РОССИЙСКИЕ СААМИ

Саамы Кольского полуострова

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom

Меткие выражения и поговорки

Выборочно

Фото

Видео

Книга

Лопари. “По-лопарям”.

Автор: Сергей Дурылин “За полуночным солнцем. По Лапландии пешком и на лодке”. 1913 г.
Главы из книги. IV. Лопари [ ... ]

 

QR-код страницы

QR-Code

Глава II. ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ПО ЗЕМЛЕ ЕЗДИЛИ В ЛОДКАХ

Саамы. Хомич Л.В.

Сразу следует признать некоторую неточность: то, что служило саамам средством передвижения по суше, было не совсем лодкой, но рисунки в старых книгах вызывают именно такую ассоциацию. Действительно, саамская керёжа, в которую впрягали одного оленя, очень напоминает лодку. Подобных сухопутных средств транспорта у других народов тундровой зоны, использовавших различные виды саней (нарт), не встречалось. Недаром ближайшие соседи саамов - ненцы - называют их нано-хан- лодка-сани, подчеркивая поразивший их способ езды.

Керёжа (по-саамски - керёж) и строилась, как лодка, как маленький корабль. Остов ее составляют продольный брус - полоз (киль), который спереди поднимается вверх, образуя нос керёжи, и восемь поперечных шпангоутов (ребер), прибитых к полозу-дну попарно по обе стороны. К этому остову с помощью веревок и деревянных гвоздей крепили высокую прямую спинку и боковые доски, образующие борта. В носовой части керёжи делали отверстие для привязывания упряжи. Различий между мужской и женской керёжами не было. Делали такие лодки-сани из прочного дерева - сосны или ели.

Ездок сидел в керёже облокотившись на спинку и вытянув ноги вперед (иногда свесив левую ногу через борт). Для тепла и большей безопасности (при езде керёжа переваливается с боку на бок) в передней ее части сооружали полог, закрепленный ремнями. Есть сведения, что в давние времена полоз керёжи снизу был полукруглым, что усиливало раскачивание керёжи при езде, поэтому ездок привязывал себя ремнями или веревками.

Традиционная саамская упряжь (пуоцесса) представляла собой хомут, надеваемый на шею оленя, с отходящим от него тяжом, который шел под брюхом животного и прикреплялся к отверстию в передней части керёжи. Помимо хомута и тяжа, в состав упряжи входил пояс - полоса из оленьей кожи шириной 10 -12 см, обшитая с наружной стороны цветным, а с внутренней - серым сукном или иной тканью. Пояс перекидывался через спину оленя и свободно прикреплялся к тяжу. Хомут скреплялся с поясом лямкой, которая шла по левому боку оленя и представляла собой полосу цветного сукна шириной около 5 см. Одним концом лямка с помощью веревки или связанного из шерсти шнурка прикреплялась к хомуту, другим пристегивалась к поясу. На голову оленя надевали недоуздок, состоящий из ремешков и костяных пластинок.

Управление керёжей осуществлялось с помощью вожжи, которая шла от недоуздка вдоль левого бока оленя. Чтобы она не спадала, на поясе имелся небольшой медный или костяной крючок. Ездок обычно держал вожжу в правой руке. Для подстегивания оленя использовался хлыстик, изготовленный из молодой березки, который держали в левой руке.

К хомуту прикрепляли колокольчики, другие части упряжи украшали полосками цветного сукна и кисточками, иногда расшивали бисером.

Кроме легковых, в конце XIX - начале XX века у саамов были грузовые керёжи, которые отличались лишь большими размерами и более низкой спинкой. Груз, уложенный в керёжу, покрывали шкурой или тканью и зашнуровывали веревками, для чего в бортах керёжи имелись специальные отверстия. Олень мог везти не более 100 кг груза. Из нескольких грузовых керёж составляли аргйш (по-саамски-райда) - обоз, который следовал за легковой керёжей, управляемой ездоком.

Оленный транспорт (керёжа, ее устройство, упряжь, способ управления) норвежских, шведских и финских саамов практически ничем не отличался от бытовавшего у Кольских саамов.


Рис. 3. Езда в керёже

Помимо упряжного оленеводства, у саамов издавна практиковалось использование оленей для вьючных перевозок. Об этом упоминается в источниках, относящихся к началу XVI века. Вьючное седло Кольских саамов XIX - начала XX века (ташке) очень просто по устройству и не похоже на вьючные седла других оленеводческих народов. Оно состоит из двух дугообразных дощечек, надеваемых на спину оленя так, что верхние концы образуют выступы, к которым прикрепляются вьюки, а нижние с помощью ремня скрепляются под брюхом оленя. Чтобы дощечки не травмировали кожу, под них подкладывали ткань или оленью шкуру.


Рис. 4. Вьючное седло

Кольские саамы обычно изготовляли вьючные сумы из замши. Переднюю и заднюю стенки сумы шили из двух прямоугольных кусков, а третий в виде полосы служил боковыми стенками и дном. В верхней части крепилась ручка. Вьючные олени, как и упряжные, при переездах располагались один за другим, причем первого оленя хозяин вел за узду. Старинные саамские седла для вьюков иногда используются и сейчас. Скандинавские и финские саамы, помимо мягких вьючных сумок, использовали и твердые в виде корзинок.


Рис. 5. Вьючные сумы

Чтобы лучше представить себе, где живут саамы, посмотрим на карту Кольского полуострова. С севера он омывается Баренцевым морем, с юга и востока - Белым. Множество рек, берущих начало в центре полуострова, впадают в эти моря. Среди них Печенга, Тулома; Воронья, Иоканга, Поной, Варзуга. Много озер. Имандра, Умбозеро, Ловозеро - это наиболее крупные.


Рис. 6. Территория расселения кольских саамов

Вы, вероятно, слышали слово погост? Так на Руси называлась маленькая церковь (часовня) с прилегающим к ней участком земли, строениями и кладбищем, находящаяся в стороне от села. Но это слово имеет и несколько иное значение: так русские в прошлом называли отдаленные поселения саамов. По-саамски они назывались сийт (что значит «место»), но в научной литературе селения саамов традиционно именуются погостами.


Рис. 7. Саамские погосты (вторая половина XVIII века):

1 - Нявдемский, 2 - Пазрецкий, 3 - Печенгский, 4 - Мотовский, 5 - Сонгельский, 6 - Кильдинский, 7 - Нотозерский, 8 - Масельгский, 9 - Вороньинский, 10 - Семиостровский, 11 - Иокангский, 12 -Ловозерский, 13 - Понойский, 14 - Екостровский, 15 - Вабинский, 16 - Орвезерский, 17 - Пяозерский

В начале XVII века на Кольском полуострове насчитывалось 15 саамских погостов (позднее их стало больше). Погостами называли как селение, в котором жили члены определенной общины, так и саму общину, а также территорию, ей принадлежащую: пастбища, охотничьи угодья, рыболовецкие участки. Самым крупным погостом был Понойский (30 жилых домов - веж), поменьше - Семиостровский (16 веж), Кильдинский (15 веж), Нотозерский (10 веж). Появлялись и новые погосты.

Саамы издавна вели полукочевой образ жизни. Они не были типичными кочевниками, как многие другие оленеводы (ненцы, эвенки, чукчи), однако совершали сезонные перекочевки с зимних мест обитания на летние. Протяженность кочевых путей была сравнительно небольшой, а на конечных пунктах их ждали жилища, служащие не один год.

Помимо оленеводства, саамы занимались рыболовством, а также охотой (сухопутной и морской). У разных групп саамов в зависимости от территории обитания, наличия тех или иных угодий одно из этих занятий было основным.

Главной социальной и хозяйственно-экономической единицей у саамов являлась территориально-семейная община (сийт, в некоторых говорах - сыйт). В зависимости от направления хозяйственной деятельности, выделяют два основных типа общины: оленеводческая и рыболовецкая (М. С. Куропятник). Ведущую роль в экономике западной группы саамов (нотозерских, бабинских, екостровских и других) играло рыболовство; оленеводство и охота имели у них второстепенное значение. Хозяйство северо-западных погостов (Пазрецкого, Печенгского, Мотовского) характеризовалось также ведущим значением рыболовства, но не речного и озерного, а морского. Каждый сыйт осваивал определенный комплекс угодий, центром же являлся зимний погост, в котором все население жило с декабря по апрель. Зимние погосты располагались, как правило, в местах, богатых ягелем, необходимым для оленеводства. На остальную часть года община распадалась на отдельные группы, объединявшие обычно родственные семьи, которые расходились по промысловым участкам, расположенным относительно недалеко от зимнего погоста. Таким образом, зимой саамы жили оседло, а летом кочевали с одного рыболовецкого участка на другой.

Восточные группы саамов (за исключением каменских) имели длинный кочевой маршрут (80 - 100 км) и два постоянных поселения - зимнее и летнее. В то время как саамы западных погостов совершали небольшие однодневные переходы между промысловыми угодьями, у восточных саамов перекочевка от зимних к летним погостам и обратно осуществлялась всей общиной в течение нескольких дней. Маршруты кочевий проходили из зоны тайги через тундру к побережью Ледовитого океана. Здесь оленеводство в хозяйственной жизни саамов имело гораздо большее значение. Важную роль играл и промысел семги в устьях больших рек.

У каменских саамов в XIX веке была развита охота на дикого оленя.

Оленеводство у саамов имело ряд особенностей. Основной из них можно считать вольный выпас оленей в течение всего летнего периода. Охрана оленей пастухами осуществлялась только в период проживания в зимних погостах, когда олени не уходили далеко от жилья, а также во время отела. Отправляясь весной на рыбную ловлю, саамы отпускали оленей на волю, а осенью вновь собирали свои стада. Это был достаточно трудоемкий процесс. Часто олени уходили так далеко, что утрата их не была редкостью.


Рис. 8. Стадо оленей в загоне

В некоторых районах для того, чтобы олени не слишком разбредались, устанавливали примитивные изгороди. Для осеннего сбора стад использовали небольшое количество оленей, специально оставляемых на все лето вблизи жилья, где-нибудь на островах. На них ехали искать остальных.

Корм для оленей обычно не заготовляется: круглый год они находят его сами. Зимой это лишайник (ягель), который олени откапывают под снегом, летом - листья кустарников, трава, грибы.

Количество домашних оленей в Кольской тундре постепенно увеличивалось. Так, согласно переписи 1785 года, у саамов Кольского уезда было 4713 оленей. В 1828 году здесь насчитывалось более 10 тысяч оленей, а в 1844 - 15 тысяч. Дикие олени, которые прежде давали необходимые для одежды шкуры и мясо для питания зимой, были истреблены. Теперь саамы вынуждены были использовать для этих целей домашних оленей.

Наиболее интенсивно оленеводство развивалось в районе реки Поной, где были даже наемные пастухи. Однако и здесь с весны до поздней осени, пока саамы занимались рыболовством, олени бродили по тундре без присмотра. Хозяйство саамов носило в основном натуральный характер: лишь небольшая часть продукции шла на продажу, все остальное потреблялось самими оленеводами.

До последней четверти XIX века саамы были единственными оленеводами на Кольском полуострове. Небольшое число русских, имевших оленей, нанимало в качестве пастухов тех же саамов.

Значительное влияние на оленеводство, да и на всю материальную культуру саамов, оказал приход на Кольский полуостров в 1880-х годах групп оленеводов коми и ненцев. История этого переселения будет рассказана чуть позже, так как сначала надо пояснить, как не знавшие в прошлом оленеводства коми-зыряне смогли повлиять на исконное занятие саамов.

Примерно с середины XVII века северные группы коми-зырян, получившие название йжемцы (по притоку Печоры реке Ижме и слободе того же наименования), стали по примеру своих северных соседей - ненцев - держать оленей. В последующие два столетия в поисках новых пастбищ йжемцы расселились по Болынеземельской тундре, Северному Зауралью и другим территориям смежно с ненцами, хантами и северными русскими. Начав заниматься оленеводством под влиянием ненцев, коми восприняли многие элементы их культуры, связанные с этой отраслью хозяйства: переносное жилище (чум), оленный транспорт, одежду из оленьего меха, домашнюю утварь и т. д. В ижемский диалект коми языка из ненецкого вошло немало слов, связанных с оленеводством. В свою очередь, многие ненцы Болыпеземельской тундры переняли язык ижемцев.

Заимствовав оленеводство у ненцев, коми-ижемцы внесли в него некоторые изменения: если оленеводческое хозяйство ненцев носило в основном натуральный характер, то коми вовлекли эту отрасль в товарно-денежные отношения, в частности, выделка замши для продажи является у них одной из традиционных статей дохода.

А теперь о переселении их на земли саамов. Слухи о богатых пастбищах на Кольском полуострове достигли Нижнего Припечорья и примыкающих к нему тундр, где в результате многолетнего выпаса крупных стад многие пастбища оказались истощенными. В 1883 году несколько оленеводов ижемцев и ненцев с низовьев Печоры решили переселиться в Мурманский край. У них было 8 - 9 тысяч оленей. Путь был труден и долог - вдоль берегов Белого моря, через Карелию. Только к концу 1886 года переселенцы достигли саамского погоста Ловозеро, бывшего в то время центром оленеводства. Два десятка низеньких изб на правом берегу реки Вирмы да небольшая деревянная церковь с колокольней - вот что представлял собой Ловозерский погост в те годы.

Саамское оленеводство значительно отличалось от коми-ненецкого. Стада оленей у саамов были небольшие - несколько десятков голов. Стадо в несколько сот оленей было редким явлением. Как уже упоминалось, зимой олени находились вблизи жилья и не охранялись. На лето они уходили в тундру и паслись там без присмотра по нескольку месяцев. Использование в качестве средства передвижения керёжи, в которую запрягали одного оленя, - все это отличало саамское оленеводство от ненецкого и коми, крупностадного и кочевого. Оленей ненцы и коми выпасали на санях (нартах), в которые веером впрягали до семи оленей, использовали специально обученных оленегонных собак-лаек (что, правда, имело место и у саамов).

Установить контакт с саамами приезжим было довольно сложно. Увидев странные, с их точки зрения, упряжки, саамы испугались и скрылись в лесу. Прибывшие коми поселились на левом берегу реки Вирмы. Саамы, которых долгое время притесняли финны, шведы и норвежцы, недоверчиво относились к пришельцам, но в свой погост вскоре вернулись. Ижемская сторона быстро росла, богатые оленеводы по традиции строили себе двухэтажные дома.

С появлением в Ловозере ижемцев и ненцев экономическая жизнь погоста несколько оживилась. Росло поголовье оленей, были открыты кожевенные мастерские. Расширились торговые связи Ловозера с другими населенными пунктами: Колой, Умбой, Терйберкой, Кандалакшей.

Население Ловозера увеличивалось. Если в 1858 году в погосте жили только 120 саамов, то в 1887 здесь было уже 117 коми и 25 ненцев. К 1915 году население села возросло до 690 человек (167 саамов, 493 ижемца и 30 ненцев). Увеличивалось и число домов. Некоторые коми-ижемцы стали заниматься полеводством и животноводством, перенося этот опыт со своего прежнего места жительства.

Контакты между саамской общиной и ижемцами были слабыми. Сохранялись многие черты традиционной культуры разного по этнической принадлежности населения, особенно в одежде. Несмотря на то что ижемцы постепенно расселялись к востоку от Ловозера, до 1917 года сельское общество Понойской волости не принимало их в свой состав, поэтому ни одного ижемского поселка в этой волости не появлялось. Только после Октябрьской революции появились ижемские деревни Ивановка, Каневка, выселки Красная Щелья, Оксино и другие.

В то же время в конце XIX - начале XX века саамы заимствовали многие черты коми-ненецкого оленеводства. В частности, был заимствован ненецкий тип нарт и упряжи. В отдельных районах керёжа сохранялась еще и в начале нашего века, но в 1920-е годы переход к нартам и веерной упряжке практически завершился.

Ненецкий оленный транспорт подробно описан в книге этой же серии «Ненцы». Однако, возможно, не все имеют эту книгу, поэтому необходимо дать представление об этом виде транспорта, прочно вошедшего в быт Кольских саамов. Достаточно упомянуть, что на обложке книги Т. В. Лукьянченко, посвященной материальной культуре саамов, изображена именно многолямочная упряжка с оленьими нартами ненецкого типа.

Нарты, как и керёжи, бывают легковые и грузовые. Легковая нарта имеет несколько пар (до 7) высоких (около 50 см), косо поставленных копыльев, закрепленных в пазах полозьев с наклоном внутрь и назад. Благодаря этому расстояние между полозьями оказывается несколько шире, чем сиденье, что придает нарте устойчивость. Все копылья расположены в задней половине саней. Высоко загнутые (до уровня сиденья) передние концы полозьев соединены перекладиной - головочным вязком. Соединение частей нарты неподвижное: на концах одних деталей делаются четырехугольные шипы, которые вставляются в отверстия, проделанные с помощью сверла и ножа в соответствующих местах других деталей. Легковые нарты бывают мужские и женские. Мужские нарты имеют в задней части невысокую спинку, а женские - бортики с трех сторон (кроме левой по ходу движения), так как на такой нарте обычно ездили с детьми.


Рис. 9. Мужские легковые нарты


Рис. 10. Женские легковые нарты


Рис. 11. Грузовые нарты для перевозки продуктов, одежды и т. п.


Рис. 12. Грузовые нарты для перевозки лодок, деталей чума, сундуков

Грузовые нарты бывают двух типов. Первый из них близок к легковым нартам, но потяжелее, более грубой работы. На них перевозят и хранят одежду, меха, продукты и т. п. Вторая разновидность грузовых нарт отличается тем, что 2 - 3 пары копыльев более короткие и поставлены прямо. Часто эти нарты не имеют настила. На них перевозят лодки, шесты чума, сундуки и т. п.

Для всех оленеводов Западной Сибири и Европейского Севера характерна запряжка веером: олени в упряжке располагаются рядом друг с другом. В легковые нарты запрягают от 3 до 7 оленей, в грузовые - 2.

Упряжь для легковых нарт состоит из недоуздка, охватывающего лоб и шею оленя, лямки с подгрудным ремнем, потяга, соединяющего лямку с нартой, и пояса - широкой кожаной # полосы, перекинутой через спину оленя. К недоуздку передового (крайнего слева) оленя прикрепляется вожжа для управления упряжкой. Недоуздки всех остальных оленей связаны ремнем с поясом оленя, идущего слева, благодаря чему во время езды олени держатся группой. У передового оленя к поясу

слева прикрепляется специальный держатель для вожжи, который представляет собой крючок из кости или металла. За него закрепляется вожжа, чтобы она не волочилась по земле и не мешала оленям.

Упряжь для оленей грузовой нарты намного проще. Несколько грузовых нарт, соединенных одна за другой, составляют аргиш.

Управление оленями осуществляется с помощью упомянутой выше вожжи, а также длинного шеста - хорея, имеющего на переднем конце костяную пуговицу, которая предохраняет оленей от травмы, на заднем - копьевидный металлический наконечник. Последний теперь встречается редко.

Вот такой вид транспорта, появившийся на Кольском Севере вместе с коми-ижемцами и ненцами, вытеснил древнюю саамскую керёжу.


Рис. 13. Оленья упряжка ненецкого типа


Рис. 14. Современный оленный транспорт саамов:

а) легковая нарта (вид сверху и сбоку); б) хорей; в) костяной блок; г) упряжь на одного оленя (не передового); д) упряжка из пяти оленей; е) способ прикрепления блоков к нарте

В заключение этой главы кратко расскажем о других традиционных занятиях саамов. Уже говорилось о большом значении для саамов рыбной ловли (озерной, речной, морской), которая занимала практически все время саамов в весенне-летний период. Наибольшее значение имел озерный лов, так как лучшие места ловли семги - устья рек, где ставили перекрытия, и лучшие рыболовецкие участки на морском берегу уже в XVI - XVII веках оказались в руках богатых русских промышленников и монастырей (об этом будет рассказано позже). Саамы, которым было не под силу вести крупный промысел самостоятельно (строить сложные перекрытия, большие лодки, закупать тару и соль), вынуждены были брать ссуды у ростовщиков. Часто, отдавая долги, рыбаки терпели убытки, поэтому большинство саамов рыбачили понемногу, во внутренних водах, только для удовлетворения потребностей семьи. В конце XVIII - начале XX века около 70 % взрослых саамов занимались тресковым промыслом. Весною, после отела оленей, саамы, промышлявшие треску, отправлялись на северное побережье. Они ловили треску тем же способом, что и русские, но пользовались лодками меньших размеров. Многие саамы не имели своего снаряжения и участвовали в лове по найму.

Главным занятием саамов, дававшим им возможность уплатить подати и купить необходимые товары и продукты, была охота, которая не требовала дорогостоящего снаряжения. Крупных животных - диких оленей, лосей, волков - саамы били дротиками (короткими метательными копьями), мелких зверей и птиц стреляли из луков, а также добывали с помощью петель (силков), придавливающих устройств (пастей) и других ловушек. Луки, стрелы, дротики, жильные нити для петель, охотничьи лыжи саамы изготовляли сами. Позднее появились ружья и капканы.

Охота на пушного зверя велась саамами в течение всей зимы. Охотник ставил и проверял ловушки, силки, выслеживал зверя, поджидая его в засаде. Саамы, как и другие народности Севера, отлично ориентировались на местности, прекрасно знали повадки и места обитания промысловых животных, проявляли во время охоты большое терпение и изобретательность. Иногда охотнику-сааму приходилось вступать в единоборство с медведем, и тогда он обнаруживал немалое самообладание и отвагу.

Саамы любили природу своего края, берегли ее, старались не наносить ей ущерба. Они никогда хищнически не истребляли животных, добывая ровно столько, сколько было жизненно необходимо.

 

Добавить комментарий



АнтиСпамJoomla CAPTCHA

Саамские словари Ловозерье

 
  Участник рейтинга лучших сайтов
© Saami.su, 2007-2017
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна