РОССИЙСКИЕ СААМИ

Саамы Кольского полуострова

Russian English Finnish German Norwegian Swedish

Меткие выражения и поговорки

Выборочно

Фото

Видео

Книга

О лопарях в книге С. В. Максимова "Год на Севере"...

Книга Сергея Васильевича Максимова (1831-1901) «Год на Севере» открыла целую эпоху в изучении Русского Севера, ст [ ... ]

 

QR-код страницы

QR-Code

Шатков Ф. Ф. По поводу письма профессора К. В. Виклунд в Упсале.

Описание сельским фельдшером Кольско-лопарской волости саамского обряда жертвоприношения оленей в Семиостровском погосте.

Шатков Ф.Ф. По поводу письма профессора К. В. Виклунд в Упсале (Швеция) //Изв. Арханг. о-ва изучения Русского севера. – 1911. – №6. – С. 486–489.


По поводу письма профессора К. В. Виклунд в Упсале (Швеция)
(См. № 7 «Известий» за 1910 г. стр. 51).

[486]

3 февраля по ст. ст. сего года я был по службе в дальнем зимнем Семи-островском лопарском погосте. Этот погост как раз лежит на восток от Имандры и не ближе 200 верст от последней по прямому направлению, а по дороге 240 верст, от села Поноя 270 верст, от города Колы 320 верст и от берега Ледовитого океана, на станции Мурмана к северо-востоку Дроздовка, 150 верст.

Мною были опрошены лопари вышеуказанного погоста: Федор Павлов, 67 лет от роду, и Герасим Павлов, 56 л. от роду, которые рассказали, что у них предание о «волшебном бубне» не сохранилось, и, по заключению их, едва ли таковой был, так как им о бубне старики ничего не говорили.

У них употреблялся в старину при всяких религиозных обрядах и вообще при волхованиях, даже при лечении больных, особого устройства и формы пояс, каковой назывался «Почень». Пояс этот отчасти напоминал бубен, когда он лежал на каком-либо ровном месте и в свернутом виде, но только не был обтянут кожей, как бубен.

Пояс-Почень был сделан из червой полосы кожи, длиною в обхват тальи среднего человека, шириною около 1/4 аршина; сверху он был обшит суконными лентами трех цветов: верхняя лента была желтого цвета, средняя, любимого лопарями, красного цвета и нижняя — черного цвета; по полосам от одного края до другого, т, е. сверху до[487]низу, была крупная вышивка из бисера разных цветов, как изображаю на рисунке.

 

Желтая полоса
Красная полоса
Черная полоса

 

Сзади пояса имелось три медных кольца в один вершок в диаметре, пришитых сверху; снизу кольца не были пришиты. Были ли у пояса вязки или пуговицы для застегивания концов, лопари не знают... Пояс-Почень уже исчез по ветхости и не употребляется около 40—50 лет. Теперь лопарями сохраняются только кольца, которые они хотели мне показать, но не могли найти, как заявили рассказчики.

При всяких обрядах такой пояс-Почень лопарь-кебун одевал на себя и в нем пророчествовал или лечил больных. При лечении пояс обносился три раза около поясницы больного, но больному не одевался; после третьего обноса пояса больной ударял кебуна 3 раза ладонью правой руки по спине или плечу и говорил ему; «будьте у тебя глаза светлые, ноги крепкие, чтобы ты лучше помог мне». Кебун отвечает: «завтра все узнаешь». На ночь перед сном кебун одевает пояс на себя и ложится спать; во сне он должен увидеть всю судьбу больного. Утром больной являлся к кебуну и получал указания, чем и как надо лечиться; нередко кебун предсказывал и смерть больного, в последнем случае уже никакое лечение не применялось.

Последним кебуном в дальнем Семи-островском погосте был лопарь Михей Павлов, девяностолетний старик, который в прошлом году осенью умер. Лопари рассказывают, что последнее жертвоприношение у них было 15 лет тому назад, только без пояса-Почень, а при помощи обыкновенного ситцевого платка, в который были кебуном завязаны следующие вещи: складной ножик, игла с шелковой ниткой, серебряное кольцо (обручальное) и часть денег. Каждый предмет имел свое значение, а именно: ножик употреблялся, по верованию лопарей, духами, которые служили кебуну и исполняли все его приказания и требования, для вырезывания болезней, а игла с ниткой для зашивания ран, после операции; кольцо для соединения брачующихся брачными узами и желания им любви и согласия (брачующиеся надевали его себе на пальцы по приказу кебуна), а деньги — плата духам за труд, употребленный ими при исполнении требований кебуна. За все эти манипуляции кебун брал немного денег себе, когда 20—30 и 60 коп., но редко дороже. Лопари полагают, что в поясе-Почень были зашиты или вложены в особый карманчик эти же предметы, но утвердительно не уверяют.

Последнее жертвоприношение было совершено кебуном Михеем Павловым следующим образом: 15 лет тому назад, в великий пост, надо полагать, в марте месяце, кебун объявил лопарям погоста, что нужно принести в жертву 24 оленя (часть самцов и часть самок). Раз сказал кебун, то лопари сейчас же изъявили согласие, и тогда же ке[488]бун назначил время жертвоприношения и определил, кто сколько должен был привести оленей в жертву. Некоторые бедные лопари не соглашались отдавать своих последних оленей. Но, как уверяют лопари, олени к кебуну приходили сами.

В назначенный кебуном день для жертвоприношения, все лопари-участники мылись горячей водой (бани у лопарей нет), одели чистое белье и новую одежду. Необходимо, чтобы одежда не имела ничего нечистого, даже куска меха из собачьей шкуры или собачьей кожи. Потом запрягли оленей и сзади привязали оленей для жертвы; все поехали за кебуном в указанное им место. По приезде туда, кебун избрал двух лопарей, которые называются «коки». Они-то и убивали на жертву оленей, а потом снимали шкуры и варили кости и мясо, исключая внутренностей. Вареное мясо уже раздавал сам кебун участникам жертвоприношения.

Прежде чем приступить к обряду жертвоприношения, было приготовлено все, а также в снегу была вырыта яма до самой земли и поставлены две кубаксы (шалаш, сделанный из поставленных палок, соединенных сверху, и обтянутых парусиной). В одной поместился кебун с лопарями, а в другой около ямы поместились коки.

Перед убийством оленей для жертвоприношения, коки в кубаксе, снимают с себя всю одежду, обувь свою и тельное белье, потом нагие выходят из кубаксы на улицу, и один из них опускается в яму, а другой обливает его холодной водой. Затем облитый поднимается из ямы, берет ведро и обливает другого, после чего они идут в кубаксу и одевают специальную жертвенную одежду, в которой и совершают все жертвоприношение, т. е. ударом особой колотушки по лбу убивают оленей по приказу кебуна; снимают шкуру, но так, чтобы шкура, кроме разреза на брюхе и по одному разрезу на ногах, была вся цела, а если бы случилось, что нечаянно кто-либо из коков разрезал шкуру, тогда об этом нужно только заявить кебуну, который сейчас же приказывает коку, который разрезал, чтобы он отрезал кусок мяса и наложил на дыру, а сверху закрыл пойдой (сало). Если кебуну не сказать о разрезе шкуры, то кок может быть духами наказан каким-либо несчастьем, даже смертью.

Когда от удара олень упадет, тогда один из коков ножем прокалывает сердце, и выпускает всю кровь, пока течет, а потом уже снимается шкура с туловища и с ног совсем с копытами, а голова остается при шкуре, только из нея вынимается язык. Пока с оленя снимается шкура, народ делает стерлюжку на четырех ногах, в рост живого оленя (род скамейки); стерлюжку эту ставят по направлению восток—запад и сверху на нее кладут березовые ветви. Когда шкура будет снята с оленя, тогда она одевается на приготовленную стерлюжку и получается род чучела оленя — головой на восток.

Дальше коки приступают к потрошению оленя и к отделению от костей мяса. Когда мясо будет отделено, тогда все кости и язык кладутся в приготовленный раньше котел, под которым разведен костер. Когда вода в котле уже начинает кипеть и когда мясо достаточно уже сварилось, тогда кебун берет прежде всего язык, разрезает его на столько частей, сколько участников, и дает каждому по кусочку. Получив кусочки, все участники жертвоприношения становятся около чучела оленя на правое колено, а левое сгибают, и наклоняют, по мере возможности, туловище наперед, чтобы жир от съедаемого мяса не капнул на одежду, а если нечаянно кто-либо и капнет на одежду, тогда [489] об этом заявляет кебуну, который вырывает каплю совсем с шерстью от печка (печек — лопарская одежда кверху шестью) и бросает в огонь. Если случится, что кто-нибудь запачкает бороду и усы, тогда кебун берет горячую золу из-под котла и стирает с усов и бороды и золу бросает в огонь. После того, как язык уже съеден, кебун приглашает участников брать по своему усмотрению кости из котла и глодать тоже около чучела и на коленях. Коки с народом не сообщаются, и во время еды жертвенного мяса они находятся в стороне. Кебун в течение всего жертвоприношения стоит на одном месте, с лицом, обращенным к востоку, держа на правом плече топор, к топорищу которого привязан платок, заключающий в узле складной нож, иглу с шелковой ниткой и другие предметы и приглашает народ усерднее молиться Богу, говоря: «Вернее молитесь, не ссорьтесь между собой, дружнее живите, и зла друг другу не делайте и даже не думайте» и т. д., вообще убеждает народ жить нравственнее. Обыкновенно в первый день приносили трех оленей: одного Христу, другого — Его Матери, а третьего — святым. Следующие до 24 оленей приносились по два и по одному в день, по указанию кебуна, только было употреблено ровно 24 штуки оленей.

Когда все мясо от костей отделят и съедят и наедятся досыта, тогда кебун приказывает кокам раздеться донага и опять по очереди войти в яму, вырытую в снегу, и облить друг друга холодной водой и, затем, одеть свою обыкновенную одежду. Лопари уверяют, что все мясо, которое остается тут лишнее от варки, не съедается зверями и птицами, а сгнивает на месте. Звери и птицы якобы не смеют прикоснуться в нему.

Жертвоприношения были не каждый год, а так года через три и то — когда потребует кебун. Кебун за обряд брал только 1 руб. 20 коп. 13 лет тому назад в дальнем Семиостровском погосте выстроена была лопарями часовня, а потом превращена в церковь. С того времени больше жертвоприношений не было.

Лопари, поведавшие мне об этом, высказали сожаление, что они теперь не приносят жертв, так как, по их убеждению, эта жертва им много помогала: они не ссорились между собой, не пьянствовали, жили честно, друг у друга оленей не воровали, и в то время хорошо плодились и паслись стада оленей, а в озерах и реках был хороший улов сигов, семги и прочей рыбы, и вообще жилось лучше, чем теперь.

Рассказчики, Федор и Герасим Павловы, в последнее жертвоприношение были коками. При рассказе присутствовали и лопари, бывшие участниками жертвоприношения, и они дополняли забытое коками. Принимал участие в рассказе почти весь погост.

Ф. Ф. Шатков
10 февраля 1911 г.
г. Кола.

 

 


 

© текст, Шатков Ф.Ф., 1911

© OCR, HTML-версия, Шундалов И., 2007

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Саамские словариЛовозерьеСа̄мь Е̄ммьнеФорум народа саамиКольское саамское радио

 
  Участник рейтинга лучших сайтов
© Saami.su, 2007-2017
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна