госуд. Росс. Т. I, с. 35 и Т. II, прим. 61.

1252 г. Норвежские и Русские Лапландцы взаимно грабили друг друга. Новгородский Князь Александр (Невский) отправил посольство к Норвежскому Королю Гакону, предлагая ему, чтобы он запретил Финмаркским своим подданным грабить нашу Лопь и Карелию.

Там же. Т. IV, с. 69 и прим. 87.

1265 г. В древнейшей грамоте Новгородской, заключенной с Великим Князем Ярославом Ярославичем (Тверским), в числе Новгородских волостей упоминаются Коло и Трь (а в других грамотах: Терь, часть Русской Лапландии).

Там же. Т. IV, прим. 114, с. 63.

[352]

1326 г. Июня 3. По мирному договору, заключенному Новгородцами с Норвежским Королем Магнусом, положено было восстановить древние границы между обоюдными владениями (в Лапландии), в чем Новгородцы, как сказано в договоре, полагались на Бога и на совесть Короля Магнуса.

Ист. Госуд. Росс. Т. IV, с. 235 и прим. 311.

Под 1396 г. Лопь упоминается в числе иноязычных народов, обитавших около Перми.

Там же. Т. V, прим. 125.

Около 1504 г. В завещании Великого Князя Иоанна III, в исчислении всех областей Василиевых, в первый раз упоминается о дикой Лапландии: Великий Князь отдает сыну своему Василию «всю Корельскую землю, со всем тем, что к Корельской земле потягло, и с Лопью с лешею и с дикою Лопью».

Там же. Т. VI, с. 327.

1526-1532 г. Поморцы и Лопари, обитавшие близ устья реки Нивы и Кандалажской губы, приезжали (в 1526 г.) в Москву и били челом Государю, прося у него Антимиса и Священников, чтобы освятить у них церковь и просветить их святым крещением, и Государь велел Архиепископу Новгородскому Макарию послать из Новгорода от Соборной церкви Св. Софии Священника и Диакона, которые и освятили у Лапландцев церковь Рождества Иоанна Предтечи и крестили многих из жителей. Через несколько лет, именно в 1532 г., с такой же просьбой приезжали в Новгород к Архиепископу Макарию Лапландцы Кольские и также получили от него Священника и Диакона, которые освятили у них церкви Благовещения и Св. Николая и крестили многих Лопарей за Св. Носом.

Там же. Т. VII, с. 191 и прим. 371.

Около того же времени ревностным просветителем Лопарей в деле веры является инок Соловецкого монастыря Феодорит, впоследствии Архимандрит, который, почувствовав [352] влечение к пустынному безмолвному жительству, удалился «в далечайшую пустыню, в язык глубоких варваров, Лопарей диких», и поселился на реке Коле в пустынных, непроходимых лесах. Здесь провел он вместе с одним старцем пустынником двадцать лет в святом непорочном жительстве. Получив потом в Новгороде от Архиепископа Макария сан Священника, он через два года опять удалился в прежнюю пустыню, уже с некоторыми другими, и там на устье реки Колы основал монастырь и в нем церковь во имя Св. Троицы. Найдя в Лопарях людей простых и кротких и хорошо знакомый с языком их, он ревностно поучал приходивших к нему дикарей истинам Христианской религии, перевел на их язык некоторые молитвы и просветил многих святым крещением. Таким образом проповедь евангельская распространилась между этими инородцами, и когда через несколько лет явились некоторые знамения и чудеса, Феодорит в один день крестил до двух тысяч Лопарей с женами и детьми. Изгнанный потом возмутившимися против него монахами не только из монастыря, но и из страны той, он был сначала Игуменом в одном небольшом монастыре в Новгородской земле, потом Архимандритом Евфимиева монастыря близ Суздаля; в 1560 году, уже в преклонных летах, был послан от Иоанна Грозного к Патриарху Константинопольскому и привез благословение на сан Царский. После того жил в Вологде, в монастыре Св. Димитрия Прилуцкого, и несмотря на старость, еще два раза посещал основанную им Кольскую обитель и детей своих духовных, новокрещенных Лопарей.

Сказ. Кн. Курбского. Изд. 2, Н. Устрялова. (СПб., 1842, 8°), с. 126-139.

В то же время другой подвижник, сын Священника, преподобный Трифон проповедовал Христа Лопарям, обитавшим на реке Печенге. Несколько лет боролся Трифон с кебунами – волхвами Лопарей, терпел оскорбления, не раз подвергал жизнь опасностям; но приготовил сердца для веры. [353] Оставалось запечатлеть обращение идолопоклонников Св. крещением: но, не имея сана священства, Трифон отправился в Новгород, испросил у Архиепископа Макария благословение на построение храма и просил прислать Священника. Построенный храм во имя Св. Троицы три года оставался без освящения. Священника не присылали. Трифон отправился в Колу, и нашел там Иеромонаха Илию, который освятил храм, крестил оглашенных дикарей и постриг самого Трифона в монашество. Это было в 1533 году. После того к Трифону приходили Лопари и из других мест, и посвященный в игумена, он, при пособии Царских даров, полученных (в 1558 г.) в Москве, распространил обитель свою и построил еще храм на р. Паэз.

История Русской Церкви. Соч. Филарета, Архиеп. Черниговск. (Москва. 1859. 8°), с. 137.

1530 г. Июля. Великий Князь Василий Иоаннович дал жалованную грамоту Новгородской вотчины крещеным и некрещеным Лопарям, обитавшим на реках Шуе и Кеми, о ведании их судом и расправой не Наместникам и Тиунам, но Дьякам Новгородским, и о посылке к ним подьячих к Благовещениеву дню для сбора дани и оброков. Грамота эта была подтверждаема в 1539 и 1549 годах.

Ист. Госуд. Росс. Т. VII, прим. 371. – Собрание Государ. Грамот и Договоров. Ч. I, № 158, с. 436.

1554 г. Два корабля Английские, из числа трех, посланных, под начальством Гуга Виллоби и Капитана Ченселера, весной 1553 г., из Англии в Северный Океан, чтобы проложить Ледовитым морем путь в Китай и в Индию, погибли у берегов Российской Лапландии, в пристани Арцине, где Гуг Виллоби замерз со всеми людьми своими: зимой, в 1554 году, рыбаки Лапландские нашли его мертвого, сидящего в шалаше за своим журналом.

Истор. Госуд. Росс. Т. VIII, с. 230 и прим. 424.

1555 г. Шведы отняли у Россиян несколько погостов [354] в Лапландии и хотели разорить там уединенный монастырь Св. Николая на Печенге, против Варгава.

Ист. Госуд. Росс. Т. VIII, с. 244.

1575 г. Февраля 20. Грамотой Царя Иоанна Васильевича на Терской наволок, на Поной реку (в Помории), старцу Феогносту, повелевалось поддержать там у новокрешенных Лопарей пришедшую в запустение церковь Святых Апостол Петра и Павла и охранять Лопарей от притеснений даньщиков, и от Корелян, Варзужан, Двинян и пр.

Акты Археогр. Экспед. Т. I, № 288, с. 334.

1581 г. Апреля 16. По Царской грамоте к Мурманскому морю даньщикам, (упомянутая выше) церковь Петра и Павла на реке Поное, выстроенная для Лопарей и опустевшая впоследствии, отдана в ведение Троицкого Сергиева монастыря, с уступкою на откуп половины р. Поноя.

Там же. Т. I, № 309, с. 373 и д.

– Английская Королева Елисавета, сведав, что Король Датский Фридерик требует пошлин с Английских мореходцев на пути их к берегам нашей Лапландии, писала о том (в 1581 году) к Иоанну IV. Царь, признавая Колу и Печенгу древней собственностью России, предлагал Английской Королеве действовать сообща против Датчан. Но Фридерик, объявив требования несправедливые, замолчал, не думая воевать с Россией в диких пустынях Лапландских.

Ист. Госуд. Росс. Т. IX, с. 418.

1854 г. Иоанн Грозный, за несколько времени до смерти, искал, как пишут, астрологов, мнимых волхвов, в России и в Лапландии, собрал их до шестидесяти и отвел им особый дом в Москве. Уверяют, что астрологи предсказали ему день смерти.

Там же. Т. IX, с. 433.

1589 г. Шведы приходили из Каянии грабить волости монастырей Соловецкого и Печенгского, Колу, Кереть, Ковду, «и [355] многих людей побили, а взяли животов больше ста тысяч рублев».

Ист. Госуд. Росс Т. X, с. 107 и прим. 179.

1592 г. Россия имела сношения с Данией для определения границ в Лапландии. Фридерик Датский, желая означить верный предел нашего и своего владения в глубине Севера, между Колой и Варгавом, присылал туда чиновника, Керстена Фриза; но он уехал назад, не хотев ждать Посла Московского, Князя Ивана Борятинского. Новый Король, сын Фридериков, Христиан IV, изъявив Феодору желание быть с ним в крепкой любви, также условился о съезде Послов в Лапландии, и также бесплодно: Воевода, Князь Семен Звенигородский, и Наместник Болховский, Григорий Васильчиков, (в 1592 году) долго жили в Коле и не могли дождаться Христиановых поверенных. С обеих сторон извинялись дальностью и неверностью пути, бурями и снегами; с обеих сторон узнали по крайней мере, от старожилов Кольских и Варгавских, древнюю межу Норвегии с Новгородской Лопью; велели жителям прекратить споры, торговать мирно и свободно, впредь до общего, письменного условия между Царем и Королем.

Там же. Т. X, с. 199-200.

1595 г. Мая 18. По мирному договору, заключенному между Швецией и Россией, положено было – Лапландцам Остерботнийским и Варангским платить дань Швеции, а Восточным (Кольским и соседственным с землей Двинской) России.

Там же. Т. X, с. 168, прим. 290.

1601 г. Царь Борис Годунов и Король Датский Христиан пересылались посольствами, целью которых было, между прочим, разрешение старых, бесконечных споров о Кольских и Варгавских пустынях. Доказывая, что вся Лапландия принадлежала Норвегии, Христиан ссылался на Историю Саксона Грамматика и даже на Мюнстерову Космографию; го[356]ворил еще, что сами Россияне издревле называют Лапландию Мурманской, или Норвежской землей; а мы возражали, что она без сомнения наша, ибо в царствование Василия Иоанновича (в 1534 и 1535 г.) Новгородский Священник Илия крестил ее диких жителей, и еще в подтверждение права собственности приводили сказание о каком-то большом владетеле Валите, или Варенте, даннике Новгородском, который покорил Лопь, или Мурманскую землю, и с того времени Лопари платили дань Новгороду и Царям Московским. (Предание о Валите узнали от Лапландских старожилов в 1592 году Князь Звенигородский и Васильчиков). Сии исторические доводы с обеих сторон были не весьма убедительны, и Датчане, в знак миролюбия, желали разделить Лапландию с нами, вдоль или поперек, на две равные части; а Борис, из любви к Христиану, уступал ему все земли за монастырем Печенгским к Северу, предоставляя Датским и Российским чиновникам на будущем съезде близ Колы означить границы обеих держав.

Ист. Госуд. Росс. Т. XI, с. 43-44, прим. 56.

1606 г. Во время обеда, на котором Лжедимитрий угощал Мнишка и других знатных Поляков, привели во дворец, на показ, двадцать Лопарей, бывших тогда в Москве с данью, и рассказывали любопытным иноземцам, что сии странные дикари живут на краю света, близ Индии и Ледовитого моря, не зная ни домов, ни теплой пищи, ни законов, ни веры. – Одни из современников считали Лжедимитрия необыкновенным человеком, другие дьяволом, по крайней мере ведуном, наученным сему адскому искусству Лапландскими волшебниками, которые велят убивать себя и после оживают.

Там же. Т. XI, с. 262, прим. 574.

1610-1618 г. Лопь земля упоминается как Русская область, в записке о Царском дворе.

Акты Историч. Т. II, № 355, с. 425.

[357]

1615 г. В жалованной грамоте Новоспасскому монастырю упоминаются Терские Лопари при р. Пялице Холмогорского уезда в Варзужской волости.

Акты Историч. Т. III, № 60, с. 49 и № 82, с. 80.

1651 г. Января 14 и Апреля 6. Царской грамотой Олонецкому Воеводе Чоглокову и наказной памятью того Воеводы Пушкарю Томиле Софонину велено было в Заонежских и Лопских волостях произвести по переписи сбор полоняничных, или на выкуп пленных, денег.

Там же. Т. IV, № 43, с. 146 и № 51, с. 156.

1651-1686 г. Лопские погосты и волости в Заонежье упоминаются в наказной памяти Олонецкого Воеводы Чоглокова Пушкарю Софонину, 1651 г. Апреля 6; в Царской грамоте сыщику Ивану Кобылескому, 1652 г. Июля 24; в акте о возобновлении крепостей в Олонце, 1670 г. Декабря 17 и 1673 в 1-й половине; в Воеводском наказе о должности Повенецких целовальников, 1685 г. Июля 1; в отписке Олонецкого Воеводы Глебова Соловецкому Архимандриту Иллариону о пошлинах на заставе в Панозерском погосте, 1685 г. Октября 23, и в памяти Воеводы Глебова о пропуске за Шведскую границу припасов и товаров, 1686 г. Апреля 22.

Там же. Т. IV, № 51, с. 155 и д. № 60, с. 166, № 216, с. 465 в д. Т. V, № 125, с. 217, № 129, с. 221 и д. и № 138, с. 238 и д.

1675 г. Июня 15. Из жалованной грамоты Царя Алексея Михайловича Кольскому Печенгскому монастырю видно, что крещеные Лопари находились в ведении того монастыря.

Там же. Т. IV, № 254. с. 545-559.

1686 г. Мая 10. Памятью Олонецкого Воеводы Глебова Кружечному Голове Фадееву, запрещено было продавать хмельные напитки в Лопских погостах.

Там же. Т. V, № 140, с. 240.

1723 г. Июля 11. По Сенатскому указу, вследствие доношения Генерал-майора Чекина, Лопари на Шведской границе сравнены с Сибирскими иноверцами, на основании указа 22 [358] Января 1719 г., и велено им платить по-прежнему луковой оклад Царю, а в Швецию подушные сборы.

Полн. Собр. Зак. Т. VII, № 4265, с. 90.

1743 г. Декабря 16. Инструкцией для учинения новой (2-й) ревизии, Лопарей на Шведской границе не велено писать в ревизию; они и в 1-ю ревизию не были писаны, равно как и Астраханские и Уфимские Татары, Башкирцы и Сибирские иноверцы.

Там же. Т. XI, № 8836, с. 965.

1745 г. Декабря 31. Сенатским указом, по донесению Крестного монастыря Архимандрита Иоасафа, велено было Лопарей в Кольском уезде зачислить по 2-й ревизии за монастырями Крестным и Воскресенским, по прежним грамотам 7166 (1658) г., подтвержденным в 1729 году.

Там же. Т. XII, № 9245, с 501.

1769 г. Июня 4. Вследствие доношения Архангельского Губернатора Головцына и Высочайше утвержденного доклада, Сенатским указом обнародовано повеление, чтобы Лопарей, – которых в Кольском уезде состояло тогда 801 душа, – принимать в рекруты ниже положенной по генеральному учреждению меры.

Там же, Т. XVIII, № 13,310, с. 906.

1782 г. Мая 26. В наставлении Уездным Казначеям, между прочим, велено: с Кольских Самоядей и Лопарей брать подать Российскими деньгами, ефимками, бобрами, бобриками, песцами, белками и горностаями, с Самоядей чрез старшин во 2-й половине года, а с Лопарей в Январе следующего года.

Там же. Т. XXI, № 15,405, §§ 6 и 8, с. 508 и 511.

1818 г. Мая 30. Высочайше утвержденным положением Комитета Министров, повелено освободить Лопарей Кольской округи, коих тогда числилось 819 душ, от поставки рекрут натурою, а сбирать с них деньгами.

Там же. Т. XXXV. № 27,381, с. 313.

1831 г. Июня 28. По Рекрутскому Уставу, § 8, п. 11, Лопари Кольского уезда Архангельской губернии отправляют рекрутскую повинность деньгами, плата за каждого рекрута по 500 руб. ассигнациями.

Второе П. С. З. Т. VI, № 4677, с. 503.

1851 г. Июля 13. По Высочайше утвержденным правилам нового устройства земских повинностей, инородцы Архангельской губернии – Самоеды и Лопари не подвергаются никакому на общие по Империи или государственные земские повинности сбору.

Там же. Т. XXVI, отд. 1, № 25,398, §§ 74, п. 4, в.) с. 505.


 

© Текст Петр Кеппен, 1861

© OCR Monia_Rossomaha, 2009

© Html Игорь Воинов, 2009

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Саамские словариЛовозерьеСа̄мь Е̄ммьнеФорум народа саамиКольское саамское радио

 
  Участник рейтинга лучших сайтов
© Saami.su, 2007-2017
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна