РОССИЙСКИЕ СААМИ

Саамы Кольского полуострова

Russian English Finnish German Norwegian Swedish

Меткие выражения и поговорки

Выборочно

Фото

Видео

Книга

Н.Н. Харузинъ ОЧЕРКЪ ИСТОРIИ РАЗВИТIЯ ЖИЛИЩА у ФИН...
Н.Н. Харузинъ ОЧЕРКЪ ИСТОРIИ РАЗВИТIЯ ЖИЛИЩА у ФИННОВЪ

Н.Н. Харузинъ
ТОРIИ РАЗВИТIЯ ЖИЛИЩА у ФИННОВЪ с 6-ю таблицами рисунковъ
sp;... ]

 

QR-код страницы

QR-Code

Чарнолуский В.В. ЗАМЕТКИ О ПАСТЬБЕ И ОРГАНИЗАЦИИ СТАДА У ЛОПАРЕЙ //Кольский сборник, ЛЕНИНГРАД - ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК - 1930.

Пастушество у лопарей, как и вообще у всякого народа, занимающегося скотоводством, всецело покоится на биологических особенностях пасомого животного, в данном случае оленя. Особенности питания его, распределение кормов, появление в разные времена года вредителей оленя, каковы: комары, оводы, мошкара, а также распространение болезнетворных микроорганизмов по лицу тундры, затем появление хищников, особенно опасных для оленя - волка, медведя, россомахи и других - наконец, самое распределение водоемов, излюбленных мест обитания оленя, пастбищ, пригодных для выпаса, и мест, которые олень избегает по неизвестным причинам - все это факторы, с которыми должен считаться пастух-оленевод.

Лопари с этим не только считаются, но и хорошо это знают; отдельные же выдающиеся лица путем наблюдений в буквальном смысле слова изучают это в каждый час своей жизни и обобщают их в целый ряд своеобразных выводов, с которыми, живя среди лопарей, нельзя подчас не согласиться. В области естествознания, как науки, заключения "знатких" лопарей забавны, но в этнографическом отношении безусловно интересны Наблюдениями лопарей над погодой и географическими явлениями в тундре можно, пожалуй, пользоваться и для научных работ. Наблюдения же их над жизнью некоторых животных, в частности, над жизнью и привычками дикого и домашнего оленя, настолько ценны, что их можно с большей или меньшей смелостью излагать как материал, заслуживающий безусловного внимания. В рассчете, что люди, знакомые с предметом, сумеют отделить в иных местах зерна истины от мифа, предлагаемый ниже материал излагается, по возможности, ближе к тому, что и как сообщалось самими лопарями, в дополнение или разъяснение личных наблюдений.

О породе оленей. Олень в быту лопаря - все: и пища, и средстве передвижения, и источник побочных заработков; вследствие чего без преувеличения можно сказать, что весь бюджет лопаря среднего достатка обеспечен оленем. Он же является живым запасом меховой одежды иобуви; иногда части его организма являются лечебными средствами. Он же служит материалом для некоторых изделий из рога и кости и, наконец, средством для умилостивления божества и хранителем человеческого счастья. Лопарь, у которого нет ни одного оленя, - бесталанный человек. Такова роль лопарской породы оленей, которую лопари резко отличают от иных пород. Своего оленя они высоко ценят и описывают приблизительно так: "постановный", тело и шея длинные, ноги тонкие и высокие, зад круглый; мех гладкий, не мохнатый, "красной" масти, т. е. светло-коричневого оттенка, приблизительно цвета венецианской краски, либо серый, и, наконец, белый и "красно"-черный; именно эти масти очень ценятся, когда животные покупаются "живком".

(Фиг. 1; 116 Kb)
"Лопский олень истинно дикарского роду". Ход у него быстрый в работе горяч и потому летом возить сани по земле не может. От своей породы лопари отличают, не говоря о самоедской, - карельских оленей "масти они той же, но немного повыше будут", тело же короче, зад как бы обрублен, а колени задних ног несколько отстоят назад.

Лопарские стада теперь почти на одну пятую часть состоят из самоедской породы оленей черной масти и, в гораздо большей пропорции, из смешанной породы самоедских и лопарских оленей. Один хозяин рассказывал, что при случке в течение трех лет подряд самца самоедской породы и самки лопарской - два теленка родятся более похожие на мать и один на отца; в подтверждение этого он привел несколько, случаев. По мнению другого пастуха, от смешения происходят пегие телята, в общем более похожие на отца.

Своего оленя лопари не считают менее ручным, нежели оленя самоедской породы, но не без гордости говорят они: "нашему оленю нужна вольная жизнь"; они убеждены, что их олень от человека и от хозяина не уйдет, даже если потеряется; все равно, пройдет ли год или два, но он вернется в свое или чужое стадо и, если бы все люди были честны, олени у лопарей не пропадали бы. Об оленях не своей породы лопари говорят в том духе, что они не имеют своей физиономии или индивидуальности. Считают, что пришлые оленеводы обращаются с оленем, по русскому выражению, как с бессловесной скотиной. Подобного отношения к оленю люди старого лопарского поколения не позволяют себе - некоторые из них разговаривают с оленями, "советуются" с ними, любят их, как родных. Основная оленеводческая заповедь лопаря - доставлять оленю максимум благоприятных условий для его существования, для отдыха после зимних работ, для откорма и нагуливания жира.

(Фиг. 2; 45 Kb)
Лопари убеждены, что лучше всего олень достигает этого в естественной обстановке, в тундре, без вмешательства человека. По преданию, в старину пастух особого оленьего божества запрещал пастьбу летом, чтобы не стеснять оленью "вольность". Повидимому, заветы старины перешли в современную лопарскую систему пастушества, и лопари не столько пасут, сколько охраняют своего кормильца от вредителей.
Эта особенность лопарского оленеводства сохранила в образе жизни их домашнего животного многие самобытные черты; у самоедских и ижемских оленей они в значительной степени стерты более развитым пастушеским режимом.

Образ жизни домашнего оленя по сезонам. Схематически его можно представить в следующем виде.

1. Период весеннего тяготения к северу начинается в марте, когда важенки, заметно отяжелевшие от стельности, т. е. беременности, приобретая тяготение к северу, выходят из лесов. Около начала апреля оленей уже невозможно удержать внутри полуострова, так как они стремятся к берегам моря. Тут важенки несколько обособляются от остального стада и ходят отдельно, у берега.

2. Период отела. Около 20 мая начинается отел; в это время важенки уединяются; они выбирают сухие места, около которых держатся, пока не окрепнет теленок. Олени самцы пасутся в стороне самостоятельно. Дня через 3-4 важенка с теленком отходит от места отела и довольно долго пасется одна. После этого лопари не считают нужным оберегать оленя, тем более, что волк и медведи держатся в это время в лесах.

3. Период летнего или комарного времени. Летом, в самое жаркое время года, т. е. около середины июня и июля, олени пасутся у берега моря, почти у самой воды. Очень часто они забираются на подводные камни, обнажившиеся во время отлива и не покидают их до тех пор, пока не придет приливная волна; тогда они поневоле покидают воду. В глубине Кольского п-ова олени уходят в горы и пасутся в наиболее высоких местах, где веют прохладные ветры, разгоняющие тучи комаров. Случается, что олени, одолеваемые насекомыми, прибегают из тундры к жилью лопарей, к заранее устроенным дымокурам.

4. Период предъосеннего выпаса. Около 1 августа, когда ветры меняются, как замечают лопари, и вообще наступает похолодание, олени уже редко встречаются у берегов моря; они отходят километров на 45-60 вглубь тундры.1 В период от конца июня и до выпада снега олени больше всего откармливаются и жиреют. В это время важенки уже пасутся вместе с остальными оленями; впрочем, можно встретить и одиночку, разыскивающую своего потерявшегося теленка, как это пришлось наблюдать 27 авг. 1927 г. у оз. Низявр.

5. Период спаривания. В начале или середине сентября самцы-производители - хирваса, или шардуны - отбивают друг у друга самок и "держат" их около себя по 15, 25-30 штук. Холощеные быки пасутся близ тех мест, где идет спаривание. Происходит оно в особых, известных лопарям местах.


1 Быть может, этим можно объяснить то обстоятельство, что Оттар, норвежский мореход и оленевод, в конце IX в. обогнувший Мурманский и часть Терского берега, нигде не упоминает об оленях у трефиннов, т. е. лопарей. Известно, что, август и сентябрь-месяцы наиболее благоприятные для мореходства в Ледовитом море.

 


6. Период остаднения и движения в лесотундру. После 15 октября погода опять меняется; производители прекращают "орхать", (т. е. гоняться за самками, издавая особый звук), уходят от всей массы оленей в сторону и пасутся в одиночестве. Остальные же, под предводительством особых важенок, r'awn'mann' alt, собираются по группам в 15-25 и более голов и, придерживаясь южного направления, движутся в лесотундру. Иногда они собираются группами в большие объединения, а затем опять расходятся. Подобными случаями пользуются лопари, покидают погосты и приезжают или приходят в тундру "имать", т. е. ловить и собирать оленей в стада. Таков осенний период в жизни оленя.

7. Период предзимнего выпаса начинается уже в снежное время года, когда особенно опасны россомаха и еще не залегший в берлогу медведь. Этот период в жизни оленя проходит под охраной пастухов в полосе лесотундры.

8. Период зимнего выпаса начинается около декабря, когда из лесов на тундру выходит волк; еще поздней осенью он причиняет немало вреда стадам. Ввиду этого, лопари загоняют оленей в лес, где они находят отличные ягельники и сравнительный покой.

Как видим, в образе жизни оленей намечается несколько совершенно ясно выраженных сезонов. Сведения о них были получены и от западных и от восточных лопарей, следовательно, образ жизни оленя одинаков для всего края, 1что имеет свои основания в сравнительно однородном ландшафте северной части Кольского п-ова.

Единообразию в образе жизни оленя соответствует и единство пастушеской системы лопарей, по каждому из районов имеющей свои особенности, которые в порядке дальнейшего изложения будут отмечаться.

Номадизм лопарей. В основе системы распределения выпаса оленей лежит, помимо особенностей в образе жизни оленя, еще и номадизм лопарей, номадизм, обусловленный географическими и биогеографическими факторами края. В этом отношении северному оленю (как зоологическому виду) и нескольким видам промышляемых лопарями рыб принадлежит особая роль. Поскольку, как было указано выше, домашний олень - так же, как и дикий, - в пределах Кольского п-ова находится в беспрерывном движении с юга на север и обратно, то и лопари, в целях охраны оленя, вынуждены передвигаться в тех же направлениях.


1 Впрочем, следует оговориться, что югозападная часть полуострова, наиболее удаленная от океана, изобилующая крупными озерами, лесами и сравнительно высокими горами, чего нет на востоке, вероятно, представит некоторые отклонения от приложенной схемы. Примеры тому имеются в лице лесных самоедов, обитающих у оз. Варш, между Обью и Тазом, или у некоторых остяков, а также у "лесных лопарей", олень, которых зимой пасется в лесах, а летом в горах. (К а с т р е н, Вестн. И. Р. Г. О-ва, 1854 ч. 17, стр. 304).


Однако, предвижение это не носит вполне пассивного характера. Получая значительную часть средств к существованию от рыбной ловли, лопари невольно считаются с миграцией промышляемых видов и сообразуют с нею свои передвижения. В силу этого лопарям приходится, по возможности, приспосабливать к своим нуждам кочевки оленей, благодаря чему они приобретают несколько иной характер, нежели в естественных условиях. Здесь уместно отметить, что одним из крупнейших завоеваний лопаря-охотника на пути приручения оленя было именно это отучение его от естественных путей передвижения. Вмешательство оказалось настолько глубоким, что, как отмечает Келлер, "время размножения изменилось, рога сбрасываются позже и склонность к странствованию усилилась". 1
Схема выпаса. Зимний период. Обзор общей схемы выпаса удобнее начать с зимнего периода (8-го сезона в жизни оленя), когда лопари всех погостов пасут своих оленей на пастбищах, расположенных вокруг зимних мест обитания, находящихся в общественном владении. В Семи-острове они расположены вокруг погоста, в Иоканге и Мотовском погосте километрах в 30-45. Когда ягельники оказываются вытоптанными, т. е. ягель уже достаточно использован или погублен слишком долгой или неумелой пастьбой, тогда занимаются новые ягельные пространства. Иногда случается, что поближе к ним переносится и самое зимнее сельбище. Характерно, что на зимний выпас лопари не доверяют своих оленей никому и везде пасут их сами. В данном случае сказывается и необходимость в олене, как в рабочем животном, и недоверие к чужим иноплеменным пастухам, которые покражу оленя без труда могут объяснить гибелью от волка. Очень возможно, что и религиозный момент имеет свое значение, так как, по древним убеждениям, около 7 января злые духи имели особую силу, и только сами лопари могли оберегать от них своих оленей. В зимнее время лопари караулят стада по очереди, но некоторые общества около 20 января приглашают себе наемных пастухов из среды молодежи своего погоста, а сами уезжают на дровозаготовки у Мурманской ж. д., на извозные работы к Умбскому заводу или, позднее, на тюлений промысел по Терскому берегу.


1 К. Келлер. Естественная история домашних животных, стр. 220. Конец цитируемой фразы как будто противоречит всему излагаемому; повидимому, К. Келлер в своих сведениях о диком олене располагал данными лишь о так называемых "жилых" или "оседлых" оленях и выражение его "склонность к странствованию" следует понимать как потерю инстинкта к передвижениям общественно и исключительно по тропам. В книге моей "Материалы по быту лопарей" затронутый вопрос, а также основы номадизма лопарей излагаются детальнее.


Вся механика зимнего выпаса сводится к тому, что лопари держат оленей между перелесками и загоняют их только в ягельные сосновые боры - "беломошники". Внимание пастухов обращено на правильное направление стада и охрану его от волка но, надо сказать, что в этом отношении дело обстоит неважно: ночью, когда волк более всего опасен, пастухи зачастую спят, остаются караулить лишь в тех случаях, когда заведомо можно ожидать посещения неприятного гостя. В конце концов, от волка больше охраняют оленей собаки; чуя приближение зверя, они начинают выть, пастухи просыпаются и стреляют в темноту. Вообще лопари суеверно боятся волка, в меньшей степени медведя и сравнительно очень мало охотятся на них, хотя казалось бы естественным уничтожать врагов своего стада; впрочем, есть счастливые исключения: некоторые лопари убивают их по несколько штук в год. Интересно отметить, что зимой оленьи стада очень часто сопровождаются стаями куропаток; лопари, обращая на это мое внимание, объясняли это тем, что после прохождения стада снег разрыт, почва обнажена, и птице легче добывать ягоды и другую пищу.

Весенний период. В период весеннего тяготения к северу (период 1) лопари все еще караулят оленей по очереди. С поворотом же важенок к местам отела, они меняют зимние лесные пастбища на тундровые, прибрежные и переезжают в летние погосты. Этот период в пастьбе оленей наиболее разнообразен. Так, мотовские лопари,в 2-3 дня дойдя до мест отела, распускают оленей "на волю", клеймление телят откладывают на осень, а сами переезжают в летний погост и приступают к лову морской рыбы. Также поступали прежде и кильдинские лопари; позднее отцы современного старшего поколения пасли своих оленей на о. Кильдине. Семиостровцы почти с первого момента движения оленей на север, следуют за ними, заходя сначала в места своего весеннего обитания на озерах, где живут недели по две, а затем в походных жилищах двигаясь за стадами к берегу моря. Передвигаются они очень медленно, делая остановки, чтобы не утомлять стельных маток. Весь период отела мужчины находятся при важенках. Что касается терских лопарей, т. е. тех, которые населяют погосты крайней восточной части Кольского п-ва-Каменский, Иокангский, Лумбовский и Сосновский, - то у них надзор за отелом организован своеобразно. В два-три дня оленье стадо перегоняется от зимних погостов в летние. Некоторое время олени пасутся у берега под наблюдением пастухов или очередных хозяев, но как только появляются первые признаки начала отела, стадо перегоняется в "кегоры", т. е. на пастбища, расположенные близ погоста. Здесь каждый хозяин берет своих оленей "на руки" и отводит на места отела; места эти должны быть сухими и находиться невдалеке от водопоя. Все внимание хозяина уделено только важенкам;
остальные олени, исключая так называемых "ручных", уже свободны от надзора человека. На местах отела заранее заготовляются камни, весом около пуда или полутора каждый, к камням привязываются хигны, т. е. веревки с особой оленьей уздой. Все это раскладывается на местах, предпочитаемых важенками. Пригнанные самки привязываются к хигнам и, следовательно, пасутся на привязи. Хозяин уже не отходит от них; многие тут же и живут, днем и ночью бдительно следя за ходом отела, помогая телящимся оленицам и ухаживая за ними. Каждый появляющийся теленок клеймится, а дней через 5-7 он, вместе с матерью, уже отпускается на волю. Если принять во внимание, что "отел на хигне" практикуется только у терских лопарей и что обычно важенка бросает теленка, раз только до него дотронулся человек, то приходится признать, что именно у терских лопарей приручение оленя, а, следовательно, и оленеводческая культура наиболее развита, по сравнению с другими лопарями, а может быть и с некоторыми другими оленеводческими народностями, так как об "отеле на хигне" от них мне лично не доводилось слышать.

Период отела, пожалуй, самый тяжелый сезон в трудовом году терского лопаря. Наиболее трудная часть работы заключается в том, что все важенки ежедневно переводятся на новые участки, для обеспечения свежим кормом.

Летний период. Как только последняя важенка с теленком отпущена на волю, так же как и все остальные, "ручных" оленей, работавших во время отела, лопари переправляют на острова, расположенные в море близ летних погостов. Здесь они оставляются вплоть до 1 августа. Таковы острова: Сосновец, "Три острова" у Поноя, Лумбовский, о-в Витте, Ноккуев, "Семь островов", Титовский. На первых пяти островах в самое жаркое время года (период 3) лопари и до сих пор ручных оленей пасут без всякого присмотра.

Осенний период. На лето лопари совершенно освобождаются от пастьбы оленей. Период в 2 - 3 недели, когда нет общения с оленями, лопари называют в шутку "лопским постом". В одних погостах он начинается с первых чисел мая, в других с середины июня и кончается в августе. В начале этого месяца лопари вновь "приступают к оленю". Выражается это по разному в каждом из лопарских обществ. Так, кильдинские лопари еще в июле берут ручных оленей из стада и на вьюках перевозят домашний скарб из летних мест обитания в осенние; семи-островцы около 1 августа забирают оленей с о-ва Ноккуева и с их помощью переходят на озера Енозеро, Низявр и Верхне-Иокангские, где занимаются рыболовством. Здесь ручных оленей не отпускают на волю, а перегоняют на острова озер, где они пасутся без присмотра пастухов; лишь по мере надобности берут их для работ. Около этого же
времени терские и мотовские лопари уходят с ручными оленями в тундру "охотиться на чопорок", т. е. на трехмесячных телят, так как именно в этом возрасте мех их особенно хорош для зимней одежды. Впрочем, некоторые лопари,главным образом,старики ходят на чопорок совсем без оленей, так как мясо оставляется в тундре, а легковесные шкурки уносят на себе. Во всех лопарских обществах, с помощью ручных же оленей, в тундре ловятся рабочие быки (кастрированные самцы) для предстоящего осенью, в октябре, "имания", т. е. собирания вольно пасущихся оленей в стада. Как только поймано достаточное количество быков, ручные олени отпускаются на свободу или, если стадо уже частично собрано, то остаются в нем, но в работу не идут.

Имание оленей у восточных лопарей. Имание оленей - целый период в жизни лопарей и притом очень трудный. Вот как протекает он у терских и семиостровских лопарей.

Приготовления к иманию начинаются месяца за полтора до отъезда мужчин в тундру. Помимо того, что ремонтируется все походное снаряжение, чем поглощены бывают и мужчины, и женщины, каждые в своей отрасли работ, в конце сентября молодежь отправляется в тундру за быками на которых будет совершен поход на имание. Имание быков заканчивается недели за 1'/2 до выезда. За это время односельчане группируются в две-три "команды", за несколько дней до отъезда разделяющиеся на две партии, следующих по разным маршрутам. Одни проходят через все ижемские чумы, имея общее направление к Ю, а в центре полуострова отклоняясь к 3; другая партия идет прямо от погоста у терских лопарей на 3, а у семиостровцев на В. В противоположность западным лопарям, восточные имают оленей, разъезжая по тундре на санях с начала и до конца имания, тогда как первые вначале ходят пешком, а позднее ездят в кережках. Самый процесс имания у восточных лопарей заключается в том, что они "кружат" по местам, где обычно держатся олени, причем "имальщики" совершают по тундре круги радиусом в несколько километров. Центром кругов являются "куоксы" (шалаши), которые через каждые один - два дня переставляются на новые места.

Кружение по тундре преследует цель найти группы пасущихся оленей, поймать хотя бы некоторых, по возможности сгрудить к ним остальных, слить их с уже выловленными оленями и, таким образом, составить или, как говорят, "сбить стадо". Наиболее длительно кружат в районах, прилегающих к особым местам лова, где оленей встречается больше всего. Посетив все наиболее излюбленные оленями возвышенности, лопари с пойманными животными собираются у оз. Кидеявр Нижнее.

Так как в сбитых стадах смешаны олени разных владельцев, разных команд и погостов, и гурты эти достигают двух, трех и более тысяч голов, то необходимо бывает произвести разделение их по принадлежности.
Озеро Киде, вытянутое с СЗ на ЮВ, представляет в этом отношении большие удобства. Оно имеет два зашейка, т. е. места впадения и истока реки, которые являются естественными преградами между гуртами оленей. Кроме того, и самый рельеф местности вокруг озера таков, что изолирует несколько площадок, удобных для так называемого "отбивания" (т. е. разделения) оленей. На указанные площадки пригоняются смешанные гурты, а стада владельцев располагаются километрах в 5 от озера. Отбивание своих оленей от гуртов производится каждым хозяином, членом семьи или работником последовательно в каждом из смешанных стад. Выловленные отводятся в свое стадо (фиг. 3; 178 Kb). Лопари, отправившиеся по чумам, "отбивают" оленей в стадах ижемцев; собранных гонят некоторое время с собой, а когда стадо достигает 200-300 голов, то, чтобы его не утомлять, его с одним из "имальщиков" отправляют в погост. 1


1 Здесь позволю себе небольшое отступление. Присутствуя на имании оленей в ижемских стадах, я лично удостоверился в справедливости нареканий, выдвигаемых лопарями против пришлых оленеводов. Я убедился, что с их стороны, по крайней мере некоторых, ведется планомерная борьба за оттеснение лопарей от их исконных пастбищ к лесам. Не взирая на запрещение пасти стада оленеводу одного селения в пятидесятиверстном районе другого селения, - ижемцы пасут оленей в трех-четырех верстах от Иокангского погоста, т. е. в "кегорах", в местах, где ягель особо охраняется лопарями для выпаса оленей, пригоняемых для отдыха перед или после работы. Та же картина у осенних мест обитаний семиостровских лопарей. Пришлось наблюдать, как один из ловозерских оленеводов и его батраки, не ожидая к себе лопарей, работали на их оленях. Осмотрев животных, я убедился, что у всех были сбиты плечи, или натерты ноги и вообще они имели худой и изможденный вид; потеряв осенний жир они на всю зиму вышли из строя. Один из оленеводов не досчитался 30 взрослых оленей, не говоря о телятах. Остальные потерпели в меньшей степени, но урон от "пропажи" на весь погост был значителен. Все эти обстоятельства служили в некоторых чумах причиной ссор, доходивших почти до драк. Года два тому назад дело дошло до кровопролития, к счастью, окончившегося благополучно. Если принять во внимание, что подобные насилия терпит, главным образом, беднота, имеющая по 15-30 оленей, то понятно, как велик ущерб, наносимый порчей даже одного оленя из 30. Понятна также и та ненависть со стороны лопарской бедноты к пришлецам, которую неправильно квалифицируют национальной враждой. Огульное обвинение всех ижемцев во враждебном отношении к своим соседям также несправедливо. Однако, в труде С. В. Керцелли "С кочевниками по большеземельской тундре" (Архангельск, 1911) есть несколько строк, указывающих, что у оленеводов печорского края, откуда пришли ижемцы, в обычае присваивать оленей, пасущихся без пастухов. Этим обычаем можно объяснить жалобы лопарей и русских на то, что по приходе ижемцев на Кольский п-ов вольнопасущиеся стада местных оленеводов начали уменьшаться. В настоящее время старожилы ижемцы отошли от упомянутого обычая и только несколько человек еще придерживаются его. Здесь интересно привести мнение постороннего и беспристрастного наблюдателя, высказанное одним из моих попутчиков на пароходе, человеком, видимо, хорошо знающим Мурманский край. Он пришел к убеждению, что ижемцы организованно и планомерно ведут борьбу с оленеводами лопарями и уже сейчас более или менее "держат их в руках", сокращая количество их стад по усмотрению, причем борьба ведется, главным образом, с крупнейшими лопарскими стадами. Но страдает больше всего беднота, которая относится к ижемцам крайне враждебно. Не имея соответствующих данных, я не могу вполне разделять подобную мысль, так как многое говорит за положительное влияние ижемского пастушества на лопарское; отношения же между большинством ижемцев и лопарями более или менее добрососедские, о чем можно судить хотя бы по наличию смешанных браков. Исключение составляет беднота, которая, и по моим наблюдениям, до сих пор не может примириться с отнятием у лопарей лучших пастбищ и с пропажами оленей. В западной части, куда ижемцы не проникали, "ижемского вопроса" не существует. Должен оговориться, что, употребляя слово ижемцы, я в данном случае понимаю под ними и самоедов, незначительная часть которых не только служит работниками у ижемцев, но имеет и свои стада.


Имание оленей у западных лопарей. Мотовские, а по некоторым сведениям и другие западные лопари, кроме ловозерских, "имают" оленей несколько иначе, а именно около 10 августа, выйдя в тундру с 1-2 оленями "под ташкой", т. е. под вьюками, они обходят всю "свою тундру" т. е. район, прилегающий к их озерам; всех оленей, попадающихся на пути, будь то свои или чужие, сгоняют в стада, которые и держат около походных жилищ. Так как за день работы ловцы устают, то ночью пойманных оленей не караулят, вследствие чего очень часто они разбредаются или уходят всем стадом куда-нибудь в сторону. Приходится их вновь искать, ловить и собирать. Когда животные перестанут разбредаться, и вообще в собранном стаде соберется достаточное количество лично принадлежащих имальщику рабочих оленей, один из компаньонов остается, а остальные (обычно на имание ходят 3-4 человека) отправляются домой, чтобы перекочевать с семьей из летнего места на первое осеннее рыболовное место. Но "имание" еще не кончено, оно длится около полутора месяцев, уже не в условиях походной жизни, а вокруг домов с более редкими выездами в тундру на розыски оставшихся оленей. Там опять ловят всех попадающихся оленей, и своих, и чужих. Позднее за оленей, принадлежащих иноплеменникам, будет получена плата, от 50 к. до 2 р. с головы, лопарские же олени будут обменены между хозяевами бесплатно. "Имание" продолжается вплоть до середины ноября. Ранней осенью, уже переехав на озера, мужчины, оставляя женщин дома, для промысла рыбы, сами выезжают группами в места, где олени любят пастись сравнительно большими скоплениями; гора Кучан принадлежит к числу таких мест. Позднее, соседи ездят друг к другу в стада, "отбивают" при хозяине из собранного им стада своих оленей. В знак уважения, некоторые приводят оленей из своего стада в стадо хозяина. Подобный обмен и вообще "отбивание" оленей всегда сопровождаются выпивкой.

Отбивание оленей в разных районах Кольского п-ова организовано не одинаково. У мотовских и нотозерских лопарей, "отбивающих" своих оленей на осенних местах "мотоков", оно происходит, так сказать, повсеместно, в районе каждого сельбища, у дома. Обычно стадо оленей отгоняют к одной стороне площадки; перед фронтом стада становятся женщины и дети, по краям более проворные подростки, а мужчины углубляются в гущу оленей и оттуда выгоняют нужных. Жена гостя стоит против стада, шагах в тридцати, перенимает перебегающего на ее сторону оленя и привязывает его к хигнам или саням (фиг. 4; 225 Kb). Если же олени заведомо "смирёны", то их оставляют на свободе. Постепенно образуется второе стадо, отделенное от первого как бы улицей, посреди которой стоят женщины. По окончании раздела, гость немедленно угоняет своих оленей домой. Так как у западных лопарей количество оленей на одного хозяина незначительно, то вся процедура длится не более трех-четырех часов.

В центральной части полуострова, где лопарские стада крупнее и к тому же смешиваются с большими стадами ижемцев, "отбивание" производится тем же способом, что и в западной части, но занимает несколько дней. Характерно, что каждый хозяин, отбивая своих оленей, помогает и своим компаньонам.

У терских лопарей отсутствует какой бы то ни было признак взаимопомощи. Каждый вылавливает только своих или порученных ему соседских оленей, за поимку которых будет получена плата по рублю с головы. Случайно пойманный чужой олень большей частью отпускается, даже без предупреждения о том хозяина. Самый процесс "отбивания" заключается в том, что лопарь с имальницей в руке ходит по стаду, "кружит" и высматривает своих оленей. Он узнает их по рогам, клеймам на ушах, по общему облику и масти. Наметив нужного оленя, он бросает имальницу, валит оленя на землю (фиг. 5; 65 Kb), связывает его хигной, т. е. особым оленьим обротьем, и отводит метров на 200-300 в сторону, где привязывает за длинный конец к обротью другого оленя. Таким образом, объединяется оленей 7-15-20-25. Выдержанные ночь на хигне вновь пойманные олени присоединяются к стаду уже отделенных от чужих стад оленей. Иные имальщики садятся на сани по двое; один правит оленями, другой ловит. Так как работа эта очень утомляет животных, то не все этим способом пользуются, хотя он и облегчает труд людей.
По времени этот пастушеский сезон лопарей соответствует 6-му и 7-му периодам в жизни оленя.

Что касается осенней и предзимней пастьбы, то у восточных лопарей она ничем не отличается от зимней, у западных же в это время пасут несколько иначе, о чем можно судить по описанию суточного выпаса.

Суточный выпас. Оставаясь единым по существу, в деталях он все же различен, почти по каждому из погостов - так (в Кильдине, Мотке и других местах регулярно 2 раза в сутки пастухи пригоняют оленей домой, где они отдыхают на особой площадке, называемой tura. (Фиг. 6; 51 Kb)Восточные лопари для этой цели ограничиваются переводом стада поближе к "куоксе"- подвижному жилищу лопарей, в котором пастухи живут во время пастьбы. Самые приемы выпаса, способ использования пастбищ и труд пастуха - очень несложны, но представляют известный интерес. Часа в два ночи пастух приготовляется к караулу стада, еще отдыхающего в это время у жилища.

Заметив, что несколько оленей поднялись, он берет особого "колоколового оленя" и негромкими криками будит остальных животных. Если приходится пасти стадо женщине, что бывает только у западных лопарей, то она обводит колоколового оленя вокруг отдыхающего стада и, таким образом, будит его. 1 Постепенно подымаясь, оно уходит за пастухом. На выпас стадо гонят по так называемой "стадной дороге". На каждом осеннем месте таких дорог несколько-первые пролагаются на В, затем по направлению к Ю и, наконец, на 3. В 3-4 или 5-7 км стадо останавливается на выпас и пасется вокруг колоколового оленя,привязанного за веревку к камню или к дереву.


1 Подобный прием мне довелось видеть только один раз. На вопрос мой, всегда ли так поступают женщины, я не получил определенного ответа.


Так как ночью ветер обычно отсутствует, то оленей держат на открытом месте, что они очень любят; при этом они постепенно приближаются к опушке леса, или к побережью озера, к ручью или речке; тут около 5-6 часов утра стадо ложится на отдых. Отдыхает и пастух, утомленный беготней или ездой вокруг стада, для сдерживания его от разбредания. Часов в 7-8, перед осенней зарей, олень пробуждается и кормится у опушки леса, в местах, обильных травой и грибами, до которых он очень падок. В погоне за грибами олени сильно разбредаются и доставляют не мало хлопот пастуху. Часам к 10-11 утра олень опять стремится к более высоким местам; если же тепло, то он просто уходит в тундру и там отдыхает часов до 2-3 дня. На это время отдыха западные лопари перегоняют стадо к жилью. Вольно-пасущийся олень после трех часов дня спускается в низменные места и ходит тут до 6-7 часов вечера, когда вновь ложится на отдых до 8-9 часов. Дальнейшая пастьба идет до 11-12 часов ночи, когда, будучи пригнан к жилью человека, олень в четвертый раз в сутки ложится на отдых. Таким образом, около жилья человека олень отдыхает два раза в сутки: от 11 до 2 часов ночи и от 11 до 2 часов дня. Пригон к жилью у лопарей не связан с водопоем, как это имеется в пастушестве рогатого скота или в оленеводстве ижемцев, которые заботятся о свежей питьевой воде для оленей. В это же время отдыхает и пастух. Такова картина суточного выпаса осенью. Кстати отмечу, что путешественники большею частью наблюдают мужчину именно в эти часы отдыха, иногда мешая ему отдыхать, и выносят неправильное суждение об исключительном бездельи мужчин оленеводов.

Пользование ягелем. Способу использования ягеля в оленеводческом быту лопарей придается большое значение; именно здесь лежит объяснение частых передвижений стада с одного участка на другой; в данном случае преследуется цель сохранить по возможности ягель от вытаптывания и от обгладывания его "до корней". Дело в том, что олень, кормясь, сощипывает только верхнюю часть лишайника, нижняя же часть с корешками остается ненарушенной; через 1-2 года объеденный кустик вновь восстановится, так как олень выбирает самый высокий ягель, а низкий обходит; таким образом,этот последний остается резервом для будущих лет (фиг. 7; 74 Kb). Копытами свободно пасущийся олень тоже мало вредит ягельникам, так как, переходя от одной хорошей подушки ягеля к другой, он передвигается медленно и не нарушает цельности ягельного покрова. Даже в сухую погоду, когда ягель хрупок, олени, пасущиеся разреженно, мало вредят ему. Приведенными соображениями лопари доказывают преимущества своей системы выпаса пред другими,
причем все неудачные попытки пасти иначе, по ижемски, объясняются стариками недовольством особого оленьего божества, охраняющего оленеводческие традиции лопарей.

Молодое поколение приводит другие соображения: неумение пасти стада летом, отсутствие у бедноты достаточного количества рабочих быков для работы на них летом и зимой, непосильные расходы по ремонту и постройке саней, сильно изнашивающихся летом, потеря рыбных промыслов и т. п.

Приемы использования ягеля, применяемые ижемцами, у лопарей и, между прочим, у самоедов, вызывают глубокое негодование - они обвиняются в скученной пастьбе, возможной исключительно с помощью собаки ("собакой держат стадо"), вследствие чего животные, находящиеся на периферии стада, кормятся достаточно хорошо, тогда как срединным не хватает корма; к тому же при этом способе стадо двигается плотной массой и сильно "вытаптывает ягель", т. е. сгрызает его ниже, чем следует, сильнее вытаптывает, вследствие чего при размягченной дождями почве ягель вминается в землю и погибает совершенно. В результате место, где паслось ижемское стадо, всегда можно узнать.

Один русский с терского берега употребил весьма меткое выражение: по его словам, "ижемцы пасут оленя, как корову". Не будучи вполне знаком с пастушествам зырян, все же думаю, что в словах мурманца есть доля истины - ведь ижемцы не так давно заимствовали оленеводство у самоедов и могли перенести способы выпаса коровы на оленя.

Площади выпаса. Что касается площади выпаса, то, как уже можно было догадаться, в разные сезоны года она не одинакова; точно также есть различия в количественных отношениях для каждого из погостов и, наконец, можно наметить границы распространения на пастбища родового признака или его пережитков, что накладывает на весь пастушеский уклад свой отпечаток. Здесь надо отметить, что говорить о родовых или фамильных пастбищных владениях можно только относительно осенних (у мотовских и кильдинских лопарей) и осенних и весенних пастбищ (у семиостровских и кильдинских лопарей), причем родовой признак простирается, повидимому, не столько на самые пастбища, как таковые, а скорее лишь косвенно, поскольку они расположены вокруг озер, находившихся в прежнее время в явно родовой собственности. Относительно зимних и летних пастбищ можно с определенностью сказать, что они находятся в общественном владении по каждому из погостов. У терских же лопарей все пастбища, без исключения, находятся в общественном владении.

Должен сознаться, что, говоря о праве владения на пастбище, испытываешь некоторое сомнение, которое, быть может, небесполезно высказать. Дело в том, что, беседуя с лопарями о пастбищных угодиях и границах между "владениями", я невольно обратил внимание на то, что центром тяжести, как мне показалось по крайней мере, является не столько чувство собственности на землю и желание закрепить ее определенными границами, сколько стремление к совершенно условному обозначению естественными признаками пределов некоторых участков земли (вообще земли, никому не принадлежащей), необходимому во избежание смешения стад. Это станет более понятным, если принять во внимание, что разбивание смешавшегося стада - труд немалый и нелегкий. К сожалению, я не мог подтвердить мое предположение на ряде конкретных наблюдений и потому не высказываюсь с определенностью; дальнейшее изложение буду продолжать в плане нашего понимания "земельного" дела.

На осенних местах западные лопари, более стесненные в пастбищах, довольно строго придерживаются смены в использовании выгонов. Более одного, в крайнем случае двух раз пасти стадо на одном месте не полагается; отступления делаются только для женщин. Строгого соблюдения границ не существует, но они известны, и пастухи по своей воле никогда их не нарушают. Угодья одной или двух сожительствующих семей расположены вокруг жилья. В течение всего периода жизни в данном осеннем месте они последовательно используются с В на 3. Площадь выпаса, включая и неудобные пастбища, т. е. избегаемые оленем, весьма незначительна.

Для весенних, летних и зимних пастбищ существуют определенные границы, в пределах которых лопари в настоящее время пользуются ягелем и соблюдают его сохранность. У западных лопарей - это государственная граница и различные географические (горы, озера, реки, Кольский залив и т. п.). У восточных лопарей, относительно летних пастбищ, подтверждением существования границ (обычно, правовых) может служить следующее. Лопари семиостровские выражают недовольство тем, что иокангские хозяева, выпуская оленей на левый берег Иоканги до Савихи, пользуются пастбищами не только своими, но и семиостровскими. Иоканчане всеми мерами противятся проникновению ижемцев в пределы береговой полосы от р. Западной до р. Иоканги.

На пастбища, расположенные во внутренних частях полуострова, т. е. на зимние пастбища, право собственности распространяется в меньшей степени, вследствие чего ижемцам, помимо их навыков в заселении земель, легче было проникнуть в зимние места обитания лопарей. Зимние пастбищные угодья лопарей занимают значительно большие пространства, чем фактически используются ежегодно. Один из терских лопарей объяснил, что пастбищами пользуются в зависимости от их состояния: когда ягельники достаточно использованы, лопари меняют места выпаса, на которых пасли лет 25-40 и переходят на свежие; покинутые же оставляются для восстановления. Точно таким же способом используются и охраняются весенние и летние пастбища. Например, в Иокангском погосте несколько десятилетий олени пасутся ("вольно") сначала за правым берегом р. Иоканги, потом за левым и т. д.

Таблица площадей выпаса (91 Kb). Чтобы дать хотя бы приблизительное представление о распределении площади выпаса по сезонам и по погостам, полезно привести соответствующую таблицу. Самою собою разумеется, цифры не вполне отвечают действительности; между тем, они представляют некоторый интерес, поскольку получены от лопарей или были отмечены лично на карте во время работы на местах. Только потому, что не скоро еще представится возможность произвести точные измерения хозяйственных угодий оленеводов, я считал возможным составить подобную таблицу. Она требует некоторых оговорок и примечаний, без которых может ввести в досадные заблуждения.

При чтении таблицы надо иметь в виду, во-первых, что площадь фактического выпаса вообще значительно меньше, по крайней мере на 1/3, так как значительная часть пространств занята озерами, лишена какой-бы то ни было съедобной для оленя растительности; некоторых мест олень вообще избегает, хотя бы и был для него пригодный корм; во-вторых, на некоторых пространствах (с. Поной, Лумбовский погост) пасут своих оленей ижемцы и самоеды с оленями Каменского погоста (всего около 12 000 оленей); затем, на левый берег р. Иоканги проникает ловозерский оленевод и пасет свое смешанное двухтысячное стадо вплоть до летнего погоста. Кроме того, вольнопасущиеся олени из русских селений пасутся по всей крайне-восточной части Кольского п-ова (входят в число 12000). Все это сокращает оленеплощадь по всем погостам. Точную цифру средней олене-площади указать пока невозможно. Вычисление средних величин по данным таблицы свидетельствует, что она лежит между 0.420 кв. км и 0.689 кв. км. Относительно мотовских лопарей заметим, что, за неимением для них данных Губстатбюро, они обозначены на основании устных показаний; что же касается площади выпаса, то в таблицу внесены только те пастбища, которые были определены на глаз - для осени, а для весны - по карте. Оленеплощадь этого погоста должна быть уменьшена для осени и зимы - угодья мотовских лопарей ягельниками небогаты.

Изгородь как средство выпаса. Помимо описанных приемов выпаса, у лопарей встречается и еще один, а именно-ограда. В разговорах с терчанами об оленеводстве и "старине" не раз доводилось слышать, что в глубокую старину, в так называемое "вежное время", т. е. когда лопари жили в подвижных вежах и явным образом кочевали, у них уже была изгородь. Строилась она невдалеке от стоянки, и в ней ходили олени под постоянным надзором хозяина, исключая то время, когда олени паслись вольно. Так как оленей в те времена было мало, 15-20 и не больше 40-45 на хозяина, то, переезжая каждый раз на новое место, не трудно было строить изгородь даже при частых переездах. На некоторых же осенних местах она стояла годами. 1
В настоящее время у лопарей встречаются две разновидности изгороди. Пересекая владения мотовского погоста, мне дважды встретилась деревянная изгородь. У зашейка оз. Кеттельявр, как объяснил мне возница, она осталась от фильманов, которые до революции пасли здесь свои стада. Более подробно я ознакомился с изгородью на осеннем месте семейства Агиевых у оз. Нялявр; здесь она пересекала наволок, на котором стояли тупы и вежи хозяев. Изгородь огораживала около пяти или шести гектаров и тянулась от сравнительно крутого склона холма к берегу озера. Между тем, место, где отдыхает стадо, будучи пригоняемо к дому, так наз. "тура", занимает не более 1 га.


1 По мнению лопарей, изгородь для домашнего оленя в древности возводилась с целью не распускать домашняго оленя, чтобы запахом своим (см. Брэм. Северный олень) он не отпугивал основное промысловое животное древних лопарей - дикаря. Возможно, что по той же причине не заводили больших стад домашних оленей.


Конструкция изгороди несложна и не отличается экономией в расходовании материала, но сберегает труд. Козлы состоят из трех недлинных (размеры колеблются от 11/2 до 2 м) жердей с развилками на верхних концах. Нижний не заострен и прямо ставится или слегка лишь вбивается в землю; поэтому жерди эти трудно назвать кольями, правильнее сказать стойки. Три стойки сцепляются развилами так, что козлы приобретают значительную устойчивость (фиг. 8; 5 Kb). На сцепление накладывается срубленное и не очищенное от веток дерево, которое собственно и является оградой (фиг. 9; 4 Kb). Подобные изгороди встречаются у лопарей мотовских, туломских, сонгельских; предполагаю, что они есть и у бабенских и бывших экостовских.

Другой вид изгороди, более современный и дорогой, был распространен на тундре у берегов моря, в летних ме-
стах обитания лопарей, т. е. на пастбищах летнего и предосеннего выпаса оленей. Возводилась она или между берегами наволоков (полуостровов), или между реками или от берега моря, углублялась в тундру и опять выходила к морю. Таким образом огораживались значительные участки земли. Строилась она из плавника, раскалываемого пополам; половины служили в качестве столбов, заострялись и вбивались в землю, или плотно обкладывались камнями. На колья натягивались в четыре ряда проволока или прибивались жерди. Подобного типа изгородь ныне построена у одного из туломских лопарей, но вообще она была распространена на востоке, а в так называемом Ляозерском погосте сохраняется и по сие время.

У лопарей изгородь по своему значению несколько отличается от обычного типа ограды у оседлых народов; тогда как у последних ее роль сводится к ограждению земельных участков от вторжения скота или к охране собственности, лопари в настоящее время применяют изгородь в качестве одного из средств выпаса оленей. Изгородь для охраны отдыха оленей возводится у осенних мест, а у одного из нотозерских лопарей - в его постоянном месте обитания. Пригоняемые на отдых стада находятся в пределах ограды, вокруг места обитания хозяина, на "туре". Изгородь строится для того, чтобы стадо, перед отдыхом или после него, не расходилось далеко и не разбегалось во время раздела стад ("отбивания"); кроме того, так как олень пуглив и порой всей массою срывается с места и убегает в тундру, то необходимо поставить ему препятствие; иначе снова придется тратить время на повторное имание оленей и терять часть заработка, о чем уже говорилось выше. "Тура" огораживается очень редко; еще реже, лишь в единичных случаях, место для доения олениц. Подобное применение изгороди заимствовано у фильманов.

К сожалению, для меня остались неизвестными хотя бы приблизительные данные о количестве оленей, выпасавшихся в той или иной изгороди. Таким образом, норма пастбищной площади в загороди остается неопределенной. Одно можно сказать-отведенный участок должен быть настолько велик, чтобы олени чувствовали себя свободно, а ягеля хватало лет на 5. В предзимний период, когда можно уже ездить на санях или кережках, олени освобождаются из неволи и "пасутся на руках".

Изгороди, как приему пастушества, лопари придавали особое значение; например, терские лопари, переживая в настоящее время оленеводческий кризис, в поисках выхода из него, поднимали вопрос о необходимости постройки изгороди, как последнего и верного средства к увеличению стад. Спасительные свойства ограды лопари объясняли тем, что изгородь охраняет оленей от хищников; отелившиеся важенки не теряют своих телят, как это часто случается при лопарской системе пастьбы; олени не выходят из лопарского стада и не попадают в другие, где их губят чужие хозяева; облегчаются наблюдение за оленями, надзор за оленекрадами, а также и труд пастуха; улучшается водопой оленей, вследствие чего они меньше страдают от болезней, возникающих от пользования плохой водой; к тому же выпас в изгороди не противоречит религиозным представлениям лопарей.

Однако, изгородь имеет и свои недостатки: хотя олень в ней питается лучше и быстрее нагуливает жир, чем вольное животное, но он сильно "скучает", становится вял на работе и, будто бы, скорее "спускает жир" и худеет зимой, "выходит сухой" как говорят лопари; кроме того, некоторые болезни оленей принимают повальный характер; был случай, что от одного оленя, заболевшего, повидимому, копытницей, заразились и все остальные; болезнь прекратили тем, что их распустили на волю. Так как ягель в ограде вытаптывается через несколько лет, то изгородь надо переносить на новое место, что требует больших расходов ввиду ее протяжения, достигающего не одного десятка километров.

В 1927 г. лопарями Иокангского и Семиостровского погостов была сделана попытка постройки изгороди в надежде, что она поднимет в несколько лет благосостояние этих погостов. Она должна была охватить большое пространство между реками Иокангой и Восточной Лицей; протяжение ее, за вычетом озер и рек, равнялось бы 100-170 км. Главным ее назначением должна была быть защита оленей от пропажи в чужих стадах. Соглашение между погостами было достигнуто, вычислена стоимость и даже найдена проволока, но оказалось, что на долю богатых оленеводов ложится, хотя и пропорциональная часть расходов, но непосильная для них по составу рабочих рук в семьях; нанимать же рабочих они не имели возможности. Прибегнуть к помощи кредита общество не решилось. По той же причине не была построена изгородь в погосте Лумбовском; здесь на владельца 150 оленей приходилась половина всех расходов и труда по постройке.

Несмотря на то, что изгородь еще бытует у лопарей, она уже теряет свое значение. Видоизменяется и лопарская система выпаса. Она сохраняется еще у западных (за Мурманской ж. д.), у семиостровских и иокангских лопарей и почти совершенно вымерла в остальных районах. Не взирая на отрицательное отношение к ижемской системе пастьбы, в последние годы появляется все большее тяготение к ней. Погосты Каменский, Сосновский, Ловозеро, Воронежский, Лумбовский уже частично или полностью перешли к более хозяйственному способу оленеводства. Пока дело ограничивается тем, что лопари отдают своих оленей ижемцам на время летнего выпаса. Эта измена традициям, под влиянием ижемцев, обходится лопарям дорого. Нет никакого сомнения, что мало-оленщики понесут, как и сейчас они несут, большие потери, и, быть может, вовсе лишатся если не оленей, то того, что называется стадом. Но есть уже несколько молодых людей, которые выучились пасти по новому. Это залог будущего. В общем же, надо надеяться, что исключительно бережное отношение лопарей к пастбищам, их восприимчивость к техническим и экономическим новшествам, в конце концов, в главной своей массе, дадут образцовые оленеводческие хозяйства, примеры каковых можно наблюдать и сейчас в погосте Ловозеро у Н. И. Юрьева и у других.

Вопрос об организации стада у лопарей. До сих пор речь шла об олене вообще и о согласовании его привычек с образом жизни и потребностями лопарей. Очень мало затрагивался вопрос об явлении, определяемом словом "стадо"-cigr,ciзe, т. е. естественное или искусственное объединение определенного вида животных. Скотовод по существу имеет дело именно со стадом. По отношению к нему он проявляет максимум творческой энергии. Культура скотовода проявляется в методах овладения массой животных и в способах эксплоатации стада и его составных единиц. По отношению же к каждой особи, у лопарей по крайней мере, заметно чувство некоторой беспомощности и даже покорности, что без сомнения зависит от особенностей их мировоззрения.

В биологическом, этнографическом, хозяйственном и статистическом отношениях "стадо" может пониматься различно. Различно понимает его и каждый народ. В свою очередь стадо домашних животных, смотря по тому, из каких животных оно состоит, какому народу принадлежит и какими методами он культивирует животное, также будет различно. И все-же, каково бы оно ни было, исследователь всегда усмотрит, что состав стада может быть разделен по возрастному, производственному и в некоторых случаях по религиозному признакам.

Олень животное стадное. Дикий северный олень, по рассказам лопарей, не встречается в количествах больших, чем 15-25 голов-очень редко 50 штук. Домашние олени, выпасаясь вольно, держатся несколько большими группами, по 40-50-60 голов. Осенью, при передвижениях к Ю, перед лицом географических препятствий, они скопляются еще большими массами. Подобную картину пришлось наблюдать на домашних лопарских оленях, когда они сгрудились перед обрывом, тянувшимся более километра с В на 3. Олени оставались перед ним неподвижно, пока задние, начавшие пастись, случайно не спустились в лог и не начали вновь обычное движение против ветра. Точно такую же картину можно найти в описаниях некоторых авторов, в частности у Ф. П. Врангеля.

Помимо чисто механических причин, объединяющих оленей, и в жизни, и в литературе встречаются отдельные черты, указывающие на существование общественных инстинктов у оленя. Можно отметить периоды остаднения оленей и периоды индивидуального существования (отчасти это уже было отмечено). В общественной жизни оленя наблюдаются случайного характера явления и повседневные. Некоторые из этих последних сохранил домашний олень лопарей. Выразителями или показателями общественных отношений, существующих в естественной обстановке в быту диких оленей, а также и домашних - являются отдельные особи. Лопари знают их и выделяют из общей массы стада особыми названиями, посвящениями богу, и определенными предметами или знаками.

Получить исчерпывающие сведения по этому вопросу не представляется возможным, так как лопари с крайней неохотой их сообщают. Некоторые же черты, в частности о типичных "оленьих личностях"- о так называемых вожаках, можно было почерпнуть.

Не останавливаясь подробно на этом вопросе, приведу довольно яркий пример из быта лопарей, который подтвердит сказанное. Пересчитывая оленей, лопари не прибегают к арифметическому счету, но, пользуясь моментом, когда все стадо лежит на отдыхе, они считают только вожаков, остальных же проверяют по памяти. Подобный подсчет по вожакам был наблюдаем в Мотовском погосте; у терских лопарей довелось присутствовать при том, как отец с сыном, встретившись после "имания", вдали от оленей, по вожакам пересчитали свое стадо в несколько сот голов. Отмечу кстати, что порядковый счет очень труден и применяется крайне редко.
Вожаки в среде оленей. Помимо рядовых вожаков, выделяются:
r'awn'mann' alt - особая оленья самка, особенно хорошо знающая тундру, умеющая находить лучшие ягельные места; она ведет стадо "куда память держит", ее роль в стаде - роль вожака. В зависимости от сборности стада, т. е. от принадлежности оленей нескольким хозяевам, таких вожаков женского пола может быть несколько. Очень часто можно видеть, как большое стадо, не разделяясь окончательно, расползается на 3-4 части - "лоскута", причем "душой общества" в каждой части является какая-нибудь оленица; при некотором навыке, ее не трудно узнать по внешнему впечатлению, получаемому от всего ее облика и поведения;
awt warruhte alt - оленица, выходящая из строя; она ложно отвлекает оленей и разбивает стадо;
awdus vikke - вожак "передовик"; наиболее точно было бы выражение "душа общества" быков, т. е. холощеных самцов в то время, когда мужская часть стада оленей пасется отдельно от женской;
salomah'te-шардуны, т. е. производители. Роль их осенью огромна, о чем уже сказано выше; после временного уединения они вновь возвращаются в стадо и ничем не отличаются по своему быту от остальных животных.

К истории возникновения стада у лопарей. По воспоминаниям терских лопарей известно, что не так еще давно (в середине XVII в.) 1 у каждого хозяина было по 15-20 оленей, т. е. количество, естественное для оленя. Это имело свои выгоды-олени одного хозяина по всей вероятности держались одной группой и, таким образом, "имать" их в тундре было нетрудно, и "отбивать" легко - Эта оленеводческая норма держалась у лопарей долго, до тех пор, пока в экономическом быту народа не произошел сдвиг, о котором необходимо сказать хотя бы вкратце.

В Лумбовском погосте 80-летний старик, ныне покойный Ефим Андреевич Данилов, и другие старики, говорили, что в "вежное время" т. е. когда они явно кочевали - "при Мироне", "после войны", лопари начали богатеть и держать больше оленей, чем до того. Полагаю, что период этот можно приурочить ко времени Петра I, деятельность которого оживила на некоторое время промышленность севера.

Дата представляет тот интерес, что в воспоминаниях сохранились черточки, сплетающиеся в канву для истории привыкания лопарей к большим оленьим стадам, которых до XVIII в. у них, повидимому, не было.

Со слов отца, тот же Данилов рассказывал, что в его погосте, еще в начале XIX в. жила некая вдова Маремьяна Денисова, у которой было 5000 оленей и даже больше. Ее второй муж всех олене "спустил", т. е. пропил и раздарил. Arvid Genetz, в 1876 г., т. е. уж значительно позднее, побывавший у терских лопарей, считает, что одном только Лумбовском погосте на 18 веж было более 5000 голов, а, по словам иокангского старика, судьи Понойского волостного суд; в 1870 г., во всей волости было 16 000 оленей. В настоящее время, по данным Мурманского статбюро, лопари на той же территории (без Каменского погоста) имеют 5373 голов. Для восточных лопарей роль толчка в развити оленеводства, несомненно, сыграл тюлений промысел в XVIII XIX вв. сильно возросший.

Еще "при Маремьяне" лопари терских погостов пасли своих олене) "уместно", причем не запрещалось брать в пищу не своих оленей, а соседских, даже не говоря об этом хозяину; в свою очередь последит сам мог взять оленя у своего кредитора. Если припомнить, что на бубнах лопарских шаманов есть особый знак дружбы между лопарями то подобное доверие друг к другу будет вполне понятно.1
Характерно, что знаменитая вдова, как рассказывают, не умела считать дальше 5000. Когда ее стадо достигло этой цифры, она сбилась со счета, перестала клеймить своих оленей и начала дарить их родственникам и более бедным соседям. Вскоре после смерти Маремьяны и спившегося второго мужа ее, лопари потеряли счет своих позаимствований. Возросшее количество оленей также было одной из причин путаницы. Начались "проказы" и резня оленей друг у друга "без порядку". Затем случилось так, что для крупной продажи какому-то купцу, лопари заимообразно перерезали оленей соседних погостов и продали их за своих; этому способствовал сам купец, спаивавший лопарей каждого погоста поочередно. В результате хозяева не могли разделаться с долгами, а во время спора в тундре произошло столкновение, надолго сохранившееся в памяти лопарей. После этого случая терчане, не прекращая отпускать оленей в тундру - "пастись вольно", разделили стада, и теперь каждое общество, начиная с осени, пасет свое стадо отдельно.

Сказанное свидетельствует, насколько слабо было развито чувство собственности по отношению к оленю. И до сих пор лопари, придерживающииеся своей "досельной веры", считают всех оленей принадлежащими как бы не им, а особому божеству. Подтверждением этому может служить знак в виде пятиконечной звезды, налагавшийся лопарями помимо личных клейм, на всех оленей, принадлежащих их племени. 2
Из сказанного можно заключить также, что у лопарей были некоторые чувство и сознание права собственности на оленя, но долгое время не было их по отношению к стаду.


1 J. Schaeffeгus, гл. XI, стр. 125,
2 В. Н. Харузин. Русские лопари, стр. 252.


 

Лопари могли владеть большим количеством оленей, но стадо, как хозяйственно-бытовое явление, появилось у них не так давно. Думается, что с этой оленеводческо-экономи-ческой молодостью лопарей необходимо считаться при оценке уровня их оленеводства.

Стадо у современных лопарей. Единоличные стада оленей у терских лопарей появились у отцов и дедов современного старшего поколения. Перед войной, по подсчетам иокангских лопарей, средний оленевод имел около 100 оленей, "стадчики" же по 300-500 голов и даже до 1500-2000. Они то и были организаторами собственнических более или менее хозяйственно-организованных стад. На организации стада, точнее на организации оленеводческого хозяйства в форме стада, необходимо остановиться подробнее.
Прежде всего нужно условиться, что понимать под организацией стада. Как отмечалось выше, в среде каждого объединения оленей, в особенности, если они уже привыкли друг к другу, существует своя общественно-биологическая организация. Она не проходит мимо внимания лопаря; он использует ее в своих интересах и до известной степени культивирует, преследуя определенные хозяйственные цели.

Однако, достигли ли лопари полного овладения своим домашним животным и существует ли у них какая-либо дифференциация стада и, если да, то каким запросам она отвечает и могут ли они регулировать состав, приплод и размеры его по своему усмотрению? В этом отношении важно ознакомиться с составом лопарского стада.

Номенклатура возрастов оленя. По возрастному признаку лопари устанавливают следующее разделение, в основу которого положено различие в качестве меха для молодых возрастов, а для старших пол и трудоспособность.

От 1 до 3 месяцев. Только что родившегося теленка, кончая третьим месяцем, называют viss'a-пыжик. Мех его отличается мягкостью; шкурки у совершенно темных и белых телят употребляются на шапки, на отделку частей одежды, детскую одежду и являются предметом сбыта; двухмесячного теленка иногда называют: piзim kaskej viss'a.

От 3 до 4 месяцев. В августе подросший пыжик называется чопоркой, cepir'k; в этом возрасте телята обладают полношерстным мехом, очень мягким и красивым, тем более у особей темной масти. "Чопорные" шкуры употребляются на пошивку зимней теплой одежды. Чопорок лопари не режут, а стреляют в тундре, для чего хозяева в августе отправляются на охоту. Мех чопорок очень ценится и служит предметом сбыта, причем в последнее время он начал проникать в города и носиться на так наз. оленьих пальто и куртках. У самоедов и ижемцев чопорки называются "неблюй".

На 6-м месяце у молодых особей женского пола мех отличается наибольшей полношерстностью; называются они лопанками - lixpfl' вплоть до годовалого возраста, т.е. до мая месяца следующего после рождения года.

От 1 г. до 2 лет особи мужккого пола носят название ioraj или урак, женского - вонделка или vin'l'.
От 2 до 3 лет самцы именуются vibar's' v, уброс или третьяк, они очень редко, но уже покрывают самок; в этом возрасте последние называются vin'l vaz, по русски важенка.

От 3 до 4 лет самцы называются salomah'te или шаломат, а важенки - porz'ampa vin'l' vaz.

От 4 до 5 лет, самцы -kandus, кондус, самки - murrnaj. Кондусов уже холостят. Остальные, т. е. старшие производители, называются s'ar'vas' - хирва-сами, причем самец, находящийся в состоянии яра, называется шардуном. Кастрированные самцы называются быками-jer'r'ike. 1
Состав стада и значение его в бюджете оленевода лопаря. Возрастной и половой состав стада весьма важны в оленеводческом хозяйстве, так как, при умелом комбинировании количеств тех или иных оленей, можно ускорять и увеличивать приплод стада или держать его на одном уровне с преобладанием, например, рабочих быков. Большой процент их в стаде открывает возможность оленеводу заниматься извозом или перейти к более интенсивной форме оленеводческого хозяйства, при которой выпас требует большей работы на оленях.

Изложенные соображения указывают на то, что при достаточном внимании к оленеводству, это хозяйство, по аналогии с обычными видами культурного скотоводческого хозяйства (молочное, племенное и т.п.) может быть гужевым и пассажирским (как, например, в Америке), племенным или молочным (как у скандинавских лопарей), поставляющим мясо и шкуры (ижемское хозяйство) и т. д.


1 Холощение производится двумя способами: вскрытием мошонки и туник, с последующим выдавливанием семенников или же раздроблением семенников зубами или двумя камнями. Последний способ выходит из употребления, так как считается менее совершенным. Холостят обычно осенью или в начале зимы (фиг. 10; 58 Kb).


Все это не бесполезно напомнить, потому что и у русских лопарей, правда, в весьма зачаточной форме, но все же имеются элементы для будущего нормального развития хозяйства.

Нижеприводимые сведения, полученные у терских лопарей, дают некоторую возможность судить, как далеко еще до нормального положения дела и что является тормазом для дальнейшего развития.

Лопари считают, что, имея стадо в 300 гол., уже можно обойтись без подсобных заработков. Вот наметка бюджета лопаря, имеющего указанное количество оленей, в рассчете на семью в 5-6 человек, где хотя бы 2 члена мужчины, т. е. где хозяин обходится без работника. Из 300 оленей такой хозяин имеет 100 самцов и 200 важенок. Из числа первых лопарь от 30 до 70 голов имеет рабочих быков и 10-15 производителей; остальные служат для мяса. Ежегодно из числа своего стада 30 оленей хозяин продает в Варзугу или в кооператив, что дает ему дохода 600 руб.; 30 оленей и 10 телят (для малиц) он убивает, что дает ему мясо для еды, 5 шкур для своей семьи и 25 шкур для продажи. Продукты, поступившие в семью, дают ему дохода 194 руб. Продукты, поступившие в продажу-182 р. 50 к. Всего 978 р. 50 к.

Доход от 200 важенок следующий: приплод от 200 важенок 164 пыжика, остальные - потеря и гибель (около 10°/0), покражи, яловки (около 6°/о) и порча шкурок. Приплод, как таковой, в денежный бюджет хозяина не поступает и в данном случае не учитывается. Идут в счет лишь погибающие 25 пыжиков, которые дают дохода около 75 руб. Всего дохода от стада 1055 руб. 50 коп.

Из этой цифры следует исключить себестоимость продуктов, поступающих в семью; тогда весь денежный доход от стада выразится в сумме 859 руб. Содержание семьи, считая продукты питания и приобретение за деньги одежды не местного изделия, налоги и разные расходы, обходится 615 руб. 40 к. На ремонт жилищ, хозяйственного инвентаря-саней, инструментов, сбруи и т. п. - 110 руб. На восстановление через каждые 5 лет походного жилища (куокса)-по 5 руб. в год и ежегодный ремонт его 4-9 руб. Всего остается чистой прибыли от стада 114 руб. 60 коп. Цены указаны для 1927 г.

Речь идет лишь об оленеводе лопаре, владельце стада в 300 голов, предполагая, что никакой другой деятельностью он не занимается.

Добавлю, что сведения эти были получены не в результате специального бюджетного обследования, а лишь попутно в порядке частной беседы с разорившимся лопарем, стоящим в оппозиции к "стадчикам", т. е. к крупным стадовладельцам. Это обстоятельство дает некоторые
надежды на правдивость показаний, так как благоденствующий стадчик без зазрения совести постарался бы "отвести глаза".

Совершенно иную картину дает оленеводческий бюджет малооленщика с семьей в 5 человек, владеющего 30 оленями. В составе его "стада" будет 15 важенок, 4 быка, 1 хирвас и 10 лопанок, причем часть важенок используется в качестве рабочих оленей, но так как и этого количества рабочих животных недостаточно, то малооленщик принужден пользоваться чужими оленями, за что обрабатывает заимодавцу из расчета 3 руб. в зиму за оленя. Владелец 30 оленей уже учитывает, не как будущее богатство, а как реально существующее - приплод текущего года, который на 30 оленей на круг выражается в количестве 7 голов.

Движение стада в течение года замедлено до крайности и нет никакой гарантии в его сохранности; так у моего собеседника, владевшего в год, предшествовавший беседе, 30 оленями, оказалось всего 24, так как в силу неудачного промыслового года он вынужден был съесть 3 взрослых оленей и 3 лопанок, да потеря и волк отняли 3 штуки, а приплода имел всего 13; остальные "ушли на разное", - т. е. надо понимать на покупки, на бражку, "на щедроту", т. е. на подарки. На свою зимнюю одежду малооленщик через каждые 2 года тратит 4 телят. В общем считается, что в среднем прирост стада малооленщика до 50 оленей достигает 6, редко 10 оленей в 2 года. Отсюда следует, что деньгами малооленщик ничего из стада не получает. Себестоимость же оленей, взятых втечение одного года на потребу семьи по разным ценам, определяется суммой в 122 руб. 90 коп. Таким образом, принимая оленеводческий бюджет владельца 300 оленей за более или менее нормальный, т. е. средний, каковым он и является по существу, малооленщик должен прирабатывать на других промыслах 933 руб. 40 коп. (1055 руб. 50 коп. -122 руб. 90 коп.). Однако, даже допустив столь необычное напряжение энергии, он не будет располагать чистой прибылью для повышения своего материального и культурного благосостояния, так как обременен необходимостью расплачиваться за пользование чужими оленями, покупать оленей для увеличения стада, прикупать мясо для продовольствия семьи, платить за выпас своих оленей в стаде крупного оленевода и т. д.

Для иллюстрации обеспеченности лопарей оленями, приведу выдержку из работы В. К. Алымова, который в статье "Оленеводство Мурманского округа" (1928 г.), учитывая лопарей, ижемцев и самоедов, говорит, что "хозяйств с большим количеством оленей на Кольском п-ове мало".

До 10 оленей имели 56.3°/о всего числа хозяйств.
Таблица, 3 Kb
Тем больший интерес представляет распределение оленей по хозяевам в среде одного из оленеводческих терских погостов - Иокангского (сведения даются по данным Мурманского Губстатбюро и относятся к 1926 г.). Количество хозяев, владевших
Таблица, 3 Kb
Отношения эти по каждому из погостов колеблются в ту или иную сторону. Максимум единоличного лопарского владения стад падает на Семиостровский погост; обычно же в настоящее время считается большим владением 150 оленей.

Все вышеизложенные хозяйственные соображения не являются статистическими выкладками, а лишь иллюстрацией хозяйственных расчетов лопарей. Из них видно, как велики в оленеводческом бюджете лопаря роль чопорок, пыжиков и переходящее значение приплода. Меня поразило, с какой остротой подчеркивал мой собеседник значение прироста в стаде малооленщика и как он без особого внимания относился к приплоду стадчика. "Чего считать? Дальше само пойдет", казалось, говорил он.

Лопари не могут точно учитывать прирост своего стада из года в год, так как процент гибели пыжиков у них велик, а, главное, имеет случайный характер. На мое указание этой отрицательной стороны лопарского оленеводства многие хозяева возражали, что шкурки пропавших пыжиков всегда идут в дело, так что урона нет. Лишь один или два стадчика соглашались, что хорошо бы знать, сколько будет наперед приплода, однако, отойти от старины они не считали возможным.

Как видим, в основном оленеводческий бюджет лопаря слагается из доходов от молодняка, дающего мех, и от продажи мяса оленей. Вряд ли можно без специально поставленного обследования точно учесть доход и себестоимость от эксплоатации оленей-самцов и в меньшей степени самок - по трудовому признаку (кочевки, различного рода передвижения, извоз, охота и т. п.). Во всяком случае, значение это велико, о чем можно судить хотя бы по дифференциации стада в этом направлении.1
Состав стада по трудовому признаку. О распределении оленей в стаде по трудовому признаку сведения были получены от одного терского лопаря; в дальнейшем они пополнились наблюдениями и опросом в других районах. Приятель мой, ныне малооленный лопарь, в свое время был стадчиком и до войны имел около 300 оленей; в молодости он славился как отличный охотник на "дикаря", т. е. дикого северного оленя. Приверженец пережитков "своей веры", он не мог относиться собственнически к своим оленям; будучи мобилизован на войну, он совсем было лишился стада, но заболел на службе, вернулся раньше срока домой и успел сохранить часть богатства; однако, после разверстки, когда особенно свирепствовали обиженные пришлые оленеводы, у него и у малооленных его соседей погиб почти весь "живот". Затем пал любимый олень; с тех пор "счастье ушло", не стало прежнего благосостояния. Теперь он владелец всего 15-17 голов.

Фиг. 11; 50 Kb. Имание оленей у озера Кидеявр.
В стаде лопаря, достигшего желанной нормы в 300 оленей, можно наметить следующие категории:
1) Олени ручные или "островные" siole jer'r'ike - это те быки, которых лопари летом переправляют на острова. Ручных оленей у каждого лопаря, смотря по достатку и количеству душ в семье, бывает от 1 до 2 на мужчину. У западных лопарей счет ведется на всех членов семьи и достигает 3 оленей на человека. Ручные олени приучены ходить "под ташкой", т. е. под вьючным седлом. Именно на них летом и осенью перевозит лопарь свое имущество с одного места на другое.

В ручные олени выбираются самые "смирёные", "умные", осторожные и сильные быки с хорошо развитыми передними ногами. Они должны быть "ступкими", т. е. очень устойчиво шагающими по камням и горам.


1 В статистическом отношении специальные исследования ведет В. К. Алымов, см. Доклады и сообщения, вып. I и II.


Лопари убеждены, что иному умному оленю можно больше доверять, чем глупому человеку. Таким быкам лопари вверяют перевозку грудных детей и кошек. Помимо собственного имени их ласкательно называют kales-старик.

Обычно ручные олени несут на себе 25-30 кг, но, в крайнем случае, подымают и по 65 кг; однако с таким грузом "олень не выстоит против человека" и не в силах пройти 50 км в день. С обзаведения ручными оленями начинает наживать себе стадо каждый разорившийся лопарь. Они являются основой быта лопаря.

2) Возовые олени служат для различных хозяйственных работ по дому - для перевозки дров, разных тяжестей и имущества во время кочевок в снежное время года. Особого отбора ни по физическим, ни по психическим признакам для возовых оленей не делают, но вообще более ценят оленей с хорошо развитой грудью, короткой шеей и крепкими передним ногами. Достоинством возового быка является то, что, будучи привязан к задкам саней впереди едущего человека, он не тянется за ним на туго натугой хигне, но везет свои сани усердно. Возовых быков запрягают попарно и грузят по 160-240 кг; один олень по снегу может везти до 160 кг. В гористых местах внимательно относятся к выбору возовых оленей и различают более пригодных для езды по горам или по ровным местам: признаком служит степень развития задних и передних ног.

3) К этой же категории следовало бы отнести "держальных" оленей; работу их довелось наблюдать у западных лопарей во время езды по горам. При спуске под откос, этих оленей на 1 -1.5 метровой хигне привязывают к задку саней. На обязанности держального оленя не давать саням развивать скорость большую, чем нормальная быстрота оленя. Случается, что сани с седоком как бы висят на шеях передних оленей и заднего "держального".

4) Ездовые олени. Олени, проявившие при обучении резвость и быстроту бега и послушливость к возже, выбираются со тщательностью; их приучают к упряжке с большим вниманием. "Смирёность" особой роли не играет; этим свойством должны обладать олени, предназначенные для езды женщин. Из среды ездовых оленей выделяют
5) дальних оленей, отличающихся при достаточной быстроте бега выносливостью на большие расстояния. Дальние олени костисты, тонконоги, должны иметь хорошо развитые задние ноги и копыта, причем предпочитается копыто длинное, так как в пути необходимо преодолевать глубокие снега, болота, ручьи, камни и т. п. препятствия.

Ездовые олени в работе требуют особого режима, которого с остальными точно не придерживаются. В пути через каждые полтора-два часа им дают помочиться, закусить снега, "чтобы жар сбавился" и немного пощипать ягеля. Остановки продолжаются минут пять, "пока папироску выкуришь". Через 1-2 остановки делают более длинную, причем место для этого выбирают ягельное, чтобы олень мог слегка подкормиться. При нормальной езде, через 12 часов хода, но не больше, дают оленям отдых часа на три. Хороший хозяин отпрягает оленей и привязывает их на длинной веревке или возже к дереву или камню. При соблюдении всех этих условий средний ездовой олень, при двух передышках в сутки (по три часа каждая), может бежать целую неделю. При 12 часах беспрерывного бега, только с маленькими передышками, олени могут покрыть расстояние в 160 км; "теми же "ногами" еще 150 верст не выдержать". Без корма лопарский олень может работать трое суток, но после этого заболеет, потеряет работоспособность или издохнет. Ездовой олень служит в продолжении 10 лет; старше этих лет он уже теряет ходкость и резвость, "меняет" шаг и вообще слабеет. Дальних оленей запрягают по 2, 3 и 4, не считая левого, передового. Нагрузка не должна превышать 160-190 кг. Если же дорога еще не проложена, и олени идут целиной, то обычно никакого груза не кладут; едет один возница. Средняя быстрота движения - 10 км в час.

6) Передовые олени, т. е. те, которые запрягаются при самоедской запряжке саней слева на возже. Они являются водителями для ездовых оленей. Передовой олень - радость хозяина, предмет его особого внимания, забот и любви. Передовому оленю цены нет; своего любимца хозяин никогда не решится продать, так как это грозит несчастьем для всего дома.

Хороший передовой - костист, широкоплеч, долго- и тонконог, но с короткой CenCam (средняя берцовая кость задней ноги). Рога у него, по наблюдениям лопарей, редко бывают красивые и большие. Передовому оленю принадлежит инициатива в развитии скорости бега. Считается шиком, когда передовой бежит рысью, а остальные олени скачут галопом. На оленьих состязаниях в Ловозере в январе 1927 г. самоед на лопарской породе оленей побил рекорд скорости, а именно 2 км были покрыты в 2 мин. 5 сек. Замечено, что передовые важенки, как и вообще важенки, более быстроходны. Передовые, запрягаемые для женщин, "смирёны" и менее резвы. Обычно это очень опытные "старики".

Интересно, что многие лопари приучают своих передовых быков к особым, только хозяину и животному известным, приемам понукания и знакам к остановке; даже соседи не всегда осведомлены об этих приемах.

Совершая свои разъезды во время экспедиции, я лично правил оленями и, таким образом, имел возможность познакомиться со многими передовыми; должен сознаться, что большинство из них отличается друг от друга довольно резко выраженными индивидуальными качествами, которые они проявляют самыми различными способами. Случается, что лопарь, во время пурги сбившись с дороги или не находя нужное ему жилье, полагается на чутье оленя и тот приводит его к жилью или к ближайшему стаду.

7) "Стадогоны" (cizivijilad)-олени, выделяющиеся из своей среды тем, что не боятся собаки или, вернее, те, которых боятся собаки. Это качество очень ценно во время "имания" и вообще при работах в стаде. Стадогоны особенно послушны и чутки к возже, ходят прямо, осторожны и ленивы, вернее медлительны или, как говорят лопари по русски, "не торопки" сами и торопиться с ними не надо - они сами исправлют оплошность в управлении. Впереди на них ездят очень редко, обычно только сзади или по сторонам стада, когда нужно его перегнать куда-нибудь. Именно на них обучаются обращению с оленем дети, в частности девочки. Стадогоны отмечены у терских и семиостровских лопарей; у западных же существуют олени иной категории, по назначению своему близкие к ним.

8) Колоколовые быки и важенки. Им принадлежит совершенно исключительная роль в оленеводческом быту западных лопарей. Уважение и любовь к ним со стороны человека велики. Несомненно, что колоколовые олени лопарей это те - же r'awn'mann'alt awdus vikke, о которых речь шла выше. Их свойство быть центром внимания остальных оленей лопари использовали в своих интересах и культивировали, что сказывается в том, что на особом ошейнике, украшенном красным сукном и бисером,1 им вешают колокольчик. Колокольчик встречается между прочим и на оленях, принадлежащих русским и финнам, но такой ошейник отсутствует.

Прислушиваясь к звону колокольчика на вожаке, олени не расходятся на слишком большое расстояние. Благодаря этому лопари без особого труда отыскивают часть стада или все стадо, так как оно всегда ходит неподалеку от колоколовых оленей. Сами лопари, на вопрос, зачем вешают оленям колокольчик, обычно либо уклоняются от ответа, либо объясняют, что так как олень пуглив, то звук колокольчика ему очень приятен, успокаивает его, он любит его, как человек песню и т. п.

В категории колоколовых оленей можно видеть посредников между оленем и человеком. Для иллюстрации значения колоколовых оленей, приведу пример. Когда мужчина почему либо не может пасти стадо то женщина, жена его, берет первым колоколового быка и ведет его на пастбище. Вслед за ним немедленно подымается все стадо и послушно


1 В настоящее время бисерный ошейник встречается только на женской упряжи.


шествует за хозяйкой и своим вожаком. На пастбище, перемещая его на разные участки, женщина, с небольшой помощью собаки, сдерживает стадо от разбредания и, как говорят, "держит стадо на руках". Тем же порядком она приводит стадо с пастбища домой.

9) Категория посвященных, заветных или обетных и именных оленей имеет свое особое значение, которое может быть объяснено только особенностями мировоззрения лопарей. В надежде, что в другом месте удастся уделить этому вопросу большее внимание, ограничиваюсь упоминанием о них. Отмечу лишь, что посвященным оленям работать не полагается; именные же могут относиться к одной из перечисленных категорий.

10) "Маньщики", назначавшиеся в старину для приманивания диких оленей и употреблявшиеся, главным образом, на охоте. Маньщиков запрягали лишь в исключительных случаях, держали отдельно от стада и вне изгороди; для них имелась особая хигна (оброть) и сбруя. Накладывая хигну на животное, на руки надевали чистые холщевые рукавицы. Маньщики, так же как и дикари, боялись домашних оленей. Упомянутые предосторожности делались с целью предохранить маньщика от человеческого запаха.

И наконец, последняя, 11-я категория оленей родовых, дедовых и породистых, т. е. оленей, доставшихся от "праудедков" или по крайней мере от отца или деда, тех, благодаря которым хозяин надеется улучшить породу своих оленей. Сюда же следует отнести и производителей.

Отбор и приметы породистости. Наличие 11-ой категории оленей, в противовес общепринятому мнению, свидетельствует, что лопари производят отбор домашнего животного. По их словам, в прежнее время в этом отношении люди больше знали. Улучшение породы предусматривается уже при выборе хирваса; хороший шардун, т. е. производитель, должен быть рослым, крепким, "чтобы кость была", "смирёным" и "держким", т. е. выносливым в работе. Молодых самцов, не отвечающих этим качествам, холостят. Таким образом, производится определенный отбор. Несправедливо утверждение, что лопарская порода оленя вырождается, мельчает и т. п., причем приписывают это раннему огуливанию молодых самок молодыми самцами. И на основании личных наблюдений, и на основании ответов и сведений от лопарей, нельзя согласиться с подобным утверждением. Сами лопари не замечают ухудшения качества своих оленей. Оленеводческие антогонисты лопарей-ижемцы и самоеды - во многих отношениях отдают лопарским оленям предпочтение, так же, между прочим, как и некоторым лопарям-пастухам. Что же касается преждевременного огуливания, то надо иметь в виду, что шардуны очень ревниво относятся к собранным ими вокруг себя важенкам. Молодым самцам они не дают возможности даже подойти к своим самкам, не говоря уж об огуливании. 1 Но бывает, что в силу каких-нибудь обстоятельств, важенка остается непокрытой, и вот когда у нее, по наблюдениям лопарей, появляется вторая течка, бывающая уже в конце периода спаривания, когда обессилевшие самцы отходят от стад, тогда-то "третьяки" покрывают запоздавших важенок. Один опытный старик лопарь и один из "стадчиков" погоста Иоканги, практикующие отбор, определили приблизительно, что из ста важенок, быть может, только две оказываются покрытыми молодыми шардунчиками. Нет никаких оснований не доверять этим сведениям.

Что касается преждевременного огуливания важенок и лопанок, то, принимая во внимание, что в полтора года важенка уже половозрела - вполне естественно ей быть покрытой, поскольку у нее появляется потребность. Лопарей обвиняют в ухудшении породы своих оленей, путем отбора племенных телят от лопанок, т. е. от еще незрелых олениц. Думается, что утверждение это неверно, так как случаи эти крайне редки; о них, как о диковинах, больше говорится, чем они того заслуживают по существу дела. Интересно, что хозяин, лопанка которого принесла теленка, считает себя как бы отмеченным свыше. Рассказывают, будто некоторые ижемцы переняли у лопарей обычай сохранения племени от лопанок.

У лопарей (по сведениям, полученным у терчан) существует немало примет породистости оленей. К сожалению, знания эти передаются хозяевами от отца к сыну в секрете, вследствие чего удалось узнать только несколько примет. Отмеченные олени и вообще олени "дедовские", т. е. доставшиеся в наследство от "праудедков", берегутся; на них не работают вовсе или мало-лишь настолько, чтобы они не отвыкали от упряжи. К мероприятиям, направленным к улучшению породы, и вообще, к уходу за оленем, следует отнести крайнюю осторожность и мягкость в обращении с ним. Одна из заповедей лопарей запрещает бить оленя, заганивать на больших расстояниях и переутруждать на работе. По этой причине хозяева лишь в исключительных случаях и с выбором отпускают своих оленей в работу к соседям. Лопари Лумбовского и Сосновского погостов не доверяют поимку оленей никому и всегда "имают" их в тундре сами. В Мотовском погосте с большой строгостью следят за тем, в каком виде пригоняется хозяину пойманный в обмен олень; на чужих оленях, если только не едут на нем для обмена на своего, ездить запрещается. Даже по отношению к оленям русских оленеводов с Терского берега это строжайшим образом соблюдается, а нарушитель платит штраф.


1 Нормально развитой производитель удовлетворяет от 1 до 5 самок в день; держа вокруг себя около 20-30 важенок, иные шардуны втечение осени обслуживают около 50 важенок-и "все исправны будут".


К сожалению, по наблюдениям стариков и по моим также, лопари, побывавшие в солдатах, а в подражание им многие из молодых, нарушают эти два запрета, вследствие чего уже нередко можно встретить очень жестокое обращение с животными и нарушение кортома. Кстати сказать и "досельные старики", иногда, имея дело с упрямым оленем, выходили из себя и в бешенстве грызли оленю морду и т. д. Но о таких случаях сами старики рассказывают как об исключительных, потому что существовало правило - если олень в начале пути заупрямится, то перепречь его, не ехать совсем или переменить на другого, но не бить - "хуже будет".

Хороший хозяин, обеспеченный хотя бы 70 оленями, уже в феврале избегает брать в работу стельных важенок, а позже езда на них прекращается совершенно. Породистых "дедовских" важенок, которых берегут до 10-го колена, хозяин, внимательно относящийся к своему делу, никогда не употребляет в работу. Он оставляет их только на приплод, не трогая без особой надобности до глубокой старости; если же придется заколоть для варева, то едят только члены семьи.

Племенных важенок отличают по рогам; осенью, когда очистился "бархат", около корня рога, отмечают особые пупырышки, "бисеринки"; если они есть, значит важенка хорошего рода и будет приносить телок, тогда как гладкорогие - главным образом бычков. Другая примета - "лосиный рог" на разветвлениях рогов (фиг. 12; 402 байта). Считают хорошим признаком симметрично растущие и крутые рога, но примечают при этом, что у хорошего оленя они редко бывают красивы. Узнают породу по зубам, но как именно, я не мог усвоить, так как не было под руками подходящего оленя. О породистости судят по горбатости носа, спины, по длине "бабки" (cel'naз); считают хорошим оленя с длинными копытами. Отбирают и берегут телят, родившихся от самки, у которой на коже мало свищей; особенно любят телят на высоких ногах и костистых, причем отмечают, что олень, у которого длинная шея, лучше всего будет пригоден для дальней езды и будет быстр на ходу; короткошейный же более пригоден для тяжелой работы. Мотовские лопари, край обитания которых горист, выбирают особых оленей для езды по горам - у таких оленей должны быть сильнее развиты задние ноги и живот подобран; для ровного места хорош олень, хотя и с короткими, но крепкими ногами.

Лопарский пастух. Повторяю, что сведения об определении породистости оленей у лопарей далеко неполны. Хозяева, у которых частично был получен изложенный материал, не желая посвящать постороннего для оленя человека в тайны своих знаний, отсылали меня к "пастуху" Иокангского погоста. "Он больше нас знает, ему воля "сказать". Однако пастух "воли не изъявил", но, познакомившись с ним, я узнал о существовании особой общественной единицы - пастуха. Вскользь остановлюсь на этом явлении. Функции пастуха вовсе не заключаются в пастьбе оленей по найму, как об этом можно было бы думать, судя по его названию.

Лопарский пастух (pas'taja или pastaj) пользуется глубоким уважением и почетом у своих соседей, не взирая даже на бедность. Деятельность его специфична, а именно, он лучше всех знает оленя, умеет отличить породу, определить будущие качества теленка; он умеет лечить оленей, заговаривать их и разговаривать с ними (фиг. 13; 107 Kb). Лет 50 - 70 тому назад таких "пастухов" приглашали на некоторое время для пастьбы, как только осенью олени собраны в стадо после "вольной" летней поры. Теперь этот обычай не соблюдается; по крайней мере мне не пришлось ни видеть, ни слышать о чем-либо подобном. В общественной жизни и в отношениях среди членов сельского общества пастух особой роли не играет; он рядовой член погоста и входит в те общественные группировки, которые существуют в лопарских обществах.

Группировки оленеводов лопарей. Группировки эти своеобразны и играют немаловажную роль в быту. В этом отношении они заслуживают серьезного внимания; впрочем, для нас они представляют интерес лишь в пастушеском уклоне.

Средняя оленность лопарей Мурманского округа колеблется от 27 до 50 голов на хозяйство. Владельцы, стадо которых превышает эту норму в 5-6 раз, именуются "стадчиками", остальные же - "малооленщиками". Вокруг владельцев наибольших стад в погосте группируются остальные хозяева. Таким образом, все олени погоста разбиты на два, три или четыре стада, смотря по количеству "стадчиков". Малооленщики не находятся в каком-либо прочном союзе со "стадчиками" или друг с другом; артель их ежегодно меняется. Когда заключается договор, они "стоят против стадчика", т. е. защищают свои интересы. Ежегодно перед началом предзимнего выпаса, т. е. по приезде с "имания оленей", стадчики и артель вырабатывают условия совместной пастьбы на год. Условия скрепляются наложением клейма на лист бумаги, но самый текст обычно не пишется, так как подразумевается, что пункты условий каждый знает отлично и без "документа". 1 Неизменными пунктами договора обычно является обязательство члена артели платить хозяину с каждого своего оленя по 10 коп. в месяц втечение всего периода выпаса, т. е. от 8 ноября до 6 мая; хозяин обязуется караулить стадо через день или 2-3 раза в неделю, а артельщики по очереди в промежутки между караульными днями хозяина. Очередь по караулу устанавливается при составлении договора. Если малооленщики собьют оленей в одно свое стадо, то дело ограничивается выбором старшего над артелью, которым бывает обычно наиболее крупный из малооленщиков. Казалось бы, что бедноте выгодно, не платя 10 коп. с оленя, объединяться в особые артели, но фактически беднота тянется к объединению со стадчиком.

На это есть свои причины. Основная, предусматривающая интересы обеих сторон: малооленщику выгоднее пасти своих немногих оленей в большом стаде хозяина, которое еще увеличивается присоединением оленей членов артели. Эта масса чужих для него оленей, до известной степени, является гарантией на случай нападения волка-каждый малооленщик надеется, что из 1000 оленей зверь выберет не его оленя, а хозяйского или соседского. В свою очередь по тем же соображениям стадчику есть прямой смысл смешать своих оленей с массой оленей артели.

В интересах артельщика, отбыв свою очередь по караулу стада, на что у него уходят одни сутки втечение одного или полутора месяцев, на все остальное время освободиться для работы по дому, для охоты и других заработков, которые покрывают расходы на пастьбу.


1 На юридической стороне вопроса надеюсь более подробно остановиться в материалах по обычному праву лопарей.


Малооленщику выгодно пасти своих оленей с оленями стадчика и потому, что хозяин, радея о своих оленях, добросовестно караулит и "наблюдает стадо", т. е. соблюдает правила выпаса, о чем уже было сказано выше.

Стадчик сравнительно меньше выигрывает от объединения стад. Правда, благодаря очередному караулу, у него освобождается много времени для домашних работ и охоты, но никогда, как собственник, он не может быть спокоен за сохранность своих оленей не только от волка, но и от оленекрадов; кроме того, нерадение к делу очередных караульщиков приносит ему вред. Поэтому-то некоторые из оленщиков пасут стадо без помощи артели, что гарантирует и лучший уход, и неприкосновенность стада.

В 1925 г. в погосте Иоканге малооленщики образовали свое стадо, но опыт не удался. Несговорчивость, отсутствие общественных навыков и общеприемлемости дисциплины в молодой для лопарей форме стадного хозяйства создали условия, благодаря которым кооперация между малооленными оленеводами не налаживалась. Таково объяснение лопарей. По существу же, на что сама беднота указывала, главной причиной неудачи было то, что для самостоятельной пастьбы у большинства малооленных оленеводов не хватает быков. Эта же бедность рабочей силой является тормазом для перехода к хозяйственному способу пастьбы оленей, т. е. пастьбы по самоедскому или ижем-скому типу выпаса, когда олени пасутся под руководством пастуха круглый год.

Управление стадом и роль собаки. По количеству голов у лопарей встречаются стада от 300 до 2500 голов; такой массой или толпой животных надо уметь управлять. Наиболее трудно править стадом численностью до 500 голов и от 2000 и выше; по выражению одного пастуха, "не страшно им (оленям), душа тянет", т. е. друг к другу, при количествах от 500 до 1000-1500 голов. Оказывается, что наука управления животными не так проста. В "Поречьи" (край, лежащий между полуостровом Канинским и Тиманской землей, между pp. Вижасом и Пешей) мне рассказывали, что русскому трудно обращаться с оленями; среди знакомых оленеводов не самоедов и не ижемцев - если не ошибаюсь, таковых там было около 10 - только один мог самостоятельно водить стадо. Он научился этому искусству у работника-самоеда и у своего отца. Видимо, он знал дело хорошо, так как самоеды и ижемцы говорили о нем как об оленеводе с уважением. Остальные русаки, так же как и отец вышеупомянутого, не обходились без помощи самоедов. Русские оленеводы с Терского берега и по Кольской губе, а также финны в этом же районе - в достаточной
степени жалкие оленеводы и подход к оленю у них "коровий". Не так давно я познакомился с одним карелом, который, по его словам, ушел "в олени", т. е. женился на лопарке и принял ее быт; при мне этого карела, у отца которого около 100 оленей, лопари расценивали, как хозяина-оленевода и, несмотря на то, что им с детства были усвоены все технические приемы обращения с оленем: ловля имальницей, шитье сбруи, "имание" и т. д., - лопари свои суждения о нем закончили словами: "не раньше, как через два года будешь оленщиком". Повидимому, чтобы усвоить сущность оленеводческой науки, необходимо прожить и поработать пастухом минимум 3 года. Предполагаю, что все дело сводится к выработке и усвоению особого чутья, присущего пастушеским народам, к ознакомлению с оленем, с его навыками, привычками, реагированием на погоду, с его зависимостью от пастбищ и т. п. Огромное значение нужно отвести здесь знанию тундры и мест, где олень может ходить или где его никогда не бывает, и т. д. Но быть может важнейшее, что должно выработаться в человеке, уходящем в "олени", - это особые психические качества, благодаря которым олень будет подчиняться воле хозяина по одному звуку его голоса.

Не раз приходилось видеть, как пастух, без всякой помощи собаки, скликал к себе разбредшееся километра на два стадо. Я затрудняюсь передать позывные крики пастуха, непосредственно обращенные к стаду. Однажды это был крик, похожий на рев самца; для других случаев трудно привести даже такое сравнение. Можно сказать только одно, что нарушающая порядок часть стада, к которой обращен зов, немедленно вслед за окриком поднимает головы, поворачивается и приближается к ядру. Один из владельцев довольно большого стада умеет обходиться с незначительной помощью собаки - у него в местах выпаса была всего одна сука годовалого возраста. Соседи объяснили мне, что у этого лопаря олени "пуганые", т. е. воспитанные, и что он может обходиться совсем без собаки. Подобного случая в чистом виде наблюдать не приходилось, но что собака в управлении стадом этого лопаря играла меньшую роль, чем у других, это нетрудно было заметить. В другом месте, у терских лопарей, я видел, как имали "лоскут" оленей - собаки, чтобы они не мешали, были привязаны к саням. У семиостровцев в августе удалось наблюдать, как мой проводник подозвал к себе вольно-пасущихся оленей. Насколько мне известно, лопари не пользуются собакой во время "имания оленей"; к ее помощи прибегают лишь после того, как собрана хотя бы часть стада; в книге И. Тури по этому вопросу говорится, что собак не следует пускать в то время, когда олени разбегаются и тем увеличивйть и без того нервное их состояние. Быть может, в дальнейшем наберется большее количество наблюдений и можно будет поставить вопрос, в какой мере собака была орудием пастушества у лопарей.
В настоящее время роль ее огромна. Голосом, особыми командными словами лопарь посредством ее осуществляет свою волю по отношению к стаду и к отдельному оленю. На тот или иной случай непорядков в стаде существуют разные командные слова, представляющие некоторый интерес. Если олени ушли далеко и надо их вернуть обратно, а собака работает охотно, пастух насколько возможно тонким, мелодичным, почти женским голосом кричит ,,-у-у-у-у-у"; эти звуки он перебивает возгласами tuw cuawc, или cva cuawC; этим хотят сказать собаке "бери, гони сюда". Если олени только что отделились от стада и уходят, лопарь науськивает злым или строгим голосом с'а bac, c'a uijta - что значит "кругом (обегай), туда ушли"; при этом кричащий лицом или рукой показывает направление, куда удаляются олени. Если олени отстали от стада, то кричат с'а, добавляя кличку посылаемой собаки. Эти термины усвоены мною у мотовских лопарей, но в каждом погосте они своеобразны, - напр., терчане, посылая собаку в сторону, кричат с'а gorra.

Насколько велико значение собаки в оленеводческом быту лопарей, можно судить по фразе, которую часто употребляют лопарки западных погостов по отношению к своим незадачливым мужьям или зятьям; "хорошая собака лучше худого человека", говорят они. Стоимость умной, хорошо выученной собаки, преимущественно суки, колеблется от 15 до 25 руб. и выше.

Судя по внешнему облику, отличительным признаком лопарской собаки считают короткие и острые уши, всегда как бы настороженные. Она имеет острую и недлинную морду, недлинную шерсть и хвост, загнутый кольцом или полукольцом. Этого типа собаки бывают черного цвета, совершенно белые, черные с белыми подпалинами, или белые с черными пятнами. Несколько реже встречаются псы цвета шерсти лисы с белым или беловатым брюхом, а также волчьей масти с недлинной и негладкой шерстью. Лопарская собака славится своей понятливостью, послушанием и выносливостью. Учить собаку лопари начинают уже в конце первого года ее жизни и выучивают не ранее как к 2 - 3 годам. В качестве дрессировщиков некоторые лопари, повидимому, стоят высоко, так как даже ижемцы очень ценят обученных лопарями собак; бывает, что они их похищают.

Пасущееся стадо в тысячу голов занимает иногда площадь в 1-2 кв. км. Пастух с запряжкой оленей находится на возвышенном месте, откуда он может наблюдать за всеми передвижениями стада, которое, как пролитая ртуть, медленно переливается с одного места на другое. Во время выпаса, лопари, в противуположность ижемцам, избегают пользоваться помощью собаки, так как она нервирует оленей. Вся система управления стадом у лопарей покоится на свойстве оленей стремиться к присоединению к стаду или друг к другу, если их двое, или хотя бы к группе своих сородичей. Редко бывает, что, разъединившись, они разбегутся в стороны; если же это случается, то от бегущего лоскута отделяется часть для соединения с большей группой или со стадом. Поэтому лопари предпочитают "кружить" вокруг стада, т. е. медленно, не торопясь, оттесняют его от периферии к центру. Хороший пастух и к этому средству не всегда прибегает, сзывая ушедших в сторону оленей особым криком, передать который может только фонограф. Но, если олени не слушаются или велико расстояние или нужно быстрее прекратить уклонение оленей в сторону, то посылается собака. Она обежит стадо и пугнет оленей к общей массе; молодая же или неопытная влетит в самую гущу, олени разбегутся по сторонам, но все же примкнут к ядру стада. Здесь может случиться, что группа оленей забежит слишком далеко в сторону или же вообще уйдет в тундру. В таком случае пастух приказывает собаке догнать и вернуть оленей. Она бежит либо на перерез уходящим оленям, либо обегает их со стороны и пугает в нужном направлении. Если собака неправильно исполняет поручение, то хозяин кричит на нее угрожающе и с вопросительной интонацией в голосе. Случается, что собака не понимает, чего хочет от нее хозяин - она оборачивается к нему мордой, внимательно следит за ним, склоняет голову вправо, влево, прислушивается, хвост неистово вертится, все существо ее напряжено, она топчется на месте, порывается сделать то, что ей кажется нужным и, когда наконец поймет, то заливается радостным лаем. Нередко в припадке усердия слишком проворный пес вцепляется в ляшку оленя так, что летят клочья шерсти. Лопари не одобряют такую рьяность. В периоды глубоких снегов или после долгой и утомительной дороги редкая собака остается послушной; в таких случаях она относится к своим обязанностям формально. Бегает в нужную сторону, лает, виляет хвостом, но, дойдя до полдороги, останавливается и ограничивается только лаем. Не припомню, чтобы хозяева били собак.

Среди оленей есть особи, хорошо изучившие собак и не боящиеся их. И вот, когда собирают стадо, а олени не желают уходить или не хотят вставать, если отдыхают, то они заходят за неровность снега, за кусты или лежат смирнехонько. Бедный пес теряет всякое самообладание в поисках хитреца, лает "к хозяину", как бы обращаясь к нему за помощью. Но если прячущийся олень обнаружен, то собака с яростью бросается на него, но тут ее встречают рога; несмотря на храброе наступление, собака обращается вспять, если к ней не подоспеет вторая. Подобную инициативу проявляют редкие олени, обычно это - производители, колоколовые или так называемые "стадогоны".

Исполнив поручение, собака возвращается к хозяину и или остается около него или, что чаще, забирается на сани и не менее бдительно, чем хозяин, наблюдает за оленями, или дремлет.
Когда пастух находит нужным передвинуть все стадо на новое место или собирается гнать его домой или к месту ночлега, то он становится около более густой части стада, на стороне, противоположной движению, и начинает сзывать оленей.

Приятно видеть, как олени, откликнувшись на зов, быстро поднимают головы и затем медленно стекаются с холмов, скал или пригорков к центру. Собака ускоряет собирание стада. Пастух посылает ее на правый или на левый фронт; олени скоро сгруживаются, подгоняемые сзади пастухом, а посредине и с боков собаками. Вожаки инстинктивно направляются к дому, если это обычное ежедневное передвижение; если же стадо переводится на новое место, то необходим второй пастух, который, привязав к саням важенку с лопанкой, едет в нужном направлении; олени, поддаваясь движению, в определенном направлении следуют за лопанкой. Лопари так и говорят: "за лопанкой все пойдут" (фиг. 14; 266 Kb). Во время кочевых передвижений, в снежную пору, стадо идет, предводительствуемое хозяином или "опасом", т. е. передовым возницей, к саням которого привязаны важенка с лопанкой; за ними идет стадо, за стадом 2-3 пастуха с собаками на санях или вольно бегущими; в нужные моменты собаки спускаются с веревок. Далее следует хозяин или вообще какой нибудь "почетный человек" или родственник хозяина, еще дальше едет на санях семья, причем мужчины едут по старшинству, а за ними - женщины. В пути, во время ночлега, стадо отдыхает тут же, около походного жилища. Если на ночлег остановились поздно и нет оснований опасаться волка, оленей не караулят даже ночью. С появлением зари стадо встает и уходит навстречу ветру или по направлению к заре. Лопари же, собравшись в путь, всем поездом продолжают движение по дороге; тем временем гонщики едут искать и догонять стадо; находят его очень скоро по следам, сгоняют к дороге и путь совершается обычным порядком (фиг. 15; 5 Kb).

Здесь изложена лишь общая схема управления стадом и его движением; в жизни же все происходит проще, а иногда и сложнее. Не сразу можно уловить описанные выше приемы, настолько они разнообразны; например, во время перекочевок стадо не всегда идет впереди, а часто в перемешку с санями.

Или другой случай. Пастух, выбрав перед ночью район с нужными ему пастбищами, направляет стадо вдоль известного ему склона холма и пролегающей вдоль него речки, сам же уезжает домой. Казалось бы, стадо покинуто на произвол судьбы. Между тем, лопарь твердо знает, что стадо ночью пойдет по долине, а утром поднимется на открытое место и направится против ветра, по направлению которого хозяин определит место нахождения оленей. Подобные случаи возможны, если заведомо известно, что в округе нет волков и отсутствуют признаки резкой перемены погоды.
В заключение обзора пастушества у лопарей, хочется остановиться на некоторых вопросах, не стоящих в прямой связи с темой. Имеется в виду положение в литературе о номадах, формулируемое словами: "кочевники ищут или разыскивают новые лучшие пастбища для скота". В обывательском представлении о кочевом быте и у многих авторов именно с этим "разыскиваемым пастбищем" связано представление о необходимости номаду передвигаться. Как увидим ниже, в применении к оленеводам это не совсем так. Дело в том, что оленевод отлично знает не только свои пастбища и выгоны, вообще удобные земли, но и неудобные -o топи, болота, рвы, каменистые места, даже отдельные камни и т. п. Всякий, кто ездил с кочевниками по их родным или родовым землям, отлично знаком с этим их свойством. В качествах своих пастбищных угодий он ориентируется не хуже ученого специалиста в литературе по близкому ему вопросу.

Одно это обстоятельство свидетельствует, что роль кочевника по отношению к пастбищам не может быть пассивной. В одно время года или дня он будет гонять на лучшие пастбища, в другое-на худшие, смотря по влажности погоды, ясности дня, засушливости лета, сытости животных и т. п. Если кочевник вынужден во многом считаться с образом жизни объекта его хозяйствования-домашнего животного, и роль его пассивна по отношению к нему, то в выборе тех или иных угодий он почти свободен. Передвигая стадо с места на место, он выбирает или переменяет, по своей воле и обычаю, определенные участки пастбищ. Иначе говоря, кочевник переходит с одного места на другое не потому, что на новом месте он надеется найти лучшее пастбище, а потому, что в данном месте он знает пастбище нужного ему качества-
Думается, что изложенные соображения справедливы по отношению ко многим современным номадам, исключая бродячих народностей, у которых порядок использования угодий более сложен, чем у кочевников.

Вопрос об упадке оленеводства у лопарей также требует выяснения. О вырождении его трактуется во всех работах и в газетных заметках. Исключение составляет В. К. Алымов, голос которого мы намерены поддержать. В своей последней работе "Оленеводство Мурманского края" он отмечает, что "за последние 140 лет лопарское оленеводство в количественном отношении значительно подвинулось вперед". После войны лопари по количеству голов занимали второе место в общей цифре оленей по Мурманскому округу. В настоящее время они стоят на первом месте, им принадлежит 46% всех оленей. Что же касается формы оленеводческого хозяйства, то, как можно было судить по изложенному выше, она своеобразна, но не лишена здоровых и подчас разумных начал, которые не следует оставлять без внимания. При всем том, в оленеводстве лопарей есть много недостатков.

Повторяем, недалеко то время, когда лопари, научившись у самоедов и ижемцев рассчетливому ведению стада, организации водопоя и охраны оленей, интенсифицируют свое оленеводческое хозяйство и дадут кадр оленеводов, заботящихся не только о благосостоянии своих стад, как это имеется в среде промышленных оленеводов, но и бережно относящихся к пастбищам своего края, которые гибнут на наших глазах. На это явление пора обратить внимание.

 


ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

С. В. Керцелли. С кочевниками по большеземельской тундре, Арх. 1912. Доклады и Сообщения, вып. I и II, Мурманское о-во Краеведения, Мурманск, 1927 и 1928 г. (статьи В. К. Алымова, А. Д. Головина и И. В. Друри).

К. Келлер. Естественная история домашних животных, Москва, изд."Основа", 1910.

Брэм. Жизнь животных, изд. "Просвещение", 1909, т. I.

В. В. Чарнолуский. Материалы по быту лопарей. Опыт определения кочевого состояния, изд. ГРГО, 1930.

Карта кочевок самоедов п-ова Канина (архив КИПС).

Bidrag till kannedom of Finlands natur och folk, 1891 (статья Arvid Genetz).

Iohann Turi. Das Buch des Lappen. Leipzig, 1912.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Саамские словариЛовозерьеСа̄мь Е̄ммьнеФорум народа саамиКольское саамское радио

 
  Участник рейтинга лучших сайтов
© Saami.su, 2007-2017
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна