РОССИЙСКИЕ СААМИ

Саамы Кольского полуострова

Выборочно

Пословицы и поговорки

Шӯря ро̄дҍхэлле элля ни ке̄ то̄н вуэййв альн. Главнее родителей никого над тобой не будет.

Друзья сайта

Саамские словари Ловозерье

QR-код страницы

QR-Code dieser Seite

Саамы - небольшой коренной финно-угорский народ Севера Европы. Основная масса саамов населяет Север Норвегии, Швеции и Финляндии. Часть саамов живет в России, на Кольском полуострове (1,9 тыс. человек).

Скандинавы и русские называли саамов "лопари", "лопляне" или "лопь". От этого наименования происходит название Лапландия (Лаппония, Лаппоника), то есть "земля лопарей".

Самоназвание Кольских саамов - саами, саамь, саме, скандинавских - самелатс, самек. В последние годы как в литературе, так и в быту лопарей стали часто называть по их самоназванию - саамами.

Саамы Кольского полуострова представляют собой совершенно самостоятельную этнографическую группу, которую называют Кольскими саамами. В далеком прошлом предки Кольских саамов занимали значительно большую территорию, населяя земли современной Карелии.

Основными занятиями саамов в зависимости от территории обитания и природных условий являлись оленеводство, рыболовство, морская и сухопутная охота.

Саамы - народ крайне самобытной культуры. Его редкое своеобразие, трудно поддающееся объяснению, сделало этот народ своего рода этнографической загадкой и с давних пор привлекало к себе внимание исследователей.

Подробнее...

article separator

Новые материалы

Звездоглазка

Автор: Топелиус Сакариас (Захариас)

Категория: Фольклор

Петроглифы Чальмн-Варрэ

Автор: Колпаков Е.М. , Мурашкин А.И. , Шумкин В.Я.

Категория: Книги


Сампо-лопарёнок

Автор: Топелиус Сакариас (Захариас)

Категория: Фольклор


Саамские погосты западного Мурмана

Автор: Сорокина М.А.

Категория: Книги


Популярные материалы

Случайно выбранные материалы

Хомич Л.В. СААМЫ

Глава III. ЖИЛИЩА, УТВАРЬ, ПИЩА СААМОВ

Саамы. Хомич Л.В.

< !-- Xtypo - Another Quality Freebie from TemplatePlazza.com -->Как вы уже знаете, у саамов были зимние погосты, в которых они жили примерно с декабря по март, занимаясь выпасом оленей и охотой. Зимние погосты размещались обычно во внутренних районах полуострова, по берегам озер или рек, вблизи леса. В центре (реже на краю) такого зимнего поселения находилась часовня. Зимние поселения саамов сохраняли свое местоположение многие годы. Только по истечении 20 - 30 лет, в связи с истощением ягельников или охотничьих угодий, погост мог быть перенесен на другое место.

Традиционным зимним жилищем саамов в XVIII веке была вежа, а в XIX - начале XX века - пырт, или тупа (последнее название перешло к Кольским саамам от скандинавских).

Вежа имела форму усеченной четырехгранной (иногда шестигранной) пирамиды высотой до 2,5 метров, площадью 3x3 метра. Бревенчатый остов с наклонными стенами покрывали оленьими шкурами или плотной тканью, сверху укладывали хворост, дерн и древесную кору. Вверху оставляли отверстие для выхода дыма.

В центре вежи из камней складывали очаг. Вход закрывали дверью, прикрепленной к образующим его бревнам. Обычно вход был обращен на юг. Часть вежи, противоположную входу, занимали иконы и посуда. Остальное пространство покрывали ветками деревьев, застилали оленьими шкурами. Здесь жители вежи спали, ели, занимались шитьем, беседовали.

Теснота помещения, постоянный дым от костра, вероятно, способствовали переходу большей части саамов к несколько более удобному и благоустроенному жилищу - тупе, хотя вежа и позже использовалась как временное жилище.


Рис. 15. Старинные жилища саамов: вверху- вежа, в центре - тупа, внизу - кувакса

Считается, что тупа появилась сначала у саамов, живших вблизи озера Имандра, затем распространилась в другие места, где был строевой лес.

Тупа представляет собой примитивный бревенчатый домик площадью 12 - 13 квадратных метров и высотою немногим более 2 метров. Она имеет одно или два небольших оконца. В прошлом крышу делали плоской, насыпали на нее землю и укладывали дерн. В углу возле двери из камней, обмазанных глиной, устраивали камелёк - очаг наподобие камина.

Тупа, по сравнению с вежой, была светлее и удобнее. В домашнем обиходе саамов появились стол, скамейки, полки для посуды.

В очаге был специально вделанный в камни металлический стержень, к которому на крюке подвешивался котел для варки пищи или чайник.

Как в веже, так и в тупе вблизи очага имелись горизонтальные деревянные жерди, на которых развешивали для просушки одежду и обувь.

Во временных стойбищах в период весенне-летних кочевок саамы жили в переносных шалашах - куваксах.

Простейшая кувакса состояла из нескольких шестов, расставленных на земле по кругу и связанных вверху. На этот конический каркас натягивали чехол, сшитый из оленьих шкур. В теплое время использовали чехол из бересты или парусины.

Посредине куваксы раскладывали костер для приготовления пищи, обогрева и освещения. По бокам стелили оленьи шкуры, на которых днем ели, шили, отдыхали, а ночью спали.

В этих традиционных жилищах саамов помещались одна или две семьи. Если в жилище было две семьи, то каждая занимала свою половину по одну из сторон от костра или очага. Наиболее почетными местами считались расположенные ближе к так называемому чистому месту. Чистое место находилось в части жилища, противоположной входу. Иногда оно ограждалось досками, поставленными на ребро. В прошлом там находились традиционные предметы культа, позднее - иконы и посуда.

К началу нашего века многие саамы по примеру русских уже ставили избы, называя такую избушку русским словом «дом».

Иногда саамы заменяли куваксу близким по конструкции коми-ненецким чумом, который был больше и лучше обустроен.

О каком-то домашнем убранстве можно говорить только применительно к тупе (пырту), где имелись деревянная кровать, нары, стол, скамьи. В веже можно было встретить только низенькие столики, сидели же просто на шкурах или ящичках.


Рис. 16. Хозяйственная утварь саамов

Хозяйственную утварь и посуду саамы изготовляли из дерева (чаще березы) или бересты. Из дерева выдалбливали миски, чашки, ковши, ложки. Рукоятки посуды иногда украшали орнаментом. Из бересты изготовляли корзины, коробочки, своеобразные скатерти. Чайную посуду из фаянса покупали у русских купцов. Для некоторых продуктов шили мешки из замши или дубленой кожи.

Основной пищей саамов зимой было оленье мясо. В прошлом, когда на Кольском полуострове в изобилии водились дикие олени, в пищу употребляли их мясо, позднее, с развитием домашнего оленеводства,- преимущественно мясо домашнего оленя. У саамов и раньше не было зафиксировано употребление в пищу сырого оленьего мяса, как это имело и имеет место у ненцев и некоторых других оленеводческих народов. Однако спасаясь от цинги, саамы пили сырую оленью кровь и ели мороженое сырое мясо. Обычно же мясо оленя варили в котле, слегка приправляя бульон мукой или ягодами. Ели, как и большинство северных народов, сначала мясо, а затем суп. Мясо также поджаривали на специальных палочках над огнем. Чтобы сделать запасы, вялили мясо, нарезав тонкими ломтиками, над костром или на воздухе.

Иногда в прошлом ели мясо медведя, хотя долго сохранялись следы ритуального отношения к медведю и его мясу.

Летом основной пищей саамов являлась рыба. Предпочтение отдавалось озерной рыбе - сигу, налиму, щуке, окуню и другим. Рыбу варили и ели перед ухой. Рыбу также жарили, нанизав на палочки, над костром или перед камельком. Как и мясо, вялили рыбу на воздухе. Заимствовали от русских секреты приготовления рыбы, запеченной в тесте. Это блюдо можно было приготовить только в русской печи, и это могли делать только саамы, жившие в избах.

Традиционным блюдом был суп из куропаток.

Растительная пища в рационе саамов занимала довольно скромное место. Из покупной муки пекли лепешки. В пищу употребляли внутренний слой сосновой коры, которую сушили, толкли и ели с рыбным или мясным супом.

Пищевой рацион скандинавских и Кольских саамов мало отличался. Однако у зарубежных саамов было широко распространено доение важенок, поэтому большее значение у них имели молочные продукты. У Кольских саамов доение важенок носило случайный характер (Т. В. Лукьянченко).

Отличие имеется и в пристрастии к напиткам: если Кольские саамы любят чай, который пьют по нескольку раз в день, то скандинавские саамы предпочитают кофе. В данном случае налицо влияние соседних народов, а также имеющегося в продаже ассортимента товаров.

Рассказывая о материальной культуре саамов, мы пока ничего не сказали об их одежде. Перевернем страницу...

 

Глава II. ЛЮДИ, КОТОРЫЕ ПО ЗЕМЛЕ ЕЗДИЛИ В ЛОДКАХ

Саамы. Хомич Л.В.

< !-- Xtypo - Another Quality Freebie from TemplatePlazza.com -->Сразу следует признать некоторую неточность: то, что служило саамам средством передвижения по суше, было не совсем лодкой, но рисунки в старых книгах вызывают именно такую ассоциацию. Действительно, саамская керёжа, в которую впрягали одного оленя, очень напоминает лодку. Подобных сухопутных средств транспорта у других народов тундровой зоны, использовавших различные виды саней (нарт), не встречалось. Недаром ближайшие соседи саамов - ненцы - называют их нано-хан- лодка-сани, подчеркивая поразивший их способ езды.

Керёжа (по-саамски - керёж) и строилась, как лодка, как маленький корабль. Остов ее составляют продольный брус - полоз (киль), который спереди поднимается вверх, образуя нос керёжи, и восемь поперечных шпангоутов (ребер), прибитых к полозу-дну попарно по обе стороны. К этому остову с помощью веревок и деревянных гвоздей крепили высокую прямую спинку и боковые доски, образующие борта. В носовой части керёжи делали отверстие для привязывания упряжи. Различий между мужской и женской керёжами не было. Делали такие лодки-сани из прочного дерева - сосны или ели.

Ездок сидел в керёже облокотившись на спинку и вытянув ноги вперед (иногда свесив левую ногу через борт). Для тепла и большей безопасности (при езде керёжа переваливается с боку на бок) в передней ее части сооружали полог, закрепленный ремнями. Есть сведения, что в давние времена полоз керёжи снизу был полукруглым, что усиливало раскачивание керёжи при езде, поэтому ездок привязывал себя ремнями или веревками.

Традиционная саамская упряжь (пуоцесса) представляла собой хомут, надеваемый на шею оленя, с отходящим от него тяжом, который шел под брюхом животного и прикреплялся к отверстию в передней части керёжи. Помимо хомута и тяжа, в состав упряжи входил пояс - полоса из оленьей кожи шириной 10 -12 см, обшитая с наружной стороны цветным, а с внутренней - серым сукном или иной тканью. Пояс перекидывался через спину оленя и свободно прикреплялся к тяжу. Хомут скреплялся с поясом лямкой, которая шла по левому боку оленя и представляла собой полосу цветного сукна шириной около 5 см. Одним концом лямка с помощью веревки или связанного из шерсти шнурка прикреплялась к хомуту, другим пристегивалась к поясу. На голову оленя надевали недоуздок, состоящий из ремешков и костяных пластинок.

Управление керёжей осуществлялось с помощью вожжи, которая шла от недоуздка вдоль левого бока оленя. Чтобы она не спадала, на поясе имелся небольшой медный или костяной крючок. Ездок обычно держал вожжу в правой руке. Для подстегивания оленя использовался хлыстик, изготовленный из молодой березки, который держали в левой руке.

К хомуту прикрепляли колокольчики, другие части упряжи украшали полосками цветного сукна и кисточками, иногда расшивали бисером.

Кроме легковых, в конце XIX - начале XX века у саамов были грузовые керёжи, которые отличались лишь большими размерами и более низкой спинкой. Груз, уложенный в керёжу, покрывали шкурой или тканью и зашнуровывали веревками, для чего в бортах керёжи имелись специальные отверстия. Олень мог везти не более 100 кг груза. Из нескольких грузовых керёж составляли аргйш (по-саамски-райда) - обоз, который следовал за легковой керёжей, управляемой ездоком.

Оленный транспорт (керёжа, ее устройство, упряжь, способ управления) норвежских, шведских и финских саамов практически ничем не отличался от бытовавшего у Кольских саамов.


Рис. 3. Езда в керёже

Помимо упряжного оленеводства, у саамов издавна практиковалось использование оленей для вьючных перевозок. Об этом упоминается в источниках, относящихся к началу XVI века. Вьючное седло Кольских саамов XIX - начала XX века (ташке) очень просто по устройству и не похоже на вьючные седла других оленеводческих народов. Оно состоит из двух дугообразных дощечек, надеваемых на спину оленя так, что верхние концы образуют выступы, к которым прикрепляются вьюки, а нижние с помощью ремня скрепляются под брюхом оленя. Чтобы дощечки не травмировали кожу, под них подкладывали ткань или оленью шкуру.


Рис. 4. Вьючное седло

Кольские саамы обычно изготовляли вьючные сумы из замши. Переднюю и заднюю стенки сумы шили из двух прямоугольных кусков, а третий в виде полосы служил боковыми стенками и дном. В верхней части крепилась ручка. Вьючные олени, как и упряжные, при переездах располагались один за другим, причем первого оленя хозяин вел за узду. Старинные саамские седла для вьюков иногда используются и сейчас. Скандинавские и финские саамы, помимо мягких вьючных сумок, использовали и твердые в виде корзинок.


Рис. 5. Вьючные сумы

Чтобы лучше представить себе, где живут саамы, посмотрим на карту Кольского полуострова. С севера он омывается Баренцевым морем, с юга и востока - Белым. Множество рек, берущих начало в центре полуострова, впадают в эти моря. Среди них Печенга, Тулома; Воронья, Иоканга, Поной, Варзуга. Много озер. Имандра, Умбозеро, Ловозеро - это наиболее крупные.


Рис. 6. Территория расселения кольских саамов

Вы, вероятно, слышали слово погост? Так на Руси называлась маленькая церковь (часовня) с прилегающим к ней участком земли, строениями и кладбищем, находящаяся в стороне от села. Но это слово имеет и несколько иное значение: так русские в прошлом называли отдаленные поселения саамов. По-саамски они назывались сийт (что значит «место»), но в научной литературе селения саамов традиционно именуются погостами.


Рис. 7. Саамские погосты (вторая половина XVIII века):

1 - Нявдемский, 2 - Пазрецкий, 3 - Печенгский, 4 - Мотовский, 5 - Сонгельский, 6 - Кильдинский, 7 - Нотозерский, 8 - Масельгский, 9 - Вороньинский, 10 - Семиостровский, 11 - Иокангский, 12 -Ловозерский, 13 - Понойский, 14 - Екостровский, 15 - Вабинский, 16 - Орвезерский, 17 - Пяозерский

В начале XVII века на Кольском полуострове насчитывалось 15 саамских погостов (позднее их стало больше). Погостами называли как селение, в котором жили члены определенной общины, так и саму общину, а также территорию, ей принадлежащую: пастбища, охотничьи угодья, рыболовецкие участки. Самым крупным погостом был Понойский (30 жилых домов - веж), поменьше - Семиостровский (16 веж), Кильдинский (15 веж), Нотозерский (10 веж). Появлялись и новые погосты.

Саамы издавна вели полукочевой образ жизни. Они не были типичными кочевниками, как многие другие оленеводы (ненцы, эвенки, чукчи), однако совершали сезонные перекочевки с зимних мест обитания на летние. Протяженность кочевых путей была сравнительно небольшой, а на конечных пунктах их ждали жилища, служащие не один год.

Помимо оленеводства, саамы занимались рыболовством, а также охотой (сухопутной и морской). У разных групп саамов в зависимости от территории обитания, наличия тех или иных угодий одно из этих занятий было основным.

Главной социальной и хозяйственно-экономической единицей у саамов являлась территориально-семейная община (сийт, в некоторых говорах - сыйт). В зависимости от направления хозяйственной деятельности, выделяют два основных типа общины: оленеводческая и рыболовецкая (М. С. Куропятник). Ведущую роль в экономике западной группы саамов (нотозерских, бабинских, екостровских и других) играло рыболовство; оленеводство и охота имели у них второстепенное значение. Хозяйство северо-западных погостов (Пазрецкого, Печенгского, Мотовского) характеризовалось также ведущим значением рыболовства, но не речного и озерного, а морского. Каждый сыйт осваивал определенный комплекс угодий, центром же являлся зимний погост, в котором все население жило с декабря по апрель. Зимние погосты располагались, как правило, в местах, богатых ягелем, необходимым для оленеводства. На остальную часть года община распадалась на отдельные группы, объединявшие обычно родственные семьи, которые расходились по промысловым участкам, расположенным относительно недалеко от зимнего погоста. Таким образом, зимой саамы жили оседло, а летом кочевали с одного рыболовецкого участка на другой.

Восточные группы саамов (за исключением каменских) имели длинный кочевой маршрут (80 - 100 км) и два постоянных поселения - зимнее и летнее. В то время как саамы западных погостов совершали небольшие однодневные переходы между промысловыми угодьями, у восточных саамов перекочевка от зимних к летним погостам и обратно осуществлялась всей общиной в течение нескольких дней. Маршруты кочевий проходили из зоны тайги через тундру к побережью Ледовитого океана. Здесь оленеводство в хозяйственной жизни саамов имело гораздо большее значение. Важную роль играл и промысел семги в устьях больших рек.

У каменских саамов в XIX веке была развита охота на дикого оленя.

Оленеводство у саамов имело ряд особенностей. Основной из них можно считать вольный выпас оленей в течение всего летнего периода. Охрана оленей пастухами осуществлялась только в период проживания в зимних погостах, когда олени не уходили далеко от жилья, а также во время отела. Отправляясь весной на рыбную ловлю, саамы отпускали оленей на волю, а осенью вновь собирали свои стада. Это был достаточно трудоемкий процесс. Часто олени уходили так далеко, что утрата их не была редкостью.


Рис. 8. Стадо оленей в загоне

В некоторых районах для того, чтобы олени не слишком разбредались, устанавливали примитивные изгороди. Для осеннего сбора стад использовали небольшое количество оленей, специально оставляемых на все лето вблизи жилья, где-нибудь на островах. На них ехали искать остальных.

Корм для оленей обычно не заготовляется: круглый год они находят его сами. Зимой это лишайник (ягель), который олени откапывают под снегом, летом - листья кустарников, трава, грибы.

Количество домашних оленей в Кольской тундре постепенно увеличивалось. Так, согласно переписи 1785 года, у саамов Кольского уезда было 4713 оленей. В 1828 году здесь насчитывалось более 10 тысяч оленей, а в 1844 - 15 тысяч. Дикие олени, которые прежде давали необходимые для одежды шкуры и мясо для питания зимой, были истреблены. Теперь саамы вынуждены были использовать для этих целей домашних оленей.

Наиболее интенсивно оленеводство развивалось в районе реки Поной, где были даже наемные пастухи. Однако и здесь с весны до поздней осени, пока саамы занимались рыболовством, олени бродили по тундре без присмотра. Хозяйство саамов носило в основном натуральный характер: лишь небольшая часть продукции шла на продажу, все остальное потреблялось самими оленеводами.

До последней четверти XIX века саамы были единственными оленеводами на Кольском полуострове. Небольшое число русских, имевших оленей, нанимало в качестве пастухов тех же саамов.

Значительное влияние на оленеводство, да и на всю материальную культуру саамов, оказал приход на Кольский полуостров в 1880-х годах групп оленеводов коми и ненцев. История этого переселения будет рассказана чуть позже, так как сначала надо пояснить, как не знавшие в прошлом оленеводства коми-зыряне смогли повлиять на исконное занятие саамов.

Примерно с середины XVII века северные группы коми-зырян, получившие название йжемцы (по притоку Печоры реке Ижме и слободе того же наименования), стали по примеру своих северных соседей - ненцев - держать оленей. В последующие два столетия в поисках новых пастбищ йжемцы расселились по Болынеземельской тундре, Северному Зауралью и другим территориям смежно с ненцами, хантами и северными русскими. Начав заниматься оленеводством под влиянием ненцев, коми восприняли многие элементы их культуры, связанные с этой отраслью хозяйства: переносное жилище (чум), оленный транспорт, одежду из оленьего меха, домашнюю утварь и т. д. В ижемский диалект коми языка из ненецкого вошло немало слов, связанных с оленеводством. В свою очередь, многие ненцы Болыпеземельской тундры переняли язык ижемцев.

Заимствовав оленеводство у ненцев, коми-ижемцы внесли в него некоторые изменения: если оленеводческое хозяйство ненцев носило в основном натуральный характер, то коми вовлекли эту отрасль в товарно-денежные отношения, в частности, выделка замши для продажи является у них одной из традиционных статей дохода.

А теперь о переселении их на земли саамов. Слухи о богатых пастбищах на Кольском полуострове достигли Нижнего Припечорья и примыкающих к нему тундр, где в результате многолетнего выпаса крупных стад многие пастбища оказались истощенными. В 1883 году несколько оленеводов ижемцев и ненцев с низовьев Печоры решили переселиться в Мурманский край. У них было 8 - 9 тысяч оленей. Путь был труден и долог - вдоль берегов Белого моря, через Карелию. Только к концу 1886 года переселенцы достигли саамского погоста Ловозеро, бывшего в то время центром оленеводства. Два десятка низеньких изб на правом берегу реки Вирмы да небольшая деревянная церковь с колокольней - вот что представлял собой Ловозерский погост в те годы.

Саамское оленеводство значительно отличалось от коми-ненецкого. Стада оленей у саамов были небольшие - несколько десятков голов. Стадо в несколько сот оленей было редким явлением. Как уже упоминалось, зимой олени находились вблизи жилья и не охранялись. На лето они уходили в тундру и паслись там без присмотра по нескольку месяцев. Использование в качестве средства передвижения керёжи, в которую запрягали одного оленя, - все это отличало саамское оленеводство от ненецкого и коми, крупностадного и кочевого. Оленей ненцы и коми выпасали на санях (нартах), в которые веером впрягали до семи оленей, использовали специально обученных оленегонных собак-лаек (что, правда, имело место и у саамов).

Установить контакт с саамами приезжим было довольно сложно. Увидев странные, с их точки зрения, упряжки, саамы испугались и скрылись в лесу. Прибывшие коми поселились на левом берегу реки Вирмы. Саамы, которых долгое время притесняли финны, шведы и норвежцы, недоверчиво относились к пришельцам, но в свой погост вскоре вернулись. Ижемская сторона быстро росла, богатые оленеводы по традиции строили себе двухэтажные дома.

С появлением в Ловозере ижемцев и ненцев экономическая жизнь погоста несколько оживилась. Росло поголовье оленей, были открыты кожевенные мастерские. Расширились торговые связи Ловозера с другими населенными пунктами: Колой, Умбой, Терйберкой, Кандалакшей.

Население Ловозера увеличивалось. Если в 1858 году в погосте жили только 120 саамов, то в 1887 здесь было уже 117 коми и 25 ненцев. К 1915 году население села возросло до 690 человек (167 саамов, 493 ижемца и 30 ненцев). Увеличивалось и число домов. Некоторые коми-ижемцы стали заниматься полеводством и животноводством, перенося этот опыт со своего прежнего места жительства.

Контакты между саамской общиной и ижемцами были слабыми. Сохранялись многие черты традиционной культуры разного по этнической принадлежности населения, особенно в одежде. Несмотря на то что ижемцы постепенно расселялись к востоку от Ловозера, до 1917 года сельское общество Понойской волости не принимало их в свой состав, поэтому ни одного ижемского поселка в этой волости не появлялось. Только после Октябрьской революции появились ижемские деревни Ивановка, Каневка, выселки Красная Щелья, Оксино и другие.

В то же время в конце XIX - начале XX века саамы заимствовали многие черты коми-ненецкого оленеводства. В частности, был заимствован ненецкий тип нарт и упряжи. В отдельных районах керёжа сохранялась еще и в начале нашего века, но в 1920-е годы переход к нартам и веерной упряжке практически завершился.

Ненецкий оленный транспорт подробно описан в книге этой же серии «Ненцы». Однако, возможно, не все имеют эту книгу, поэтому необходимо дать представление об этом виде транспорта, прочно вошедшего в быт Кольских саамов. Достаточно упомянуть, что на обложке книги Т. В. Лукьянченко, посвященной материальной культуре саамов, изображена именно многолямочная упряжка с оленьими нартами ненецкого типа.

Нарты, как и керёжи, бывают легковые и грузовые. Легковая нарта имеет несколько пар (до 7) высоких (около 50 см), косо поставленных копыльев, закрепленных в пазах полозьев с наклоном внутрь и назад. Благодаря этому расстояние между полозьями оказывается несколько шире, чем сиденье, что придает нарте устойчивость. Все копылья расположены в задней половине саней. Высоко загнутые (до уровня сиденья) передние концы полозьев соединены перекладиной - головочным вязком. Соединение частей нарты неподвижное: на концах одних деталей делаются четырехугольные шипы, которые вставляются в отверстия, проделанные с помощью сверла и ножа в соответствующих местах других деталей. Легковые нарты бывают мужские и женские. Мужские нарты имеют в задней части невысокую спинку, а женские - бортики с трех сторон (кроме левой по ходу движения), так как на такой нарте обычно ездили с детьми.


Рис. 9. Мужские легковые нарты


Рис. 10. Женские легковые нарты


Рис. 11. Грузовые нарты для перевозки продуктов, одежды и т. п.


Рис. 12. Грузовые нарты для перевозки лодок, деталей чума, сундуков

Грузовые нарты бывают двух типов. Первый из них близок к легковым нартам, но потяжелее, более грубой работы. На них перевозят и хранят одежду, меха, продукты и т. п. Вторая разновидность грузовых нарт отличается тем, что 2 - 3 пары копыльев более короткие и поставлены прямо. Часто эти нарты не имеют настила. На них перевозят лодки, шесты чума, сундуки и т. п.

Для всех оленеводов Западной Сибири и Европейского Севера характерна запряжка веером: олени в упряжке располагаются рядом друг с другом. В легковые нарты запрягают от 3 до 7 оленей, в грузовые - 2.

Упряжь для легковых нарт состоит из недоуздка, охватывающего лоб и шею оленя, лямки с подгрудным ремнем, потяга, соединяющего лямку с нартой, и пояса - широкой кожаной # полосы, перекинутой через спину оленя. К недоуздку передового (крайнего слева) оленя прикрепляется вожжа для управления упряжкой. Недоуздки всех остальных оленей связаны ремнем с поясом оленя, идущего слева, благодаря чему во время езды олени держатся группой. У передового оленя к поясу

слева прикрепляется специальный держатель для вожжи, который представляет собой крючок из кости или металла. За него закрепляется вожжа, чтобы она не волочилась по земле и не мешала оленям.

Упряжь для оленей грузовой нарты намного проще. Несколько грузовых нарт, соединенных одна за другой, составляют аргиш.

Управление оленями осуществляется с помощью упомянутой выше вожжи, а также длинного шеста - хорея, имеющего на переднем конце костяную пуговицу, которая предохраняет оленей от травмы, на заднем - копьевидный металлический наконечник. Последний теперь встречается редко.

Вот такой вид транспорта, появившийся на Кольском Севере вместе с коми-ижемцами и ненцами, вытеснил древнюю саамскую керёжу.


Рис. 13. Оленья упряжка ненецкого типа


Рис. 14. Современный оленный транспорт саамов:

а) легковая нарта (вид сверху и сбоку); б) хорей; в) костяной блок; г) упряжь на одного оленя (не передового); д) упряжка из пяти оленей; е) способ прикрепления блоков к нарте

В заключение этой главы кратко расскажем о других традиционных занятиях саамов. Уже говорилось о большом значении для саамов рыбной ловли (озерной, речной, морской), которая занимала практически все время саамов в весенне-летний период. Наибольшее значение имел озерный лов, так как лучшие места ловли семги - устья рек, где ставили перекрытия, и лучшие рыболовецкие участки на морском берегу уже в XVI - XVII веках оказались в руках богатых русских промышленников и монастырей (об этом будет рассказано позже). Саамы, которым было не под силу вести крупный промысел самостоятельно (строить сложные перекрытия, большие лодки, закупать тару и соль), вынуждены были брать ссуды у ростовщиков. Часто, отдавая долги, рыбаки терпели убытки, поэтому большинство саамов рыбачили понемногу, во внутренних водах, только для удовлетворения потребностей семьи. В конце XVIII - начале XX века около 70 % взрослых саамов занимались тресковым промыслом. Весною, после отела оленей, саамы, промышлявшие треску, отправлялись на северное побережье. Они ловили треску тем же способом, что и русские, но пользовались лодками меньших размеров. Многие саамы не имели своего снаряжения и участвовали в лове по найму.

Главным занятием саамов, дававшим им возможность уплатить подати и купить необходимые товары и продукты, была охота, которая не требовала дорогостоящего снаряжения. Крупных животных - диких оленей, лосей, волков - саамы били дротиками (короткими метательными копьями), мелких зверей и птиц стреляли из луков, а также добывали с помощью петель (силков), придавливающих устройств (пастей) и других ловушек. Луки, стрелы, дротики, жильные нити для петель, охотничьи лыжи саамы изготовляли сами. Позднее появились ружья и капканы.

Охота на пушного зверя велась саамами в течение всей зимы. Охотник ставил и проверял ловушки, силки, выслеживал зверя, поджидая его в засаде. Саамы, как и другие народности Севера, отлично ориентировались на местности, прекрасно знали повадки и места обитания промысловых животных, проявляли во время охоты большое терпение и изобретательность. Иногда охотнику-сааму приходилось вступать в единоборство с медведем, и тогда он обнаруживал немалое самообладание и отвагу.

Саамы любили природу своего края, берегли ее, старались не наносить ей ущерба. Они никогда хищнически не истребляли животных, добывая ровно столько, сколько было жизненно необходимо.

 

Глава I. КТО ТАКИЕ СААМЫ И ГДЕ ОНИ ЖИВУТ

Саамы. Хомич Л.В.

< !-- Xtypo - Another Quality Freebie from TemplatePlazza.com -->Есть народы, разбросанные историческими судьбами по разным странам и даже по разным континентам (европейцы и африканцы в Америке, например). Саамы, как считают ученые, далеко не переселялись, но в силу определенных исторических процессов оказались в составе четырех государств - России, Финляндии, Швеции и Норвегии. Живут они компактно, занимая северные районы этих стран, но наличие государственных границ сыграло определенную роль в этническом развитии каждой из групп саамов, обусловив специфические особенности в их культуре и языке.

Эта книга посвящена Кольским саамам, живущим на территории России, однако некоторое внимание будет уделено и их соплеменникам за рубежом с целью показать общее и особенное в их культуре.

Саамов около 50 тысяч, в том числе в нашей стране - 1900 человек. Больше всего саамов в Норвегии - около 30 тысяч.

Старое название российских саамов - лопари. Значение слов лопарь, Лапландия не совсем ясно. Под этими названиями саамы и место их обитания стали известны финским народам, а через них русским (Lappe в финском и эстонском языках- дальний, последний, Lopp - конец, Lape - особое, отдельное место).

Принятое в нашей стране название этой народности - саамы - происходит от их самоназвания саами (самь), которое, очевидно, имеет связь с самоназванием финнов - суоми - и, возможно, с тем корнем, что лежит в основе старого русского названия самодийских народностей- самоядь (самоеды).


Рис. 1. Территория расселения саамов

По языку саамы принадлежат к финской группе финно-угорской ветви уральской семьи языков, куда входят языки финнов, коми, эстонцев, некоторых народов Поволжья и другие, однако саамский язык занимает в ней особое место.

Лингвисты выделяют в саамском языке пласт, восходящий к самодийским языкам, но подробнее об этом будет сказано ниже.

Изучение культуры Кольских саамов имеет длительную историю. Первое упоминание о саамах, сделанное скандинавским путешественником Оттаром, который побывал на берегах Белого моря, относится к IX веку.

В русских исторических источниках название лопъ появляется только в конце XIV века, но есть и более ранние сведения о народе тре (тръ), живущем на Терской стороне, в котором можно узнать предков современных саамов. Этноним терфинны, который также встречается в источниках, происходит от финского названия Кольского полуострова - Терь (Тре) - и этнонима финны, которым норвежцы некогда называли саамов.

С XV века в грамотах, актах, новгородских писцовых книгах и других документах упоминается о «дикой и лешей 1  лопи», «лопянах».

Отдельные сведения о Кольских саамах содержатся в описаниях путешественников XVI - XVIII веков: И. Г. Герберштейна, П. М. Ламартиньера, Н. Я. Озерецковского, И. Г. Георги. Более поздние материалы связаны с именами М. А. Кастрена, В. Верещагина, С. В. Максимова, В. И. Немировича-Данченко, В. Н. Харузиной и других исследователей XIX - начала XX века. Однако до выхода в 1890 году книги Н. Н. Харузина «Русские лопари» не было достаточно полного представления о материальной и духовной культуре саамов. Книга Н. Н. Харузина является ценным источником знаний об этой народности. Она сохраняет свое значение и в наше время.

После Октябрьской революции была поставлена задача уточнить расселение, особенности хозяйства и быта всех народов Севера. Одним из первых мероприятий по изучению Кольских саамов явилась организованная в 1927 году Русским географическим обществом Лопарская экспедиция, в состав которой входили антрополог Д. А. Золотарев, врач Ф. Г. Иванов-Дятлов, фольклорист, этнограф и археолог В. В. Чарнолуский. Ими был собран большой материал для характеристики кочевого хозяйства и быта Кольских лопарей. В последующие годы В. В. Чарнолуский продолжил работу по изучению фольклора и культуры этой народности. Часть собранных им сведений вошла в опубликованные труды: «Материалы по быту лопарей», «Легенда об олене-человеке» и «В краю летучего камня». Две последние книги носят характер дневника поездок по районам расселения саамов и содержат множество интересных наблюдений. В 1962 году вышла из печати книга «Саамские сказки». Запись и перевод сказок, предисловие, где даются общие сведения о саамах, также были сделаны В. В. Чарнолуским.

Интересна книга другого участника Лопарской экспедиции 1927 года Ф. Г. Иванова-Дятлова «Наблюдения врача на Кольском полуострове», в которой он описал быт саамов (населенные пункты, жилища, их санитарное состояние, освещение и отопление, одежду, обычаи, связанные с рождением и смертью, народную медицину и другое).

В 1930 году была издана брошюра краеведа и общественного деятеля В. К. Алымова «Лопари», где в популярной форме рассказывается о жизни и занятиях Кольских саамов.

Большое значение имеет труд Н. Н. Волкова «Российские саамы: Историко-этнографические очерки». Расскажем о нем немного подробнее. Рукопись состоит из нескольких разделов. Два первых раздела содержат сведения о природе, животном мире Кольского полуострова, расселении саамов, их историю от первых упоминаний в летописях до октября 1917 года. Следующие разделы посвящены хозяйству и материальной культуре, общественной и семейной жизни саамов, их верованиям и фольклору. В специальных главах затрагиваются вопросы их этнической принадлежности и происхождения. Писавшаяся в основном в довоенное время рукопись была завершена в 1940-е годы.

Большой вклад в изучение Кольских саамов сделала Т. В. Лукьянченко. Итогом ее неоднократных экспедиций на Кольский полуостров явился ряд статей и монография «Материальная культура саамов Кольского полуострова конца XIX - XX в.».

Современной жизни саамов посвящены работы А. А. Киселева и Т. А. Киселевой.

Интересный материал по истории вхождения Кольского полуострова в состав России содержится в книге И. Ф. Ушакова «Кольская земля».

В работе Л. Н. Жеребцова «Историко-культурное взаимоотношение коми с соседними народами в XIX - начале XX в.» раздел посвящен коми-саамским связям.

Проблемами социальной организации и семьи у саамов занимается М. С. Куропятник.

Ученые считают, что Кольский полуостров был заселен очень давно (около 8 тысяч лет назад). Сохранились следы обитания древнего человека в виде наскальных рисунков, остатков орудий труда, лабиринтов.

На Кольский полуостров с юго-востока неоднократно переселялись новые группы людей. Как предполагают исследователи, предки современных саамов обитали на его территории еще в I тысячелетии до нашей эры.

При раскопках на Большом Оленьем острове в Кольском заливе археологи обнаружили погребения, где вместе с умершими находились предметы промыслового снаряжения: гарпуны, наконечники копий и стрел, рыболовные крючки и т.п. Все эти орудия сделаны из камня и кости, так как металлургии в то время здесь еще не знали. Инвентарь, найденный на Большом Оленьем острове, во многом напоминает тот, которым в прошлом пользовались саамы. Имеется сходство и в самом погребальном обряде (оленеостровцы также клали тела умерших в лодки), в орнаменте (ромбики) и в другом. Все это дало ученым основание считать оленеостровцев предками современных саамов.


Рис. 2. Лабиринт

Большой интерес и научные споры вызывают так называемые «вавилоны» (лабиринты). Некоторые из них сохранились до наших дней возле Кандалакши, Умбы, Поноя. «Вавилоны» (от древнерусского слова «вавилон» - беспорядок, хаос, «вавилонистый» - извилистый, криволинейный) - это концентрические круги из камней, выложенных на земле обычно в виде подковы и образующих замысловатые, запутанные ходы. Одни ученые считают, что они сооружались в культовых целях, другие - что они служили образцами при изготовлении ловушек для рыбы, заходившей на мелководье во время морских приливов. Связь лабиринтов с предками саамов не ясна.

К сожалению, имеется временной разрыв между археологическими данными и письменными (историческими) источниками. Первые письменные сведения о жителях Кольского полуострова, как уже упоминалось, исходят от норвежца Оттара, который во второй половине IX века совершил плавание в Белое море. Примерно в 890 году он побывал в Англии, где рассказал королю Альфреду о Северной Норвегии и о плавании вдоль берегов к Белому морю. Рассказ Оттара был записан и внесен в сделанный королем Альфредом перевод всемирной истории. О саамах, которых он назвал «терфиннами», было сказано, что зимой они охотятся, а летом ловят в море рыбу.

Страна саамов (Лапландия) долгое время представлялась путешественникам суровой и таинственной. Под названием Похъёла она фигурирует в известном эпическом произведении «Калевала». Устами Вяйнямёйнена о Похъёле говорится так:

В Похъёле той вечно мрачной,
В той суровой Сариоле,
Я в Лапландии там прожил,
Средь лапландских чародеев.

О саамских колдунах было известно при дворах русских царей, в частности, есть сведения, что Иван Грозный для гаданий и предсказаний приглашал лопарского колдуна.

Внимание путешественников привлекали физические особенности саамов - их маленький рост (до 160 см у мужчин), отсутствие тех признаков монголоидной расы, которые характерны для большинства народов Севера.

Особняком стоит и их язык.

Финский лингвист Ю. Тойвонен одним из первых указал на удивительную близость саамского языка и угро-самодийских. Сходство проявляется, в частности, наличием и в саамском, и в угро-самодийских (хантыйском, мансийском, ненецком, селькупском) языках, помимо единственного и множественного, двойственного числа (когда речь идет о двух предметах, к слову присоединяются особые показатели), а также во многих лексических соответствиях. Это позволило Ю. Тойвонену высказать предположение, что протолопарский (древнесаамский) язык по своему происхождению является самодийским.

В настоящее время большинство ученых считают самодийское происхождение саамов доказанным. Однако вопрос о том, где, при каких условиях происходили саамско-самодийские, а также саамско-обско-угорские контакты, остается нерешенным. Очевидно, эти контакты происходили в районах, расположенных значительно южнее мест современного расселения саамов. Данные топонимики (географические названия), а также исторические источники свидетельствуют о проживании саамов на территории западных районов современной Архангельской области. Возможно, какие-то группы саамов проживали в бассейне Невы и южной части Ладожского озера (Г. М. Керт, Т. В. Лукьянченко). Еще в XVI-XVII веках саамы населяли земли современной Карелии, откуда позднее они были вытеснены карелами (данные новгородских писцовых книг).

Интересно, что старое название ненцев - самоеды - многими учеными объясняется как переосмысленное словосочетание саамъ една - земля саамов. Они считают, что это название могло закрепиться за ненцами, потеснившими саамов на запад и север с их прежних территорий.

Однако если южно-сибирское происхождение самодийских народов (пришедших с Саяно-Алтайского нагорья) подтверждается многими данными, то о связи саамов с Южной Сибирью говорит только однотипность бубнов некоторых народов Южной Сибири и саамских, о чем будет сказано в одной из следующих глав.

Ненцы, расселившиеся по тундре к западу от Урала, в конце I тысячелетия нашей эры встретились с саамами, ненецкое название которых нано-хан (лодка-сани) связано с их оригинальным средством передвижения, заметно отличавшимся от ненецкого.

Таким образом, с одной стороны, есть основания считать саамов аборигенами северных широт, с другой - существует их явная связь с более южными территориями.

В саамском языке различаются западные и восточные диалекты. К западным относят диалекты шведских, норвежских и финских саамов, к восточным - часть финских и все диалекты Кольских саамов (нотозерский, кильдинский, иокангский). Диалекты имеют значительные различия, что мешает взаимному пониманию. Издавна находясь в тесном общении с русскими, многие саамы, особенно мужчины, хорошо владели русским языком. Когда встречались саамы разных территориальных групп, они нередко объяснялись между собой на русском, настолько резко отличались их родные языки.

А теперь перейдем к рассказу о хозяйственных занятиях саамов.


1 То есть лесной.


 

  Участник рейтинга лучших сайтов
© Saami.su, 2007-2019
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна