РОССИЙСКИЕ СААМИ

Саамы Кольского полуострова

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom

Меткие выражения и поговорки

Выборочно

Фото

Видео

Книга

Лопари. “По-лопарям”.

Автор: Сергей Дурылин “За полуночным солнцем. По Лапландии пешком и на лодке”. 1913 г.
Главы из книги. IV. Лопари [ ... ]

 

QR-код страницы

QR-Code

БЫТОВЫЕ СКАЗКИ

158. Красивая Катерина и норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце .
159. Преданный муж.
160. О прекрасной Катерине.
161. Про Катерину.
162. Саамская женщина бросилась в озеро .
163. Саамская красавица.
164. Девичья гора.
165. Чудзьяврский житель.
166. Сакка о Телышеве-старике.
167. Лунная мама.
168. Завещание .
169. О чем котлы говорили.
170. Про попа и работника.
171. Ледяная вежа.
172. Старичок и старушка.
173. Московский вор.

158. КРАСИВАЯ КАТЕРИНА И НОРВЕЖЕЦ КРИВЫЕ НОГИ, ОСТРОЕ СЕРДЦЕ
Напротив Иокангского погоста в старину стояла вежа. Жили в ней старик, старуха и дочь их Муччесь Катрин — Красивая Катерина.
Варила однажды Катерина мыло из тюленьей шелеги с золой. Взглянула она на реку и увидела: белый лебедь летит. Запела Катерина песню:
Идет белый корабль. Придет норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце. Расстелет он сукно От корабля к моей веже. Возьмет меня он за руку И скажет: «На корабль пойдем, Моя любовь. Красивая Катерина, Тебя сто лет люблю я». Скажу я матери: «Отдашь или не отдашь меня. Но я пойду за ним».
И пришел белый корабль, вошел в реку. Постлали сукно с корабля до вежи, где жила Красивая Катерина. Пришел норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце к Катерине, пожал ей руку и говорит: «Пойдем, Катерина, на наш корабль». А Катерина отвечает: «Мама будет ругать».
Норвежец на это говорит: «Мать не будет ругать, я дам ей золотых денег».
И взял он Катерину за руки и пошел с нею по сукну на корабль. Пришел на корабль. Убрал сукно. Поднял парус, выбрал якорь, и поплыли. А Катерина на корабле запела:
Увез меня норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце. Привезет меня в свой дом, И замкнет меня тремя замками, И три года не пустит на улицу.
Шел с охоты жених Катерины, Андрей Иванович. Увидел он: белый корабль к морю идет. А Катерина с корабля ему рукой машет и кричит: «Прощай, мой любимый, до свидания!»
Увидел Андрей Иванович, что на корабле Катерина, и побежал по берегу за кораблем. А Катерина запела:
Андрей Иванович,
Ложись на грудь под камень,
Норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце
Направит пушку в твою сторону
И выстрелит из пушки.
Он разобьет все скалы
И тебя убьет.
И норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце выстрелил из пушки. Но не попал в Андрея Ивановича, а попал выше его, в камень, разбил камень на куски. Два часа лежал Андрей Иванович без памяти. Очнулся, смотрит: корабля уже не видно в море. Пошел домой. Пришел, разделся. Была у него за пазухой куропатка, он ее на охоте убил, а когда бежал за кораблем, то так разгорячился и вспотел, что куропатка у него за пазухой в поту сварилась. Достал он эту куропатку, съел ее и лег спать.
Норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце прошел на корабле три моря и пришел домой. Повел Катерину в свой дом. Привел, посадил ее в спальню, а сам пошел в кузницу, заказал там три замка семифунтовых. Замкнул Катерину тремя замками и уехал на корабле в море.
Осталась Катерина одна, совсем одинокая. Никто к ней попасть не может. И запела в своем одиночестве Катерина:
Норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце Привез меня домой, Замкнул меня тремя замками И ушел в море на белом корабле, А я сижу и свету белого не вижу. Три года ходил на корабле по морям норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце и вернулся домой, к Красивой Катерине. Сказала она ему: «Поедем к моим отцу и матери в гости».
Норвежец согласился. Поехали они на корабле, приехали в Иокангу. Разостлали сукно от корабля до вежи. Сошли по сукну, пришли к старикам в вежу. Принесли им рому пять ящиков, белой муки двадцать мешков, коровьего масла два ящика да денег золотых тысячу рублей. И стали играть свадьбу. Играли они свадьбу. Думали, три дня играют, а играли три года.
И запоезжал норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце с Катериной обратно домой. Постлали сукно от вежи до корабля. Поднялись на корабль, поднял норвежец паруса, выбрал якорь, и поплыли в Норвегию.
Подплывал корабль к Крестовому мысу, что в устье Иоканги. Вышла Катерина на палубу. А норвежец смотрит на нее и говорит: «Иди, Катерина, в каюту». Катерина отвечает: «Я в каюту не пойду, дай мне попрощаться с родными землями».
И прыгнула она с корабля в воду. А норвежец спустил паруса и бросился за Катериной в воду. Нырял, нырял, но не мог найти Катерины. Решил, что она утонула. Поднялся на корабль и поплыл в море. Поплыл и говорит: «Не пойду я в Норвегию, а обойду Святой Нос, который не могут обходить корабли». Подплыл он к Святому Носу. А из моря в это время поднялся трехголовый хозяин моря — Кольминэйвинчыэрхтэ — и проглотил корабль. Так погиб норвежец Кривые Ноги, Острое Сердце.
А Красивая Катерина не утонула: она выплыла на берег, потом пришла к отцу и матери в вежу. Вернулась она к своей прежней любви, к Андрею Ивановичу. И стала с ним рсить. И теперь живет.

159. ПРЕДАННЫЙ МУЖ
Давно это случилось. Жили на Семи Островах муж и жена саамы. Больше никого не было. Жена была такая красавица, что и у русских не найти, хоть всю Колу изойти. Пристал раз иностранный корабль к Семи Островам. А муж ее был на охоте за куропатками. Увидели с корабля женку, подивились красоте ее, да потом захватили ее с собой, связали и только подняли паруса и поплыли вперед, как муж прибежал с охоты. Жены на берегу нет — стоит и плачет, на корабль смотрит.
Корабль плывет, а он вслед бежит по берегу да кричит жену по имени, громко кличет да вперемежку плачет. А корабль все вперед да вперед. А корабельники смеются над ним. Схватил муж лук и только что хотел пустить стрелу, как жена ему крикнула: «Я уже пропала, зачем же тебе пропадать? Пожалей себя».
Опустил саам лук, послушался жену, но только все бежал да бежал за кораблем. Преследовал он похитителей от Семи Островов до Святого Носа, тут и упал от усталости. А куропатки, что у него за пазухой были, сварились.
Так и остался он на Святом Носу. Тут через три дня от тоски и умер.

160. О ПРЕКРАСНОЙ КАТЕРИНЕ
Жили старик со старухой. У них родилась дочь, прекрасная Катерина. Девушка выросла большой. У нее появилась свекровь. Катерина легла спать. Утром встала и начала рассказывать своей свекрови сон: «Видела я: прилетели и сели на озеро два лебедя, и вместо этих двух лебедей стали два парохода. И появились на пароходах два парня». Свекровь говорит: «Сегодня к тебе издалека придет жених, которого ты не ждешь». Сидели, сидели, и вот показались два лебедя, сели на озерко, стали два парохода. Идут два юноши. Жених был очень уродливый. Катерина говорит: «Мама, папа, спрячьте меня». Отец и мать спрятали ее под кережку. Женихи искали, искали и полетели обратно. Ну, отцу и матери сказали, что завтра жених придет, все равно Катерину увезет: «Если не покажете, то вас убьем и ее найдем и заберем». Опять пришел в другой день. Катерина говорит: «Папа, мама, спрячьте меня». Они спрятали ее в лес. Ну, старик и старуха все равно показали им. Они увезли Катерину, ехали они очень долго. Катерина родила мальчика и девочку. Сама же Катерина не видела белого света. Семь лет смотрела только через отверстие трубы, Катерина стала очень черная. Потом они поехали в гости, приехали, пожили, погостили. Катерина и говорит: «Свекровь, мы обратно поедем, вы ищите нас у поворота реки; когда сядем, я прыгну с девочкой, и там сядем; свекровь, не говори отцу и матери, через два дня приходите на это место. Мы будем там на второй день». Приехали, их прекрасная Катерина плавает в воде, в одной руке девочка, в другой ящичек. Они взяли их (девочку и ящик), дальше двинулись. Там плавает мальчик, взяли их, похоронили. Старик и старуха очень сильно плакали. Старик и старуха как жили, так и живут одни.

161. ПРО КАТЕРИНУ
Жили старик со старухой, у них родилась красивая дочь — красивая Катерина. Другой человек отправился охотиться. Пришел во вторую вежу. Во второй веже жил сутки. Обратно пришел к своему отцу, говорит: «Пойду жениться». Отец говорит: «У старика и старухи есть красивая девушка». Отец сыну говорит: «Заработай деньги». Сын говорит: «Где я возьму деньги?» А он (отец) говорит: «Налови песцов». Сын отправился ловить песцов. Поймал целый мешок песцов. И вот сын пришел с охоты и говорит: «Вот я поймал песцов». Старик говорит: «Можешь продать песцов». Отец говорит: «Отправляйтесь в Колу».
Взяли быков, поехали на двух санях. Вот приехали в Колу. В Коле продали песцов, взяли вина и продуктов, остальные деньги старик не отдал сыну. Поехали обратно, приехали. А сын говорит: «Завтра поедем жениться». А старику нужно дрова рубить и вежу чинить. Он говорит: «Твоя жена успеет пожить». А сын говорит: «Мне нужны деньги, один поеду». Отец говорит: «Я тебе денег не дам». Жених говорит: «Еще ночь ночую».
Утром встали, старик сам поехал женить сына. Ехали, ехали, день пришел, старик говорит: «Остановиться нужно». Парень говорит: «Не остановимся, холодно спать». Ехали, ехали, старик опять говорит: «Остановиться нужно», а парень говорит: «Остановимся, спать будем». С отцом оленей привязали, чай начали греть, чай согрели, попили, сын говорит: «Пол-литра нужно выпить, холодно будет спать», а старик говорит: «Вино не будем пить, пойдем на свадьбу, надо свадьбу начать делать». У парня быки ушли. Старик говорит: «Нужно было быков привязать». Парень отпустил быков. Старик говорит: «Ты езжай за быками». Парень пошел искать быков, а старик тут остался. Парень ехал, ехал, быков нашел, обратно вернулся. Старик сидит и поет. Сын пришел, спрашивает: «Почему, отец, поешь?» А старик говорит: «Я попробовал». Сын говорит: «Что попробовал?», а старик говорит: «Водки попробовал», а парень говорит: «Почему до завтра сыну не дал вина попробовать?» Старик говорит: «Ты можешь попробовать?» А сын не пьет.
Оленей запрягли и поехали. Старик все поет. Парень ехал, ехал, вежи показались. Отец говорит: «Здесь Катерина живет». Приехали к веже. Старушка вышла на улицу и из-под ладони смотрит, обратно в вежу пошла и говорит: «Кто-то приехал», а Катерина говорит: «Наверное, женихи приехали». Старик вышел на улицу, пошел здороваться, откуда, мол, едут. А тот парень говорит: «Я осенью приезжал». Парень говорит: «Я еду в гости». Старик позвал в вежу, вошли, старик и говорит: «На улице люди мерзнут, сына нужно позвать». Старик говорит девушке: «Уведи оленей». Катерина оделась и увела оленей. У них чаю нет, а суп есть. Сели кушать, поели, а девушка не пришла. Суп съели, девушка не пришла, парень говорит: «Девушка не придет, надо идти на помощь». Старик говорит: «Сейчас придет». Девушка пришла. Старик говорит: «Суп съели, надо вино пить». Другой говорит: «Если так, то не мешает». Сели, старик сходил, бутылку принес, а Катерина спрашивает: «Что это такое?» Жених отвечает: «Это водка, начнем пить», а Катерина говорит: «Зачем эту водку пить? У нас чаю нет». Парень говорит: «У нас есть чай, можем согреть». Они поставили чайник. Жениха отец говорит: «Мы вина попьем, а чай подождет, будем пить вино». Они полбутылки выпили, а девушка не пьет. Чай начали пить. А жених говорит своему отцу: «Еще принеси бутылку». Чай начали пить, а вино вылили в чайник, и вот чай пьют.
Отец девушки спрашивает: «Что думаете?» А тот парень говорит: «Мы пришли за Катериной». А старик говорит: «Одну дочь увозите, а как мы будем жить?» А парень говорит: «Я возьму, так буду знать». Старик говорит: «Мне нужно брата привезти, живите здесь, пока я езжу». Отец Катерины говорит: «Приведи оленей». Катерина сходила, оленей пригнала, а жених вышел на улицу и смотрит на оленей. А старик на улицу вышел. Отец девушки спрашивает: «Как мои олени?» А жених говорит: «Хорошие». Старик поехал, а жених вслед сзади смотрит, на улице стоит. Олень побежал, а жених повернулся, чтобы идти обратно в вежу; вошел, а Катерина спрашивает: «Как отец едет?» А жених говорит: «Хорошо, даже шапка на спину с головы упала; подождем до завтра». Жених спрашивает: «Далеко ли ехать?» Катерина говорит: «Завтра приедет, а сегодня нет». Опять суп начали варить. Парень спрашивает: «Куда оленей угнала?» А девушка говорит: «Я свела оленей в стадо». Старик говорит: «Оленей пустила обратно, не попадем». А жених говорит: «Мы с Катериной бегом сбегаем до вежи». Пока суп варили, старик обратно пришел. Сват говорит: «Слава богу, сват пришел обратно». Отец жениха спрашивает: «Привез или нет брата?» А старик говорит: «Привез, на улице находится». — «Но почему?» Жених вышел на улицу, смотрит: человек стоит. Жених говорит: «Здорово живешь». — «Да я здесь давно живу». «Пойдем в вежу», — говорит жених. «Да, пойдем в вежу».— «Да только без меня приехали». Катерина сходила, принесла воды, чай поставила греть. Жених говорит: «Нам нужно сегодня свадьбу делать». А тот, приехавший брат, говорит: «Почему не сказал, что свадьба будет?» Чай поспел, Катерина говорит: «Сегодня вам свадьбы не будет». Жених говорит: «Я за тобой ехал, ты если не пойдешь, а как я обратно поеду, что мать скажет, всю голову разобьет». Девушка говорит: «Как пришел — так и схватил», говорит еще: «Утром поднимемся, видно будет, как жить нам». А жених говорит: «Мне нужно сегодня свадьбу делать». А старуха заговорила: «Да как сегодня свадьбу делать, сегодня не подходит свадьбу делать». А два старика говорят: «Сегодня нужно свадьбу делать, а завтра поедем в стадо». Отец невесты и жениха отец говорят вместе: «Сегодня свадьбу делать, а завтра ехать в стадо». А брат говорит: «У моей жены нет родни». Отец жениха говорит: «Мой сын хорошо сделал, целый мешок песцов продали». А этот, отец невесты, спрашивает: «Куда продали?» — «А в Колу продали». — «А много денег взяли?» — «А семьсот взяли, есть чем свадьбу играть». — «Пойдем в свою вежу и там сделаем свадьбу». — «Очень далеко ехать?» — «Не далеко, через реку». — «А какая река?» — «А река Харлов-ка». — «А где твоя вежа?» — «А, может, знаешь большое озеро? У истока реки из большого озера есть вежа». Отец Катерины говорит: «Можно сегодня свадьбу делать, как свадьбу сделаем, тогда поедем к вам в гости». А Катерина говорит: «Те олени побежали в ту сторону». Жених говорит: «Вам все равно бежать, у моего отца около семидесяти голов оленей». Катерина говорит: «Отец все время мне мешает». А старуха говорит: «Сегодня не поедем, а завтра нужно ехать». Девушка говорит: «Мне хоть сегодня. Как умеете, так и делайте». Брат говорит: «Мне тоже нужно ехать в гости, пока вы в стадо ездите, а я за женой съезжу, ей тоже хочется племянницу увидеть». — «Ну, ладно, начнем свадьбу делать». Жених спрашивает отца: «Много ли водки понадобится?» А отец говорит: «Три бутылки принеси». Старик говорит: «Целый бочонок». А Катерина думает: «Все напьются». Старик говорит: «Принеси бочонок в вежу». Принесли и налили три бутылки. Жених говорит Катерине: «Тебе бочку сторожить до завтра».
Вот начали пить. Старик говорит: «Нужно рядом посадить молодых, а мы вокруг». Катерина принесла деревянные чашки вино пить. Вот они наливают чашки, и садятся рядом, и начали пить. Пили, очнулись, свет забрежил. А отец Катерины говорит: «День начался». Они все поехали в стадо, одна старуха осталась в веже чай кипятить, суп варить. Старик брату говорит: «Ты с нами поезжай в стадо; брат с нами поедет в стадо, дашь быка и кережку, ты поедешь за бабушкой, а мы начнем стадо делить на приданое девушке».
Ну, пошли в стадо, поймали быка, а брат и говорит: «Быка сильно не дергай, бык сломает тебя». Старик быка взял и пошел с кережкой, сел и поехал к своей жене, а эти остались оленей делить. Отец Катерины пошел посреди стада и собаку пустил. Собака побежала, отогнала часть стада прочь. Отец девушки закричал: «Довольно гонять». А жених говорит. «Моя собака не годится никуда, полает и довольно» и говорит: «Обратно поедем в вежу». Поехали к веже, старуха на улицу выскочила и завыла: «Уху!.. Катерине мало оленей дал». А жених обрадовался, говорит Катерине: «Где бочонок?» «А бочонок в углу, где продукты»,— говорит Катерина. Старик говорит: «Выпить хорошо, да ехать надо, только что отделившиеся олени могут обратно уйти». А жених говорит: «Немного, по одной чашке выпьем и потом поедем». По чашке выпили, супу поели, и девушка на улицу вышла. Жених говорит: «Какую кережку дашь ехать?» А тот говорит: «Сверху этой кережки — смоляная кережка, для одеял и шкур вторую кережку нужно, а потом зимой приедешь, тогда возьмешь остальное приданое». Вторую кережку взяли и положили одеяла, шкуры, брезент. А старик принес упряжь и веревку дает. Зять говорит: «Иди поймай белого оленя». Ну, тот пошел, поймал оленя, положил аркан, зануздал оленя. Зять говорит: «Вот тебе олень, вот тебе толстая веревка, держи да не теряй».
Они оленя запрягли, привязали позади кережки Катерины. Жених говорит: «Теперь поедем», а старуха говорит: «Зять, мне на вторую ногу выпить нужно». Старик говорит: «Нам всем нужно выпить». А жених говорит: «Погодите, мы заблудимся». Сын опять: «Где бутылка? Я начну угощать своего тестя и свою тещу». Две чашки налили, угостил и говорит: «Поедете — не отставайте, отстанете — можете потеряться». Они поехали, жених едет, запел, а Катерина едет следом и слушает песню; тот ехал, все пел, пел. Ехали, ехали и говорят: «Бык, твой бык — быстрый бык, не зря ехали».
Подъехали к берегу реки Харловки. Жених остановился, стоит, смотрит. Катерина спрашивает: «Почему стоишь?» — «Посмотреть надо, все ли, нет едут». Олени пришли, да те два старика подъехали. Они сидят, и старик у сына своего спрашивает: «Налей чарку». Сын вытащил бутылку из-за пазухи, говорит: «Идите сюда», а Катерина говорит: «Они напьются и остаться могут». Жених говорит: «Нужно угостить, холодно». Жених налил по полчашке и угощает. Он говорит: «Дай бутылку, здесь находится, у камня». Потом поехали. Жених едет, все смотрит назад: олень едет рысью, а людей не видно, где идут. Он остановился, Катерина спрашивает: «Почему остановился?» А жених говорит: «Олени идут, а людей нет». Вот показались, едут. Он поехал назад, ехал, пел. Черная собака выскочила, залаяла. А мать-старушка обрадовалась, говорит: «Сын поехал через горку». Потом поехал сын с горки вниз, поехал к реке. Катерина увидела вежу, еще ближе подъехали, земля показалась, а собака стала лаять. И старуха вышла на улицу, и смотрит, и не видит, почему собака лает, почему Чапа-собачишка лает. Она говорит: «Я бояться стала». А Катерина слышит, что она говорит. Подъехала к веже, остановилась и окликнула: «Мама!» Старушка слышит ее голос и сына голос. Собака перестала лаять. Катерина подъехала. Она подошла с сыном здороваться и спрашивает: «Кто это?»— «А это моя молодая». Старуха обняла ее и заплакала. Старуха спрашивает у Катерины: «Кто это есть?» — «А мой отец и моя мать». Сын смотрит: еще двое прибавилось. «Это мой брат едет». Бабушка не знает, здоровается и спрашивает: «Который отец Катерины?» — «Этот отец Катерины».
Оленей пустили, а старик спрашивает: «Где стадо?» Старушка говорит: «Вот наше стадо на краю горки, выпустите, а я отведу оленей». А жених говорит: «Ты суп вари и чай грей, а я оленей отведу». Старушка пошла рубить мясо и суп варить, чайник греть, все повесила на крючки. Старушка говорит сыну: «Я могу отвести в стадо». Сын говорит: «Ты готовь всю еду». Бабушка обратно ушла. Сын погнал в стадо и обратно на одном олене приехал, вошел в избу и говорит: «Почему сидите, йочему не веселитесь?» Бабушка говорит: «Не смели без тебя пить». Старик говорит: «Где бочонок?» — «А бочонок в керёжке, нужно принести из кережки». Вот жених сходил, принес бочонок в вежу и говорит: «Мама, где бутылка?»— «А бутылка рядом с поленом, которое находится у костра».— «Мать, принеси рюмки». Мать спрашивает: «Много ли нужно рюмок?» — «Видишь, сколько народу». Принесла восемь рюмок, рюмки положили и чай попили. Все рюмки налил, выпили и повели разговор. Начали говорить: «Два человека на одно место уложить». Катерина сходила, кережку развязала и постельные принадлежности, одеяло и шкуры принесла в вежу. Тесть говорит: «На берегу большого озера водку пили, мой отец здесь жил, на берегу; сегодня можно попеть у этого берега озера, здесь я родился». А другой старик говорит: «И наши братья здесь родились, на этой земле, здесь росли и встречались. Ну вот, Катерина, на свою природную землю приехала и живи, а мы завтра поспим и поедем обратно». А Катерина говорит: «Я еще останусь». Старик дочке говорит: «Как же ты замуж вышла, нужно жить по-чело-вечески». Они жили до утра, день забрезжил. Старик и старуха засобирались обратно, а Катерина говорит: «Возьмите меня обратно». А старушка говорит: «Ты замуж вышла, приданое тебе дали, и нужно жить здесь». А жених говорит: «Ты пришла для житья, а не обратно идти». Старик и старуха засобирались, сын в путь оленей пригнал, Катерина тестю говорит: «Тебе со старухой вместе нужно жить». Оленей запрягли, зять говорит: «Бутылку вина принесу, начнем пить отвальное». Чай поспел, суп поспел, и вот сели, покушали и водку начали пить. Старик говорит: «В гостях мало ели, ехать надо, день проходит». А зять говорит: «По одной рюмке выпьем и еще по второй добавим». По второй рюмке выпили, старуха благодарит зятя и сватью и всем спасибо говорит: «За прием в гости». Катерина говорит: «Тебя жених угощал, а мне тоже нужно угостить — отвальное». Зять говорит: «Ну, возьми тыг возьми с собой. Они едут, едут и погреются». Катерина принесла полбутылки и дает отцу: «Положи в карман».
Старик вышел на улицу. Вышел, оделся, оленей взял, говорит: «Сесть негде, в кережке места нет».
Ну, тут попрощались, и вот выехали старик со старухой и братом, а Катерина заплакала. Жених говорит: «Не плачь». До весны пожили. Весной на берег моря поехали, там жили до лета и летом жили в селе.
Пришел пароход, парень убежал, а Катерина осталась. Пришли шведы и Катерину ту забрали, увезли шведы. Жених пришел в село и спрашивает у своей матери: «Где Катерина?» А мать говорит: «Пароход приходил, наверно, шведы увезли». Человек загоревал, обида взяла: жена потерялась. Он идет по берегу и горюет: «Катерина, почему ты меня забыла, куда ты ушла?» Обратно пришел в избу, опять спрашивает у матери: «Как это ты не знаешь, куда она девалась?» «Пароход был, наверное, пароход увез», — говорит мать. Старик пришел, муж у старика своего спрашивает: «Куда Катерина девалась?»-«Да шведы увезли», — говорит. Сын говорит: «Шведы ее увезли, так я тоже уйду». Отец говорит: «Садись есть». А он говорит: «Я есть не буду, а пойду искать». «Где ты возьмешь ее?» — говорит отец.— «А куда ушла, там найду». Он покушал и пошел, а его мать за ним бежит, а там риськи в руке, и окликает своего сына. Тот остановился, старуха пришла, говорит: «Тебе кусочек риськи». Он риську положил за пазуху и пошел. Бабушка осталась, сидит, смотрит сзади. Вот он пошел, долго ли, коротко, пришел к шведам. В Норвегии играют с мячом; он смотрел, смотрел и вниз спустился в город, к крайнему домику. Бабушка бежит и спрашивает: «Кто тебя привел сюда?» Он говорит: «Вот такая жизнь, всякое придется». — «Да ты еще молодой!»
Бабушка чай согрела и принесла кофе; накормила и спрашивает: «Куда ты идешь?» — «А я иду, куда Катерина девалась». — «Кушай, кушай, поспи до утра, тогда увидим». Человек говорит: «Я семь суток шел». — «Поспи до утра, может быть, ночью приснятся интересные сны».
Утром проснулись, бабушка чай согрела, кофе принесла и молоко принесла. Бабушка говорит: «Далеко не ходи, здесь возле дерева находись да мимо дерева этого ходи». Ну, парень сел, сидит возле дерева. Там с мячом играют. Ну, шлепается мяч около Катерины. Вот обратно идет, пришел. Бабушке он говорит: «Такое я видел интересное». — «Ну, видел, так поспи до утра, а завтра с той стороны дерева увидишь камень, так около камня падает брошенный мяч». Бабушка говорит: «Пей чай». Вот он один бокал выпил и больше не пьет. Бабушка говорит: «Вот тебе платок, дойдешь до камня, садись и сиди, жди, когда мяч придет; мяч придет, ты схвати и заверни в этот платок». Он сел и сидит, и ждет здесь, когда мяч поднимается. Бабушка говорит: «Если мяч вечером не придет, то приходи обратно». Не пришел мяч. Он пришел об ратно к старушке. Бабушка говорит: «Ну, что видел?» — «Ви дел, мяч не идет». — «Ну, вот завтра пойдешь, мяч придет» Он говорит: «Если мяч не придет, то я тебя возьму с собой»
Вот вечером поели, попили, бабушка его вином поит, од ну рюмку дала: «Пей и спи, не печалься». Он поел, попил, и легли спать. Ему во сне грезится, что Катерина пришла и с ним спит, возле него. Он проснулся и поискал: Катерины нет. Сидел, сидел, бабушка проснулась, смотрит: он не спит. «Что сидишь?» — «Да сон не берет, и во сне видел, что Катерина у меня была, проснулся — ее нет». — «Ну да, тогда Катерина твоя будет». Бабушка опять чай согрела, поели, опять идет к тому камню, где вчера сидел. Бабушка говорит: «Платок возьми». А он говорит: «Можно взять». Сам думает: «Что поможет этот платок?» Ну, пошел, пришел к камню и сел, ждет, там мяч шлепает. Ну, мяч поднялся и идет прямо к нему. Он сидит, смотрит, как мяч идет. Мяч прошел мимо камня ему на колени. Он схватил мяч и завернул в платок. Катерина идет, бежит за мячом, прошла вокруг камня, показалась, а тут ее муж. Муж ее обнял, пошел. Катерина бьется, не хочет идти. «Почему отбиваешься ты, моя Катерина?» Катерина говорит: «Я тебя не знаю».— «А как не знаешь, год жила»,— он говорит. Пришла к бабушке, она чай согрела и суп сварила. Пришли, чай попили, поели. Он говорит: «Теперь пойдем». Катерина говорит: «Куда пойдем?» «А обратно», — говорит. Вот они пошли обратно, с бабушкой простились, и вот ушли. Шли обратно семь суток. Пришли, старик и старуха в селе, пришли. Старик и старуха вдвоем живут. Старуха болеет, старик спрашивает: «Что за народ пришел?» — «А вот я с Катериной пришел». — «Ну, пришел, слава богу». Ну, они здесь зиму жили, старуха болела. Весна началась. Жили, пока комары стали летать. Ну, муж пошел в стадо смотреть, ходил, ходил. Катерина опять ушла. Весной комары полетели, пароход пришел. Катерина на пароход пришла, взяла свой ящик для иголок. Там шведы говорят: «Зачем пришла?» — «А я для того пришла, чтобы с вами ехать». А те шведы говорят: «Мы тебя не возьмем». Она песню затянула, она пела и говорит: «Мои украшения поплыли бы разными ракушками, а мои сережки будут скатами, а мои волосы водорослями». И сама ящик бросила в воду открытый и бросилась в воду с парохода. И сказка вся.

..........

163. СААМСКАЯ КРАСАВИЦА
Жила в Мотке (Большой Мотовский залив) красавица — девушка саамская. Почувствовала она приближение необыкновенного сна и говорит подружке: «Не буди меня, сколько я спать ни буду».
Спала она три дня и три ночи, наконец проснулась и обращается к подруге: «Знаешь ли ты, подруга моя. откуда у меня богосуженый будет?» Подруга говорит:
— Не Васька ли из Паз-реки?
— Нет, у него шапка стара.
— Не Иван ли из Воронинского погоста?
— Нет, он ходит грязно.
— Не Мошников ли с Сонгельского?
— Нет, у него глаз крив.
— Не Семенко ли с Нотозера?
— Нет, у него нога хрома.
— Не Иван ли с Масельги?
— Нет, у него олени черные.
— Не Петро ли с Кильдинского?
— Нет, у него вежа мала.
Так перебрала все погосты подруга, а богосуженого все нет. Наконец девушка и говорит: «Не будет мне суженого из своих, а придет он из-за моря на трех кораблях через трое суток. Увидит он меня и сватать не станет, а просто бросит мне две вареги, возьмет за руку и уведет на корабль». Заплакала подруга, а через три дня и через три ночи пришли корабли. Сошел с них какой-то чужой, бросил девушке вареги и взял ее с собой. Семь лет не было о ней никакого слуха. А плохо жила девушка, света белого не видела, семь лет учил ее чужой по-своему, рвал ее тело железными щипцами, жег ее. Наконец, она выучилась, и он повез ее назад к отцу в гости.
Плывет девушка на корабле и все на палубе стоит, родную землю ищет. Сама стоит, а слезы так и льются. А как увидела Мотку, сошла на берег свой, так оземь и ударилась. Прожили они неделю, и стал собираться ее муж назад. А она идти не может. Взял ее, снес на корабль, и поплыли они. Прошли мимо пахты Ейны; тут она села на палубу и, глядя на родную землю, петь стала. Как хорошо жила в родной стороне у отца с матерью, как вещий сон видела да с подругой разговаривала. Стала петь про чужую сторону и плакать. Не нужно ей богатство, ни платья, ни денег. Не может она забыть своей стороны ради всего этого.
А корабль все плывет. Вот и в последний раз увидела она вдали свой берег. Не выдержала девушка разлуки и бросилась в море. Три дня и три ночи искали ее там, а найти не могли. Так и пропала саамская красавица.

164. ДЕВИЧЬЯ ГОРА
Жила одна девушка в Каменском погосте. Полюбила она молодого человека, и он ее полюбил. Стала она просить родителей, чтобы они отдали ее за него замуж.
Но родители не захотели этого, не отдали ее замуж за любимого человека. Не могла пережить этого девушка. Пошла она на гору и взяла с собой кережку. Там она привязала себя к кережке и с крутизны на ней покатилась вниз.
Когда кережка докатилась до низа, девушка уже была насмерть разбита о камни.
В память этой девушки та гора называется Нийтпахк — Девичья гора.

165. ЧУДЗЬЯВРСКИИ ЖИТЕЛЬ
Жили четыре брата. У одного из братьев, у Степана, были две дочери и два сына. Одного сына звали Савельяном, а другого звали Алексеем. Старшую дочь звали Олесавой, а младшую Марией. Савельян засватал невесту, ее звали Матреной. Матрена была от бедных родителей: отец умер весной, а они пришли от берега моря, и в Чудзьявре умерла мать. Девушка осталась одна, больше в семье никого не было. Она плачет, что отец умер и мать умерла, а есть нечего. Затем думает: если бы Савельян взял ее, ей там хорошо стало бы.
Осенью она поехала к ним на двух важенках. Она едет очень быстро по только что замерзшему озеру из Чудзьявра в Каньсозеро. Она туда доехала, подошла к дому. Собаки лают, встречать не вышел никто, а из камелька поднимается дым. Только дверь приоткрылась, выглянула Мария. Она дверь быстро захлопнула. Матрена важенок привязала и затем прибежала в дом. Хотела перекреститься, а увидела: жених сидит без рубашки, руки связаны за спиной. Посмотрела в другой угол: Олесава сидит без рубашки, руки связаны за спиной. Потом оглянулась назад: мать жениха сидит без рубашки, вся одежда на ней порвана.
Она выбежала на улицу, важенок схватила, села и поехала — решила убежать. Наехала на пень, и тяж порвался. Собаки лают, важенки боятся; как только важенок кругом повернет — тяж она не может застегнуть. Девушка испугалась, что Степан, старик, придет и ее завяжет. Тяж стянула, стала сшивать, а собаки лают не на нее, а через нее. Потом смотрит: старик бежит и преграждает дорогу ей. Подошел, поздоровался с ней. Веревку взял, в другую руку взял девушку и приветствовал ее; под окно привязал важенок.
Девушку зовет в дом, девушке не хочется идти, а он говорит: «Не бойся, не бойся». Потом спрашивает девушку: «Была ли, нет в доме?» А девушка говорит: «Не была». Старик говорит, а сам улыбается. Вошли в дом, девушка крестится, а жених перед ней без рубашки, и руки связаны сзади. Старик Матрене говорит: «Я утром рассердился, немножко их связал». Сначала развязал Олесаву и говорит: «Принеси жениху новую красную рубашку и сама приоденься. Поставьте самовар греться, гостья приехала», а сам пошел за грудинкой и двумя задними ногами оленя. Старик сам суп принес, жир сварил для Матрены. Обедать посадил Матрену и Савельяна рядом. Матрена не может есть, очень боится. Старик видит: невеста не ест, стесняется. Жирное мясо, для нее сваренное, он завернул ей подарком: пусть дома поест. Дал Олесаву помощницей. На второй день они спустили под лед сети посреди озера. Они с Олесавой очень обрадовались, поехали и запели. Во вторую ночь спустили восемь сеток. Олесава обратно побежала в Каньсозеро, а девушка поехала обратно в вежу, в Чудзьявр. Вернулась назад и плачет о своей несчастной жизни. Тут вот приговаривала: «Кто бы зимой ко мне ни приехал, я к Савельяну женой не пойду из-за старика». Зимой она вышла замуж за жениха из Мотки. Расстояние между селениями сто четыре километра. А Савельян потом взял старую деву. Из-за отца никто из молодых девушек не пошел за него.

166. САККА О ТЕЛЫШЕВЕ-СТАРИКЕ
Жил Телышев-старик в лесу в стародавние времена, во пустыне, на осенних местах. А время-то было такое, что и теперь еще находим — то девичьи косы с треугольничками красного сукна и с бусами на суку висят, то косточки на земле лежат не зарыты: как попали сюда — неведомо. Варзужане тогда ходили на нас. Ходили они на нас шишовать и грабить.
Телышев был старик большой и богатый. До него варзужане давно добирались, да кто их знает, обходили как-то. Боялись. Ну вот, живет Телышев во пустыне своей со всем своим семейством. Живут, живут, а только домашним его стало чуть: идут! Идут Телышева убить — давно добирались!
Ну ладно. Телышев взял большой топор, сел посередине вежи и давай его точить. Большой топор точит, глаза под лоб ушли, нос скривился, ноги в землю вросли.
Пришли те. А в вежу-то войти боятся. Вот они залезли на крышу вежи и в дымовую дыру смотрят, а в двери-то поп дается: он у них вожаком. Дверь отворил, голову сунул и смотрит. («Он будто бы мирный, — так думает он, — его Телышев не тронет».) А Телышев ему кричит: «Ты куда, попиш-ка-калагаришка? Куда голову сунул? — и показывает ему топор.— А это ты не видел? Тяпну по голове — как пуговка отлетит!»
Те, кто там, на крыше, сидели, испугались, с крыши покатились и побежали. Попишка-калагаришка обмер, кричит: «Ой, ребята, убегайте прочь1 — кричит остальным: — Телышев нынче сердитый, он на нас осерчал — большой топор точит, глаза под лоб ушли, нос скривился, ноги в землю вросли! Прочь бежимте, бежимте прочь!»

167. ЛУННАЯ МАМА
Один мальчик играл на берегу озера. Играл, играл и забыл, что уже поздно, что пора идти домой. Он позабыл дорогу домой.
Ночь настала. Луна взошла.
Мальчик пошел вдоль берега озера в сторону луны и запел:
Отец-мати огонь развели,
У огня сидят они. греются,
А сыночек их один идет.
Холодный и голодный.
Луна была круглая. И видно было, что там, на луне, ходит женщина, туда и сюда ходит женщина. Туда и сюда бегали по воде лучи лунного света. Как светлые палочки, укладывались они один за другим справа и слева, слева и справа — как на лестнице.
Там, где вода озера набегала на прибрежный песок, блики света тоже бегали туда и сюда, туда и сюда.
Мальчик наступил ногой на один блик, потом на другой, на третий и на четвертый... и пошел по лестнице бликов вверх. Он поднялся прямо на луну. Там его встретила женщина, похожая на маму. Она уложила его спать. Мальчик заснул.
Рано утром отец и мать нашли его на берегу озера, у самой воды. Сонного они принесли его домой. Проснулся он и спросил у матери: «Ты лунная мама?»

168. ЗАВЕЩАНИЕ
Умирал отец и завещал своему сыну: «Носи ново, ешь сладко». Вот умер старик. Сын стал жить.
Чуть немножко одежду порвет — сейчас долой, бросает вон. Новую берет. А кушал всегда сладко. Недолго так прожил — нечем стало жить.
Он пошел к дяде своему: «Вот так-то и так-то, дядюшка,— умирая, отец завещал мне носить ново, есть сладко. Я завет выполнил, а теперь у меня стало... нечем стало жить».
Дядюшка подумал, подумал и сказал: «Одежда всегда должна быть нова. Трудом своим, что стало старо, сделай ново. Продралась одежда — наложи заплатку, будет ново. Сладко ешь — трудись не покладая рук, все своим трудом добудь,— тогда будут тебе сладки хлеб и вода».
Пошел он и делал так, как сказал ему дядя.
И правду сказал он ему. Трудился он до поту и были ему сладки простой хлеб и простая вода.

169. О ЧЕМ КОТЛЫ ГОВОРИЛИ
В одной веже жили два соседа. У одного хозяйка была чистотка, а у другого необрядная грязнуля. Никогда грязнуля не помоет свой котел. У нее повадка была такая: поели — сыты не сыты, а котел из вежи вон, на улицу, за дверь. А на улице — и собаки-то его вылизывают, и овцы-то бока ему грызут, и валяется-то он где попало: то у дров, то за дверью, то позади вежи, неприбранный, нечищенный, весь облепленный грязью.
Другой порядок был у обрядной хозяйки. Пообедали — она свой котел вымоет, золой протрет, вычистит, опять вымоет и насухо вытрет. Котел-то медный так и блестит, так и сияет довольный, что отмыли его после обеда. Как ни говори, а дело это не легкое — обед сварить и людей накормить. Хорошая хозяйка вымытый котел ставит на почетное место, что против входа — пусть солнышко его обсушит, осветит — в веже будет веселей. И лежит котел как новый, блестит от чистоты, сам собою красуется и дом украшает. Никто его тронуть не смеет. Все его уважают. Начал он похваляться перед грязным котлом. «Вот,— говорит,— как мне живется: ярко светится мое дно и бока блестят от чистоты; как солнцева птица, весь я сияю. Дородно так жить, хорошо, потому что глаза мои всегда протерты,— я все вижу, все знаю, что на свете делается». «Тебе хорошо хвастаться,— говорит котел нерадивой хозяйки. — Тебя-то хозяйка после каждой еды чистит и моет. А мне каково? Брюхо в потеках, бока закоптели и заросли смолой, глаза замазаны жиром. Хозяйка моя как откормит семью, так и выбросит меня на улицу собакам. А правое-то ушко, посмотри, совсем лопнуло, — так она меня об землю брякнула. Да и не один раз, а каждый день так-то. Ох! Я жизни своей не рад. Ох! Больной я от этой грязи. А как надумает она чистить меня! Ну уж тут беда, тут конец мой приходит! Уж она-то и

Добавить комментарий



АнтиСпамJoomla CAPTCHA

Саамские словари Ловозерье

 
  Участник рейтинга лучших сайтов
© Saami.su, 2007-2017
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна