РОССИЙСКИЕ СААМИ

Саамы Кольского полуострова

Russian English Finnish German Norwegian Swedish

Меткие выражения и поговорки

Выборочно

Фото

Видео

Книга

А.П. Пошман. Замечания о белом море...

Пошман Антон Петрович Архангельская губерния в хозяйственном, коммерческом, философическом, историческом,  [ ... ]

 

QR-код страницы

QR-Code

Г.М. Керт. Названия сельских поселений саамов Кольского полуострова

Заселение Кольского полуострова человеком, по данным археологии, началось еще в эпоху мезолита в 7-6 тысячелетии до нашей эры после отступления ледника и, соответственно, вслед за продвигающимся на север оленем. Как утверждает известный российский археолог Н. Н. Гурина, первичное проникновение человека на Кольский полуостров шло с двух территорий – северо-западной и южной (GURINA 1977, p 5).

О ближайших предках саамов на Кольском полуострове, по ее мнению, можно говорить только лишь со второй половины I тыс. до нашей эры. «На всем Заполярье в тот период развиваются самостоятельные культуры, находящиеся в известном взаимодействии с культурами соседних племен. Усовершенствуются орудия охоты и рыболовства, развивается морской промысел, удерживаются связи с западными соседями (в особенности в северо-западной части полуострова), усиливается вместе с тем самобытность культуры, рождается известная консолидация населения за счет притока с юга (из Карелии) родственных племен, вынужденных уйти на север под натиском более южных пришельцев». (Gurina 1977, 8).

 

О пребывании саамов значительно южнее и восточнее территории Кольского полуострова свидетельствует мощный пласт саамской субстратной топонимии в Финляндии (Itkonen 1920), Карелии (Kert 1960, 1997; Leskinen 1967), Архангельской области (Matveev 2001).

Трудно предполагать, что саамы были автохтонами (первонасельниками) Кольского полуострова. На территории Кольского полуострова имеются ряд топонимов явно не саамского (субстратного) происхождения (Кеrт 1977, 1981).

Саамский язык занимает особое положение в уральской языковой семье. В саамском языке по утверждению Тойво Итконена имеется свыше трети всей лексики, не имеющей соответствий в других уральских языках (Itkonen 1948). Безусловно, в каждом языке, развивающемся изолированно, возникают новые слова, не имеющие соответствий в языках родственной семьи языков. В саамском же языке они составляют базисный слой лексики, отражающий жизненно важные понятия окружающего мира и человеческой психики. Именно эти лексемы, встроенные в структуру саамских топонимов, являются наиболее репрезентативными при идентификации саамской субстратной топонимии. (См. нашу статью «Адаптация саамской топонимии русским и родственными языками» в 4-м томе Onomastica Uralica).

Высказанное К. Б. Виклундом предположение о заимствовании протосаамами финно-угорского языка послужило прологом научной дискуссии о происхождении саамов, продолжающейся уже более 100 лет (Wiklund 1896). Подробнее об этой дискуссии см. М. Корхонен “Введение в историю саамского языка” (Korhonen 1981: 22-28). Мы отдаем предпочтение теории смены языка протосаамами, то есть первоначально, генетически, саамы и прибалтийские финны (карелы, финны, вепсы, эстонцы и др.) не были между собою родственными народами.

Основу саамской топонимии составляет географическая лексика. Это в известной степени связано с социально-экономическим укладом жизни саамов. Социально-экономический уклад, религиозные и космогонические представления являются существенными факторами в образовании топонимии. Традиционными занятиями саамов были оленеводство, рыбный промысел и охота. Они требовали хорошей ориентировки на местности, знания повадок зверей, мест охоты и ловли рыбы, умения применять свои знания в процессе хозяйственной деятельности. Поэтому ландшафт, флора и фауна края играют важнейшую роль в формировании саамской топонимии. Ландшафт Кольского полуострова довольно своеобразен. По его территории протекает около 21 тыс. рек общей протяженностью свыше 60 тыс. километров; здесь находится свыше ста тысяч озер и около 13 тыс. болот. Богата и разнообразна флора и фауна Кольского полуострова: свыше 2 тыс. видов различных растений, мхов и лишайников, более 220 видов птиц, 32 вида наземных млекопитающих и 22 вида рыб. (География 1975).

Своеобразны были религиозные и космогонические представления саамов, нашедшие свое отражение в топонимной лексике.

Характерной чертой саамской лексики является тонкая градация особенностей ландшафта. Так, для обозначения водных объектов в саамском языке имеется более двадцати лексем. В зависимости от конфигурации, наличия растительности, высоты и других признаков существует свыше тридцати названий гор (Kert 2001).

Ряд топонимов был образован с помощью антропонимной лексики, поскольку большинство пастбищ, рыбных угодий и пр. находилось в частном владении.

В процессе исторического развития в условиях освоения окружающей среды саамы создали не только своеобразный тип хозяйства, но и уникальную социальную организацию, так называемый сыййт.

На формирование саамской топонимии оказал влияние сложившийся у саамов годичный цикл комплексного ведения хозяйства, зависящий от времен года. Финский ученый-этнограф Кустаа Вилкуна зафиксировал на примере старинной деревни Сонгельск годовой хозяйственный цикл кочевания саамской семьи. Жители погоста подразделялись на семь родов. Каждый род имел своего руководителя, старшего, который был самым старым в роду. Вся территория погоста была разделена между этими семьями на семь родовых угодий. Весной в апреле старший рода с женой и женатыми сыновьями, погрузив на сани свой скарб, маленьких детей, овец, по установившемуся снежному насту отправляются на оленях к весенней стоянке, где имеется жилье. Здесь на хороших ягельниках олени откармливаются. В ожидании отела ловят подо льдом рыбу и охотятся на перелетных птиц. В мае выезжают к рыбным озерам, ловят сига; рыбу вялили. Мужчины охотились на диких оленей. В июле на лодках переезжали к большому озеру. Олени в это время находились на свободном выпасе. Рыбная ловля продолжалась до сентября. В конце октября, -начале ноября, когда озера замерзали и на земле лежал снег, погружали весь скарб на кережки (саамские сани) и ехали на те ягельники, где происходил отел. У оленей это было время течки. Ноябрь и декабрь проводили здесь, занимались охотой, оленеводством, починкой зимних снастей и только к концу года приезжали в зимнюю деревню. Запасы рыбы и мяса с наступлением твердого снега на оленях подвозились в село (Vilkuna 1970). Цикл кочевания зависел не только от природного ландшафта, времени, но и от биологических особенностей объектов хозяйствования (олени, рыба, птица, звери). Безусловно, эти особенности годичного цикла хозяйствования находили свое отражение в топонимии.

Как известно, лексика любого языка состоит из двух классов: апеллятивной и онимической. Апеллятив – обозначает, оним – называет. Функциональное назначение каждого класса лексики определяет их семантические, лексические и грамматические особенности. Топонимная лексика является частью онимической. Различия между апеллятивами и топонимами проявляются в семантике, принципах номинации, словообразовательных моделях, особенностях адаптации, своеобразии ядерных и периферийных зон распространения топонимии, способах соединения компонентов (Kert 1989, 2002).

Саамские топонимы обладают формульностью, характерной для финно-угорских языков. Топоним состоит из детерминанта или номенклатурного термина, обозначающего объект, и атрибута или определения к нему. Как детерминант, так и атрибут могут быть двух- и более компонентными.

По структуре саамские топонимы можно классифицировать на простые, суффиксальные и сложные. Некоторые синтаксические конструкции на апеллятивном уровне при образовании топонимов превращаются в сложные слова, то есть синтаксические конструкции различных типов на топонимическом уровне трансформируются в сложные слова. К таким конструкциям относятся словосочетания с отглагольным именем, именем прилагательным, числительным (Kert 1991).

Структура топонимов сельских поселений соответствует общим закономерностям, присущим структуре саамской топонимии Кольского полуострова. Различия, в известной степени, наблюдаются в выборе лексики.

Материалом для анализа сельской топонимии послужил фундаментальный «Словарь колтских и кольских саамов» Тойво Итконена (Itkonen 1958). В «Словаре» представлен также довольно полный список саамских топонимов Кольского полуострова. Важно отметить, что в нем зафиксированы названия давно исчезнувших саамских погостов. Как стипендиат Финно-угорского общества Т. Итконен в 1914 году длительное время собирал материал по саамским диалектам Кольского полуострова. Использованы были также материалы «Географического словаря Кольского полуострова» Т. I. под редакцией проф. Вощинина (Geografitsheskij slovar 1939).

Процесс возникновения топонимии, точнее включения нового топонима в сложившуюся топонимическую систему, совершается по универсальным законам как с точки зрения структуры топонима, так и семантики его компонентов (значимостных и потерявших внутреннюю форму). Названия вновь возникающих населенных пунктов «встраиваются» в топонимическую систему также в соответствии с рельефом местности и другими экстралингвистическими факторами. Цепочка наращивания компонентов топонимов в систему топонимии следующая: существует, например, географический объект «река» с названием Arsjogk (ars + jogk река). На реке устанавливается летнее становище, которое называется Arsjogksijjt (ars’+jogk+sijjt). Атрибут – arsjogk, детерминант – sijjt. По мере необходимости цепочка наращивания топонима может продолжаться. В саамской топонимии нередко встречаются топонимы с четырьмя компонентами.

Топонимия сельских поселений имеет некоторую специфику по сравнению с другими видами объектов. Во-первых, топонимия саамских сельских поселений составляет существенно малую часть от общего массива топонимии Кольского полуострова. Во-вторых, строгая функциональная предназначенность именуемых объектов в известной мере ограничивает разнообразие структуры топонимов. В-третьих, суффиксальный способ образования топонимов в саамском языке представлен очень слабо. Адъективные конструкции, а также словосочетания с отглагольными именами при образовании топонимии сельских поселений не употребляются. Все это предопределило наличие двух типов топонимов в сельской топонимии: простые и сложные топонимы.

Простые. К простым топонимам относятся: 1) апеллятивы, у которых четко сохранилось значение, например: Keunges (keunges водопад), Lavna (lavvn торф), Nisk (nissk начало водопада, реки из озера), 2) собственные имена Eina (ср. собств. имя Eina), 3) слова, которые можно этимологизировать с некоторой достоверностью, например: Juonni (ср.juonni полоса), Orre (ср. orre находиться), 4) слова, потерявшие лексическое значение: Nellim.

Сложные. Сложные топонимы распределяются на двухкомпонентные и трехкомпонентные. Двухкомпонентные: Joll-sijjt, Lumbes-sijjt, Kordeg-sijjt, Njavv-sijjt, Nurt-sijjt. Некоторые из этих топонимов подверглись эллипсу, непример Kordeg-sijjt из Kordeg-jogk-sijjt. Трехкомпонентные: Ars-jgk-sijjt, Erre-jauras-sijjt, Pakke-suarv-sijjt, Ponje-tierrm-sijjt, Ruvd-maenne-sijjt, Tsirt-paka-sijjt.

Лексика компонентов топонимов. Поскольку саамские поселения располагались преимущественно на реках и озерах, в названиях сельских поселений употребляется, как правило, апеллятивы, обозначающие типы водных объектов. Лексемы, естественно, входят в состав атрибутов, поскольку детерминант в сложных топонимах всегда один – sijjt. Наиболее известные имена могут подвергаться эллипсу. (см. выше пункт 1).

Приведем некоторые наиболее встречающиеся классы лексем. Гидронимная лексика: jogk река, jaur озеро, jauras озерко, lumbes проточное озеро, n’avv быстрое течение, keunges водопад и др. Элементы рельефа: muottk перешеек, tierrm горушка, suelo остров. Флора, фауна: piets сосна, suerrv сухая сосна, pah’k’e кап, нарост на дереве, lavvn торф, kuoll рыба, pienne собака, raud голец, vales кит, err водяной червь, cuenn гусь. В качестве мотивирующих название лексем встречаются: joll круглый, pijj высокий, nurrht восток, vuerjal запад, n’oll маленький амбар, kuedt вежа (саамское жилище). Несомненно связано с верованиями слово tsoart черт. Значительное число лексем являются субстратными или их этимология недостаточно убедительна.

Адаптация саамской топонимии русским языком. Топонимия сельских поселений в силу своей специфики имеет наибольшую социальную значимость по сравнению с другими семантическими классами топонимии. Именно поэтому она при взаимодействии разноязычных топонимических систем наиболее интенсивно подвергается адаптации заимствующими языками.

Русские интенсивно начали осваивать Кольский полуостров в период XIII-XVII вв. Конечно, адаптировались русским языком названия наиболее крупных поселений — погостов. Названия летних поселений заимствовались реже, поскольку сезонное кочевание являлось фактом внутренней жизни саамов и не затрагивало интересов русских. При исследовании процесса освоения саамской топонимии русским языком следует подчеркнуть принципиальное отличие между русской и саамской топонимией. В русской топонимии номенклатурный термин, обозначающий объект, не входит в состав топонима, например: озеро Гусиное (в Забайкалье). В саамском языке, как и во всех финно-угорских языках номенклатурный термин входит в структуру топонима, например Tshuenn-javvr (буквально “гусь-озеро”).

В результате процесса освоения саамской топонимии русским языком сложилось разнообразие типов русской топонимии, обусловленное конкретно-историческими контактами саамов и русских. Наиболее распространенным способом освоения саамской топонимии является принятие звукового облика иноязычного слова. В данном случае принимающий не знает значения данного слова, так как оно ему и не нужно: основная функция слова – идентификация объекта в пространстве, то есть адресная, например: Лавна (ср. lavvn), Кола (ср. kuoll), Мотка (ср. muettk), Ровденга (ср.ruvvd). Иноязычные слова оформляются в соответствии с фонетикой и словообразовательными моделями русского языка: Норенский погост (ср. norres), Печенгский погост (ср. peats), Понойский погост (ср. pienne) и т. д. Довольно широко распространены в северно-русской топонимии так называемые полукальки, когда в топониме переводится только номенклатурный термин, обозначающий вид объекта: Паз-река, Пул-озеро, Нот-озеро и др. В представленных материалах встречается только один случай перевода саамского названия на русский: Nissk Зашеек. В финно-угорской топонимии нередки случаи, когда названия частей тела человека используются в переносном значении для именования географических объектов. В топониме, где четко сохраняется значение апеллятива, в русском варианте названия дается либо перевод, либо звуковой облик слова. Там же, где значение лежащего в основе топонима слова не сохранилось (субстрат), употребляется звуковой облик слова. Как пример адаптации, приближенной к ложной этимологии, можно привести заимствованное название поселения Соловарака из Suelo-jaur-sijjt (ср. suelo остров). На Севере — недостатка соли работали солеварни, где вываривали соль. Саамское слово suelo у русских ассоциировалось как “соль”, a vaara как “варить”.

Особо следует выделить тип как бы параллельного именования объектов саамами и русскими. Освоение русскими территории Кольского полуострова шло неравномерно. Там, где культурно-экономические связи (браки, товарообмен и пр.) были тесными, что, естественно, способствовало усвоению языков взаимодействующих народов, превалировали при адаптации либо перевод, либо усвоение звукового облика слова. В тех случаях, когда русские и саамы действовали обособленно, русские именовали объект по-своему. Так, саамское поселение Keunges русские в связи с постройкой церкви (проходило обращение саамов в православную веру) называли Борис-Глеб. Приведем еще примеры автономного именования: Arsjogksijjt – Дальний Семиостровский погост, Kordegsijjt – Вороньинский погост. Загадкой для исследователя представляет саамское название Jofkui, Jovk и русское Иоканьга. В топониме Иоканьга четко просматривается саамское jogk река и топонимообразующий аффикс -ньга.

Уместно здесь будет сказать, что в официальных русских документах различались: “Лопь Кончанская”, “Лопь Терская”, “Лопь Лешая” или “Дикая” (Geografitsheskij slovar, 55-56).

Первые сведения о контактах саамов с русскими в русских исторических источниках начинаются с XIV в. Так, в завещании Лазаря Муромского основателя Муромского монастыря (был расположен на берегу Онежского озера в 25 километрах от Бесова Носа) утверждается: «А живущие тогда именовались около озера Онега “лопяне” и “самояд” – страшливые сыроядцы близ места сего живяху…» (Jagodkin 1918: 10). Кольский полуостров и его северный берег Мурман русским людям был известен еще в XIII в. «В договорных грамотах этого века, заключенных новгородцами с Тверскими князьями, среди новгородских “волостей” упоминается обыкновенно “Тре”, то есть Терский берег, и однажды упомянута Кола, правда в редакции несколько сомнительной (Заволоцье Коло Перемь Тре…)». Первые русские колонисты стали проникать на Кольский полуостров XIV-XVI вв. (Platonov 1923: 1). Именно, в этот период появляются первые упоминания о саамских погостах на Кольском полуострове: Ловозеро (1574 г.), Поной (1570 г.), Екостровский погост (1574 г.), Бабино (1608 г.), Еконгский погост – Иоканьга (1620 г.). В настоящее время в связи с огромными социально-экономическими и культурными изменениями в среде саамов Кольского полуострова некоторые топонимы перестали быть инструментом общественно-экономической жизни и превратились в культурно-исторические памятники.

 

Литература

География (1975) = География Мурманской области. Мурманск.
Географический словарь Кольского полуострова I. Под ред. проф. В. П. Вощинина. Ленинград, 1939.
Гурина, Н. Н. (1977) Новые исследования древней истории Кольского полуострова. In: Природа и хозяйство Севера. Вып. 6. Петрозаводск, pp. 3–14.
Itkonen, T. I. (1920) Lappalaisperaisia paikannimia suomenkielen alueella. In: Virittaja 24, pp. 1–11, 49–57.
Itkonen, T. I. (1948) Suomen lappalaiset vuoteen 1945. 1–2. WSOY, Porvoo.
Itkonen, T. I. (1958) Koltan- ja kuolanlapin sanakirja I–II. Lexica Societatis Fenno-Ugricae XV. Suomalais-ugrilainen Seura, Helsinki 1958.
Керт, Г. М. (1960) Некоторые саамские топонимические названия на территории Карельской АССР. In: Вопросы языкознания 1960/2, pp. 86–92.
Керт, Г. М. (1977) Характер топонимии юго-западного ареала Кольского полуострова. In: Etudes Finnо-Ougrienne 14, pp. 141–145.
Керт, Г. М. (1981) Субстратная топонимика Терского берега Кольского полуострова. In: Прибалтийско-финское языкознание. Ленинград, pp. 64–68.
Керт, Г. М. (1989) Проблемы саамской топонимии. In: Вопросы финно-угорской ономастики. Ижевск, pp. 82–93.
Керт, Г. М. (1991) Структурные типы саамской топонимии. In: Прибалтийско-финское языкознание. Петрозаводск, pp. 64–68.
Керт, Г. М. (1997) Саамские элементы в топонимии Карелии. In: Международная научная конференция по проблемам изучения, сохранения и актуализации народной культуры Русского Севера ”Рябининские чтения ’95”. Петрозаводск, pp. 195–200.
Керт, Г. М. (2001) Словарь лексики (компонентов) саамской топонимии Кольского полуострова. In: Материалы XXX межвуз. науч.-метод. конф. преподавателей и аспирантов. Вып. 27. Секция уралистики. Санкт-Петербург, pp. 19–27.
Керт, Г. М. (2002) Применение компьютерных технологий в исследовании топонимии (прибалтийско-финская, русская). Петрозаводск.
Korhonen, Mikko (1981) Johdatus lapin kielen historiaan. Helsinki.
Лескинен, В. Т. (1967) О некоторых саамских гидронимах Карелии. In: Прибалтийско-финское языкознание. Вопросы фонетики, грамматики и лексикологии. Ленинград, pp. 79–88.
Матвеев, А. К. (2001) Субстратная топонимия Русского Севера 1. Екатеринбург.
Платонов, С. Ф. (1923) Начало русских поселений на Мурмане. In: Производительные силы района Мурманской железной дороги. Петроград.
Вилкуна, Кустаа (1970) Функция древней лопарской деревни. In: Ежегодник Института по изучению СССР в Финляндии 19–20. Хельсинки, pp. 1–17.
Wiklund, K. B. (1896) Entwurf einer Urlappischen Lautlehre I. Einleitung, Quantitatsgesetze, Accent, Geschichte der hauptbetonten Vokale. In: MSFOu 10: 1, p. 10.
Ягодкин, Владимир (1918) Из прошлаго Олонецкого края 1. Обонежская пятина (IX и XV вв.).

Перечень названий саамских населенных пунктов

Ahkel-sijjt (GSKP c. 17, ahhk жена, баба) Бабинский погост, Бабино

Ars-jogk-sijjt лп (IKKS c.967, ср. arsted вешать; jogk река, sijjt погост) Варзинск

Eina п (IKKS с.968) Ейна

Eлkk-jaur-sijjt зп (IKKS c 968)

Erre-jauras-siijt бзп (IKKS c 969, err водяной червь)

Jokka-redt-sijjt бзп (IKKS c. 972, redt берег)

Joll-sijjt бзп (IKKS c.972, joll круглый)

Jofkui-sijjt п (IKKS c.972) Иоканьга

Tallv-Jofkui зп (IKKS c.973 tallv зима)

Juonni п (IKKS c.973 juonni полоса) Ена

Keunges п (IKKS c.977, keunges водопад) Борис-Глеб

Kuottem-jaur-sijjt зп (IKKS c.978 koatt избушка)

Kiлt-sijjt п (IKKS c.979) Кильдинский погост

Kintus п (IKKS c.979, kintus кентище) Каменский погост

Pijje-kintus зп (IKKS c.979, paj верхний, высокий)

Kolmа-jaur-sijjt бзп (IKKS c.981, kolmo три) Колмо озеро

Kolm-porrt-sijjt бзп (IKKS c.981, ср. perrt изба)

Kordeg-sijjt п (IKKS c. 982) Вороньинский погост

Kuoll-jegge-sijjt бзп (IKKS c.984, kull, kuell рыба)

Kuelnegk-лann (IKKS c.984) г. Кола

Lavna п (IKKS c.987, lavvn торф) погост Лавна

Lej-jaur-sijjt п (IKKS c.987) Лявозерский погост

Lumbes-sijjt зп (IKKS c.988, lumbes проточное озеро) Лумбовский погост

Luj-jaur-sijjt п (IKKS c.989) Ловозерский погост

Maaselg-sijjt п (IKKS c.992) Масельгский погост

Menehkes-johk-sijjt бп (IKKS c. 992)

Mualk-jaur-sijjt бзп (IKKS с.993, mualhk поворот, изгиб)

Muetk-sijjt п (IKKS c 994, muettk перешеек) Мотка

Norres бзп (IKKS c.995,) Норенский погост

Nurt-sijjt п (IKKS c. 996, (nurrt восток) Семиостровский погост

N’audem-sijjt п (IKKS c. 997) Нявдема

N’оll-jegge-sijjt бзп (IKKS c.997, n’oll маленький амбар)

Nellim п (IKKS c.998)

Nisk п (IKKS c. 998, nissk начало водопада, реки из озера) Зашеек

N’avv-sijjt = N’avvk п (IKKS c.997, n’avv быстрина, быстрое течение) Нива

Nueht-jaur-sijjt зп (IKKS c.999) Нотозерский погост

Nurht-sijjt п (GSKP 90, nurrht восток, восточный) Семиостровский погост

Orre k (IKKS c.1000, ср.orre находиться) Урск

Pakke-suarv-sijjt бзп (IKKS c.1001, pahke кап, нарост на дереве, suerrv сухая сосна)

Pahccja-sijjt п (IKKS c.1003) погост Пазрека

Peatsam-sijjt п (IKKS с 1003, piets сосна) Печенгский погост

Pienne п (IKKS c.1004, pienne собака) Понойский погост

Ponje-tierrm-sijjt бзп (IKKS c.1006, ponnje скручивать, tierrm горушка)

Pul-javvr-sijjt п (IKKS c.1007) погост Пулозеро

Raud-jaura-sijjt п (IKKS c.1009, raud голец)

Ristottem-sijjt бзп (IKKS c.1010, risst крест)

Ruvd-maenne-sijjt бзп (IKKS c.1012, ruvvd’ железо) ср. река Ровденга

Serves-sijjt п (IKKS c.1014, serrv хирвас) Гирвас село

Sijjt-javre-sijjt бзп (IKKS с.1015)

Siurez-var’r’-sijjt бп (IKKS c.1016, varr’r’ гора)

Soangas-sijjt п (IKKS c.1016) Шонгуй село

Sosnofka-sijjt п (IKKS c.1017) Сосновка

Suelo-jaur-sijjt п (IKKS c.1018, suelo остров) погост Соловарака

Suennjel-sijjt п (IKKS c.1018) Сонгельский погост

Tallv-jofkui-sijjt зп (IKKS c.1020, tallv зима)

Tarj-sijjt п (IKKS c.1021) Терский берег

Treffan-sijjt п (IKKS c.1022, Treffan Трифон)

Tsirt-paka-sijjt бзп (IKKS c.1024, tsoart черт, paka горушка)

Tsuhk-suel-sijjt (GSKP c.32 tsuhk ящик) Eкостровский погост

Tsudz-jaur-sijjt п (IKKS c. 1028) Чудзозеро

Tsuenni-jogk-sijjt п (IKKS c.1029, tsuenn гусь)

Tsuohpam-sijjt п (IKKS c.1029, tcuohpe резать, рубить)

Vales-sijjt п (IKKS c.1032, vales кит)

Viersij-sijjt бп (IKKS с 1035) Варзуга

Vuamm-sijjt п (IKKS c.1035, vuamm старый) бывш. Норенский погост

Vuerjel-sijjt п (IKKS c.995, vuerjal запад)

Сокращения
бзп – бывший зимний погост, бп — бывший погост, зп — зимний погост, лп — летний погост, п — погост.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Саамские словариЛовозерьеСа̄мь Е̄ммьнеФорум народа саамиКольское саамское радио

 
  Участник рейтинга лучших сайтов
© Saami.su, 2007-2017
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна