РОССИЙСКИЕ СААМИ

Саамы Кольского полуострова

Выборочно

Пословицы и поговорки

Выйем пӯдзэгуэм выйй, коадтҍтэм тӯесьт пујјкэтҍ кэдчхалл. На оленях едет, а вязальные иглы теряет. (О ленивых людях)

Друзья сайта

Саамские словари Ловозерье

QR-код страницы

QR-Code dieser Seite

Саамы - небольшой коренной финно-угорский народ Севера Европы. Основная масса саамов населяет Север Норвегии, Швеции и Финляндии. Часть саамов живет в России, на Кольском полуострове (1,9 тыс. человек).

Скандинавы и русские называли саамов "лопари", "лопляне" или "лопь". От этого наименования происходит название Лапландия (Лаппония, Лаппоника), то есть "земля лопарей".

Самоназвание Кольских саамов - саами, саамь, саме, скандинавских - самелатс, самек. В последние годы как в литературе, так и в быту лопарей стали часто называть по их самоназванию - саамами.

Саамы Кольского полуострова представляют собой совершенно самостоятельную этнографическую группу, которую называют Кольскими саамами. В далеком прошлом предки Кольских саамов занимали значительно большую территорию, населяя земли современной Карелии.

Основными занятиями саамов в зависимости от территории обитания и природных условий являлись оленеводство, рыболовство, морская и сухопутная охота.

Саамы - народ крайне самобытной культуры. Его редкое своеобразие, трудно поддающееся объяснению, сделало этот народ своего рода этнографической загадкой и с давних пор привлекало к себе внимание исследователей.

Подробнее...

article separator

Новые материалы

Звездоглазка

Автор: Топелиус Сакариас (Захариас)

Категория: Фольклор

Петроглифы Чальмн-Варрэ

Автор: Колпаков Е.М. , Мурашкин А.И. , Шумкин В.Я.

Категория: Книги


Сампо-лопарёнок

Автор: Топелиус Сакариас (Захариас)

Категория: Фольклор


Саамские погосты западного Мурмана

Автор: Сорокина М.А.

Категория: Книги


Популярные материалы

Случайно выбранные материалы

Лопарская музыка

Автор: Визе В.Ю.

Категория: Статьи


Семилетний стрелок из лука

Автор: Пация Е.Я.

Категория: Фольклор

Как и зачем сохранять языки народов России?

Автор: Замятин К. , Пасанен А. , Саарикиви Я.

Категория: Книги


Лопарская экспедиция

Автор: Золотарев Д.А.

Категория: Книги

Saami Village Names in the Kola Peninsula

Автор: Керт Г.М.

Категория: Статьи


Хомич Л.В. СААМЫ

Глава VII. СВЯЩЕННЫЕ КАМНИ СААМОВ

Саамы. Хомич Л.В.

«Еще издали они маячили своими загадочными очертаниями. Это были камни, похожие на головы гигантских людей, поднимающихся из-за горы. Ветры выдолбили в скалах такие углубления, что создавалась полная иллюзия лиц...» - так описал свое впечатление от священных камней саамов В. В. Чарнолуский.

Камни причудливой формы издавна будили воображение людей, заставляли искать объяснение, подчас фантастическое, появлению того или иного утеса или валуна, имеющего антропоморфный (человекоподобный) облик. Это было характерно для многих народов, в том числе и для саамов.

Несмотря на то что к XVII веку практически все саамы были обращены в христианство (подробнее об этом будет сказано в главе IX), у них длительное время сохранялась вера в духов - хозяев рек и озер, а также почитание священных камней и некоторые другие проявления их древних верований.

Культ камней у саамов широко освещался в научной литературе, начиная с XVII века (Торнеус, Шеффер). Среди более поздних исследователей можно назвать М. А. Кастрена, Н. Н. Харузина, В. Ю. Визе, В. В. Чарнолуского, Н. Н. Волкова, которые, наряду с другими сторонами культуры и быта саамов, описали и своеобразное почитание священных камней - сейдов. Большая часть таких камней, помимо общего названия- сейды,- имели еще и каждый свое название. Так, Н. Н. Харузин упоминает о Репт-кедьке (Репт-камне) вблизи Печенги, о горе Сидовар недалеко от Чалмозера, у подножия которой в старину происходили жертвоприношения. О знаменитом сейде Куйв на Сейдозере сообщил В. Ю. Визе (куйв по-саамски- старик). Проплывая на карбасах мимо Старика, саамы остерегались громко говорить, тем более ругаться, а также засорять воду из боязни, что сейд будет недоволен и может не дать рыбы.


Рис. 25. Священные камни - сейды

На западном берегу Умбозера почитался камень, называемый Лейб-кедьк, то есть Хлебный камень. Встречались камни с названием Акка (Старуха), Мяндаш-кедьк (Дикий олень) и другие. Считалось, что Старуха, которая находилась на одном из островов Ловозера, ведала погодой, поэтому охотники, отправляясь на промысел, подносили ей дары в виде кусочков пищи, рыбы или каких-либо ценных предметов.

В основном сейды представляли собой утесы или крупные валуны, очертаниями напоминавшие фигуру человека. Однако, помимо созданных природой священных камней, встречались и сейды, сделанные человеком,- это плоские камни, сложенные один на другой и круглый камень наверху - «голова». Один из таких сейдов сфотографировал в 1920-х годах В. В. Чарнолуский вблизи бывшего Верхнекаменского погоста. Этот сейд олицетворял верховное божество восточных саамов - Каврая, который, как они верили, мог выполнить просьбы о даровании здоровья, избавлении от болезней и т. п.

Формы почитания священных камней также были различны. Чаще всего возле сейдов убивали жертвенных оленей и оставляли им в дар головы с рогами, иногда шкуры. Кроме того, мазали «рты» сейдов оленьей кровью. Предполагалось,

что «кормление» и одаривание сейда принесет его расположение, а значит - хорошую погоду, благополучие в оленеводстве, удачу в охоте, рыболовстве и т. п. Путешественники и исследователи прошлых столетий наблюдали возле сейдов огромные кучи оленьих рогов, со временем зараставших мохом. Оленьи рога с частью черепа перед сейдом всегда клали концами вверх. Рыбаки мазали священные камни рыбьим жиром, оставляли возле него добытую рыбу или что-либо из еды.

«Весной, когда начинали ловить семгу,- пишет автор книги о саамах В. К. Алымов,- на берегу реки Иоканги в старину собиралось все население лопарского погоста. Молились у камня и просили, чтобы уловы были хорошие. Старый рыбак после моления брал из реки чашкой воду и пил, после него пило воду все общество. Из первого улова брали две рыбины, одну съедали все по кусочку, а другую клали перед камнем -это была жертва сейду...» По данным В. Ю. Визе, охотники на дикого оленя оставляли возле Мяндаш-кедьк перед отъездом на охоту несколько пуль. И. Шеффер упоминает, что сейдам, которые находились в труднодоступных местах, жертву приносили таким образом: брали небольшой камень, окунали его в оленью кровь, а затем бросали в сторону сейда.

Аналогичные проявления культа камней исследователи отмечали и у скандинавских саамов.

Некоторые авторы (в частности, Н. Н. Харузин), исходя из собранных ими сведений, склонились к мысли, что почитание камней у саамов связано с культом предков и развилось из поклонения надмогильным камням. Сами саамы считали (а многие и сейчас считают) священные камни окаменевшими нойдами (шаманами) или людьми, окаменевшими по воле нойдов. В книге немецкого ученого А. Эрмана приводится предание о происхождении одного из сейдов на Утсёке. Жил там некогда знаменитый колдун. Случилось так, что у него совсем не было пищи и ему грозил голод. Так как колдун обладал волшебной силой, то призвал к себе целое стадо оленей. Своему работнику он приказал не произносить ни звука, пока он будет занят колдовством. Однако работник его тоже был очень голоден, и, когда он увидел большое стадо оленей, у него вырвался крик радости. Как только он закричал - нойда тотчас же превратился в камень.

Саамы считали, что и после превращения в камень нойды могли оказывать влияние на судьбы простых людей, поэтому их следовало почитать, не сердить, ничем не обижать.

Довольно широко распространена точка зрения, что культ камней у саамов, как и у ряда других народов циркумполярной зоны, связан с охотой на дикого оленя. Этой точки зрения придерживаются, в частности, И. С. Гурвич и Ю. Б. Симченко.


Рис. 26. Предметы религиозного культа скандинавских саамов

И. С. Гурвич, изучая культ священных камней у народов тундровой зоны Евразии, пришел к выводу, что «на востоке у коряков преобладала идея связи священных камней с предками, тогда как у северных якутов, ненцев, саамов на первый план выступала идея о камне, способствующем добыче диких оленей». Т. В. Лукьянченко и Ю. Б. Симченко считают, что в поклонении сейдам у саамов проявляются две линии верований. С одной стороны, этот культ связан с поклонением предкам (сейды антропоморфного вида), с другой - сейды рассматриваются как покровители промыслов (охоты, рыболовства). Последние представляют собой обычные валуны или сложенные из камней пирамиды.

Интересно, что у саамов сеидами считались не только камни, но и высокие пни, о чем упоминает И. Шеффер. А их соседи ненцы на таких пнях вырезали лица и одевали их.

Почитание камней не ограничивалось жертвоприношениями скалам и огромным валунам, находящимся в различных уголках гористой тундры, но относилось и к небольшим камням, о чем свидетельствует Н. Н. Волков. У стариков саамов были культовые предметы, вроде кукол,- завернутые в тряпки камни, с которыми они никогда не расставались. Молодой саам Бархатов, в частности, рассказывал, что такой божок был у его деда. Эта сторона верований саамов изучена слабо. Во время поездки на Кольский полуостров летом 1973 года автору этих строк удалось получить лишь устное подтверждение того, что в старину такие семейные покровители были (И. Я. Юрьев).

А теперь познакомимся с другим проявлением древних верований саамов - с шаманством.

 

Глава VI. ЛЕГЕНДЫ И СКАЗКИ

Саамы. Хомич Л.В.

< !-- Xtypo - Another Quality Freebie from TemplatePlazza.com -->Пожалуй, нет ни одного народа, у которого не было бы сказок, песен, преданий, то есть того, что обычно называют устным народным творчеством или фольклором. А как он разнообразен у разных народов! Какие только не встречаются сюжеты и персонажи! Вспомним русские сказки о Царевне Несмеяне, Бабе-Яге или Иванушке-дурачке. Или арабские сказки о Синдбаде-Мореходе и Али-Бабе! А помните Вяйнямёйнена и Ильмаринена из «Калевалы»?..

Сколько на свете сказок о животных! Некоторые из них очень древние и, возможно, восходят к мифам, объясняющим происхождение тех или иных явлений природы. Есть, конечно, в фольклоре разных народов и много общего: великаны, лешие, добрые и злые феи, однако их облик и особенности поведения характерны, как правило, только для данного народа. Понять, чем обусловлено появление тех или иных персонажей в фольклоре какого-либо народа - очень увлекательное дело, однако это слишком обширная задача, а мы обратимся к устному творчеству саамов и попытаемся определить его основные сюжеты и образы.

Следует отметить, что пока еще не опубликована научная работа обобщающего характера по саамскому фольклору, но есть книги, содержащие описание отдельных жанров. Записи саамского фольклора делали Н. Н. Харузин, В. В. Чарнолуский, Г. М. Керт и другие исследователи этнографии и языка саамов. Большая часть записей сделана на русском языке. Краткая классификация фольклора Кольских саамов имеется в работе В. В. Чарнолуского. Вот начало одной из сказок:

«Раз поздно вечером собрались мальчики и девочки кататься на санках. А матери не велят им: «Ребята, довольно вам играть! Луна взошла - пора домой. Вот ужо Тала придет, он вас всех утащит к себе». Однако дети не послушались. Стали кататься при луне. На горке светло, а что за горкой - о том они не думают. А Тала пучеглазый тут как тут. Притаился в тени и говорит: «Катайтесь, катайтесь, детки, я вам чикум-бакушки устрою!»

Вот дети с горки покатили. Тала выскочил из-за камня и распахнул поперек дороги большой мешок из тюленьей кожи с костяными застежками. Дети в мешок и вкатились... Затворки щелкнули и заперлись. Мешок, полный мальчиков и девочек, Тала вскинул на спину и пошел к себе домой. Нес, нес и устал. Остановился, повесил мешок на сучок и сказал: «Поспите, детки, а я пойду за три-четыре озерка в лесок посидеть и отдохнуть». И ушел... Время идет. Тала где-то ходит, а ребята в мешке висят. «Что будем делать?» - шепнул один. «Тала нас съест»,- сказал другой. Девочки заплакали.

Тогда самый маленький мальчик спросил у девочек, есть ли у них иголка с ниткой. «Есть, есть»,- ответили девочки и дали ему иголку с ниткой и наперсток. «Слушайте,- сказал мальчик,- я мешок ножом распорю, а вы время даром не теряйте, таскайте камни!» Мешок распороли, дети выскочили и ну таскать камни и складывать в него. Наложили полный мешок камней, и мальчонка туда прыгнул. Дети зашили мешок и убежали домой, а мальчик остался один и висел в мешке вместе с камнями. Вернулся Тала и спрашивает: «Здесь ли вы? Все ли вы тут?» «Здесь, здесь, Тала, все мы тут»,- ответил мальчик. Тала взял мешок, перекинул через плечо и пошел...»

И, конечно, умный паренек обманул глупого Талу. Не правда ли, это напоминает сказку «Мальчик-с-Пальчик»?

Кто же такой Тала и почему это существо враждебно людям? Чисто ли это фантастический персонаж или его присутствие в саамском фольклоре имеет какие-то исторические корни ?

Сказки саамов - майнс - разнообразны по содержанию и по форме. Есть детские сказки, сказки о Тале, сказки о равках (вурдалаках), о чаклях (карликах). Сказки считаются развлекательным жанром, хотя майнс о Тале или чаклях имеют много общего с некоторыми другими жанрами.

Большой интерес представляют саамские мифы и легенды- ловта. В старину ловта пелись, текст их был стихотворным. К ним относились трепетно, как к чему-то имеющему культовое значение. Наиболее известен миф о Мяндаше- олене-человеке. Кроме того, у саамов есть сказки-легенды о солнце, северном сиянии и других явлениях природы (найнас).

Еще один жанр, близкий русским сказкам и скандинавским сагам,- сакки. Это исторические предания о войнах, о борьбе с врагами, о подвигах, а также предания, связанные с отдельными горами, озерами, чем-либо примечательными. Сакки, по убеждению саамов, рассказывают о реальных событиях, имевших место в прошлом, что подтверждают какие-либо сохранившиеся следы этих событий.

Бывальщины и побасенки (бойса) - это краткие шуточные рассказы назидательного содержания, некоторые из них напоминают притчи.

И наконец, муштоллы (в буквальном переводе - «на ум пало, на ум пришло») - рассказы о событиях дня, импровизации, иногда бытующие в форме песен.

Приведем здесь одну из бойса:

«Жил муж с женой. Жили они хорошо. Хозяйство у них было справное, и дети были у них, и стадо оленей, и овцы, и уточек они держали. Раз муж с женой поспорили. Жена говорит: «У меня по дому много дел. Овец кормить надо, белье стирать надо, обед варить, хлебы печь - все надо. И все сразу». Муж ей отвечает, что все эти дела - не работа, одна лишь суета, а вот поди-ка ты с оленями управься!

Пошла жена пасти стадо, а муж дома остался хозяйничать. Стал он тесто месить. Пока месил, собака мясо из котла выхватила и побежала. Он за собакой, а двери-то не запер. Овцы в вежу забрались, тесто загубили, морды перепачкали, глаза залепили. Он овец гнать, а они сослепу в озеро попадали. Вернулся муж в вежу, взял белье, побежал на реку полоскать. Тут собака подошла, он на нее: «Ты зачем мясо съела?!», а сам белье в воду упустил, течением его далеко унесло. Пока он пытался догнать белье, к веже прилетел орел, всех уточек перетаскал. Муж домой бежит: дома дети пищат, есть просят. А у него ничего нет - мяса нет, теста нет, уток нет.

Смотрит: жена уже из тундры идет. Стадо к веже пригнала. Пастушьи собаки с ней. Говорит: «Дай нам поесть, мы голодные!» Муж отвечает: «Ничего нет: мясо собака съела, тесто овцы размазали, глаза себе залепили и в озере утонули, белье течением унесло, а уток орел утащил». Дети на постели хнычут: «Хлебца хотим!» Что оставалось жене? Говорит: «Эх ты! Принимай оленей - все целы и сыты!»

Наиболее интересными представляются произведения о чаклях и Мяндаше. Чакли (в некоторых говорах чахкли, чаклинги) - маленькие человечки, живущие под землей, в пещерах, расщелинах скал. Их образ жизни такой же, как у саамов: они занимаются оленеводством, рыбной ловлей, ходят на охоту. Разговаривают они чудно: скажут им что-нибудь или спросят у них, они теми же словами, только в обратном порядке отвечают. При этом все время хихикают. Саамы считают чаклей зловредными. Их относят к реальным существам: еще в конце XIX века многие саамские сказители утверждали, что сами видели чаклей.

Вот как рассказывается о взаимоотношениях саамов с чаклями в одной из сказок:

«Недалеко от города Колы жили старик со старухой. Детей у них не было. Старик охотился, а старуха управлялась дома.

Однажды ходил старик по лесу и вдруг заметил, что между корнями старой-престарой ели дымок курится. Подошел он ближе, смотрит: дыра в земле. Лег он на мох и заглянул в отверстие. Что там такое? Что там делается? И видит: там, под землею, житье такое же, как и у нас, саамов: погосты стоят - одни в лесу, другие у моря. Пастухи оленей пасут, рыбаки рыбу ловят. В погостах вежи-шалаши из тесаных досок такие же, сверху берестой и дерном покрыты, стоят как положено, в два ряда. В вежи люди входят и выходят из них, и детишки на улице играют. Вон бабенка выскочила из одной вежи и бежит к себе домой. В руках у нее головешка дымит, искры сыплются - это она заняла у соседки огня, чтобы разжечь свой очаг. Какой-то мужичок учит оленя возить керёжу. Керёжа такая же, как и у саамов, словно лодочка, поставленная на лыжный полоз. Еще дальше - пастух гонит стадо оленей; девушки полощут в речке белье. Все там, под землей, как у людей, а не люди. Какой-то человек вышел из вежи: ружье на плече, собачонка сзади бежит; ружье-то кремневое, старинное, гремяхой называется.

Это он на охоту пошел. Только сам-то уж очень маленький, а собачка его и того меньше. Да и домик-то у него крохотный.

Смотрит: детишки собрались у лесины и лезут по ней вверх, к нему, на землю. Старик назад подался. Притаился за елкой и стал ждать: что дальше будет? Вот из-под земли вышли маленькие детки. Головки у них большие, глазки как щелочки на березовой коре, на тоненьких ножках преболыпущие каньги, белые, из оленьего меха, с загнутыми вверх носками. «Вот чудо,- думает старик,- это же чакли! Подземные жители!»

Детки эти вышли на свет, на поверхность земли, и давай играть. И прыгают-то они, и кувыркаются, друг друга передразнивают, и все-то смеются они, так и заливаются, будто их кто-то щекочет. Умильно старику смотреть, какие эти чакли веселые да забавные. Своих-то детей у него нет, вот он и этим бесенятам рад, любуется ими. А они, словно маленькие белочки, играют и резвятся на мхе, под елью. Старик загляделся на них, задумался. Вернулся он домой и сказал старухе: «Сшей-ка ты мне большую каньгу, да обору к ней привяжи». Сшила старуха большую каньгу и прикрепила к ней обору. А старик привязал к каньге длинную веревку.

Взял он эту каньгу и пошел на то место, где чаклей видел. Подбросил каньгу поближе к дыре и стал поджидать: что будет? Свечерело. Как только последние лучи солнца осветили вершины деревьев, из дыры в земле выскочили эти ребятишки и начали играть. Один из них увидел каньгу и давай с нею возиться: то на себя опрокинет, то прыгнет через нее, наконец встал обеими ногами в каньгу, да еще и оборой обмотался. Тут старик дернул за веревку и крикнул. Все ребята в дырку попрыгали, а тот, который в каньге был, упал и остался лежать на боку. Старик поднял его, освободил от оборы, взял в руки и спрашивает: «Как тебя зовут?» Дите смотрит старику в глаза, смеется и тоже спрашивает: «Зовут тебя как?» - «Ярасим,- отвечает старик,- Ярашкой тоже».- «Тоже Ярашкой, Ярасим»,- повторяет чакля и смеется-заливается. Вот и назвал старик веселого найденыша своим именем - Ярашкой.

Принес он парнишку домой и говорит жене: «Не было у нас детей - вот тебе сын!» - «Сын тебе вот, детей у нас не было»,- повторяет Ярашка вслед за стариком. Старуха обрадовалась. Ну и стали они жить да поживать...»

Образы карликов, близкие к саамским чаклям, встречаются у многих северных народов. В частности, у соседей саамов - ненцев - это народец сйхиртя. Как и чакли, сихиртя маленького роста, живут под землей, странно говорят (как бы заикаются). В этих персонажах ненецких преданий ученые видят какое-то древнее население приполярной зоны. Быть может, это же можно предположить и относительно чаклей? В. В. Чарнолуский считает, что и тала, о которых говорилось выше, возможно, отражают представления саамов о каких-то древних обитателях этой земли или об их соседях. С другой стороны, у ученых есть данные, подтверждающие что Тала - это медведь-оборотень. Словом, образы саамского фольклора неоднозначны, и работу по его изучению следует продолжить.

В заключение хотелось бы рассказать о ловтах, посвященных Мяндашу - оленю-человеку. Сюжеты о превращении людей в животных встречаются в фольклоре разных народов мира (вспомним хотя бы: «Не пей из лужицы, козленочком станешь!» Мальчик не послушал сестрицы и стал козленочком). У саамов Мяндаш - дикий олень, рожденный от самца оленя и женщины (нечто подобное встречается в польских и литовских легендах о Локисе - человеке-медведе).

Рассказывается это так:

«Очень давно жила старуха-нойда (колдунья). Наскучило ей пребывать в человеческом облике. Обернулась она важенкой - самкой дикого оленя. Долго ли она оленем ходила - никто точно не знает. Гуляла она с дикими оленями. И вот настало ей время родить. Перед самыми родами она испугалась: а ну как у нее родится олень? Колдунья опять обратилась в женщину. Однако не помогло - сын родился оленем.


Медная бляха «Мяндаш»

Теленка она кормила своей грудью. Он у нее вырос большой и стал помогать по хозяйству: возил дрова к веже, где она жила. Они друг друга понимали. Когда олень стал взрослым, захотелось ему на волю и он ушел в тундру...»

Связь человека с диким оленем прослеживается в саамском фольклоре достаточно четко. Возможно, некогда существовал запрет охотиться на дикого оленя. Связано ли это было с пережитками тотемизма (представлением о происхождении группы людей от какого-либо животного) или иными верованиями, трудно сказать. Во всяком случае, в устном творчестве саамов фигурируют три существа из животного мира, о браке которых с женщинами часто упоминалось,- это ворон, медведь и дикий олень. Цикл о Мяндаше - наиболее интересный. Как упоминалось ранее, в дальнейшем охота на дикого оленя была широко распространена ввиду малочисленности стада домашних оленей. Однако особое отношение к дикому оленю сохранилось.

Подтверждение этому ученые находят в других видах творчества.

В. В. Чарнолуский исследовал так называемый звериный стиль в произведениях пермских литейщиков, которые относят примерно к концу I - началу II тысячелетия нашей эры. Правда, изображенный на бронзовых бляшках человек имел черты сходства не с оленем, а с лосем, широко распространенным в Прикамье, в районе Коми-Пермяцкого автономного округа. Сопоставление персонажей саамских легенд о Мяндаше с изображениями на пермских литых бляшках представляет несомненный интерес.

Обратимся теперь к другим сторонам духовной культуры саамов.

 

Глава V. ДЕТИ - ЭТО ХОРОШО

Саамы. Хомич Л.В.

< !-- Xtypo - Another Quality Freebie from TemplatePlazza.com -->Как уже говорилось, основной социальной организацией саамов была община (сийт, сыйт), состоящая из семей. Для сыйта были характерны общность территории и находящихся на ней промысловых угодий, хозяйственно-экономической жизни, взаимопомощь, наличие общих культовых действий и церемоний. Количество членов саамских общин колебалось от 70 до 300 человек. Управление сыйтом осуществлял сход глав домохозяйств, на котором обычно присутствовало все мужское население данной общины. На этих собраниях обсуждались вопросы перераспределения угодий, строительства изгородей на пастбищах и перекрытий на реках, вопросы податей, разбирались внутриоб-щинные и даже внутрисемейные конфликты.

Относительно наличия у саамов в прошлом родовой организации, которая характерна для многих народов Севера, имеются различные точки зрения, однако большинство исследователей считает, что если род (группа кровных родственников, ведущая свое происхождение от одного предка) и был когда-то у этой народности, то следы его утрачены, возможно, в результате ранней христианизации, о чем будет сказано в одной из следующих глав. Фамилии Кольских саамов - русского происхождения, однако значительная их часть на Кольском полуострове характерна только для саамов: Антоновы, Даниловы, Захаровы, Койвины, Матрехины, Селивановы, Фефеловы, Юрьевы, Яковлевы и некоторые другие. Местные русские, коми и ненцы имеют другие фамилии.

Община регулировала и семейно-брачные отношения ее членов. Наиболее распространенным брачным возрастом в XIX - начале XX века для юношей был 21 - 25 лет, для девушек- 17 - 20 лет, хотя бывали и отклонения в ту или иную сторону.

Для брачной системы Кольских саамов характерно отсутствие норм, обусловленных родовой экзогамией, согласно которым члены одного рода не могли вступать в брак (как это было у ненцев и многих других народов Севера). Однако существовали иные нормы и рекомендации. Так, распространенными формами брака являлись обмен сестрами, брак с сыном или дочерью кузена, женитьба двух братьев на двух сестрах и другие. Широко были распространены браки внутри погостов (до 60 %). В некоторых случаях имели место брачные связи двух погостов, объединенных общей хозяйственной деятельностью, языковой близостью, например Печенгский и Пазрецкий, Сонгельский и Нотозерский и т. д. Предпочтительными являлись однородные в этническом отношении браки, то есть браки с представителями саамской народности; смешанные браки (с русскими, коми) имели место в Понойском, Вабинском и некоторых других погостах.

При подготовке брака мнение сына играло определенную роль, девушку же обычно о ее желании не спрашивали.

Родители жениха выбирали свата, который должен был склонить родителей невесты к согласию. Иногда сватать ехал сам жених. Девушка при сватовстве обычно не присутствовала- находилась у соседей или в другом помещении. Иногда даже пряталась, если жених ей не нравился. Девушку приглашали за стол, когда уже обо всем договорились - о размере выкупа за невесту, о приданом, о сроках свадьбы. Жених иногда надевал невесте на палец кольцо, оставлял подарки, гостинцы.

Свадьбы чаще играли зимой, когда все съезжались в зимний погост. Жених и невеста облачались в традиционную праздничную одежду. Во время свадьбы устраивали танцы, угощение. Родня дарила невесте сарафаны, платки, украшения. Два-три дня угощались то в одном, то в другом доме. После этого ехали в близлежащую церковь венчаться. После венчания все снова угощались в доме невесты. Сватья на головной убор невесты повязывала шелковый платок. Концы платка завязывала двумя узлами - все это означало, что невеста стала женой, а жених мужем.

Свадебный обряд завершался в доме отца жениха. После прощания гости разъезжались. На следующий день ехали к родителям невесты за приданым, которое составляли сложенные в сундук домашний скарб и одежда. Практиковались и более упрощенные варианты свадебного обряда.

В XIX веке саамы жили в основном малыми семьями: женатый сын обычно сразу же отделялся и обзаводился отдельным домом и хозяйством.

У саамов, как и у большинства народов мира, существовало разделение труда между мужчинами и женщинами. Как вы узнали из предыдущих глав, мужчины занимались оленеводством, охотой, рыболовством, морским зверобойным промыслом, грузовыми перевозками, изготовлением транспортных средств (керёж, нарт, лыж, лодок). В озерном и речном рыболовстве, охоте на куропатку принимали участие и женщины, а также подростки обоего пола.

Женщины выполняли все основные работы по дому: заготовляли топливо, выделывали шкуры, шили одежду и обувь, чинили их и т. п. Если учесть, что выделка одной шкуры занимает примерно 6 часов, а ее разминание - 2 дня, изготовление одной пары обуви - 16 часов, а потребность в одежде семьи из 4 - 5 человек в год достаточно велика (примерно 5 предметов верхней одежды, 8 - 10 пар различной обуви), то большая занятость женщин очевидна.

В обязанности женщины входило и воспитание детей.

Незадолго до родов обычно приглашали опытную повивальную бабку, которая помогала роженице. Роды происходили в жилище (в отличие от многих других народов Севера, которые, считая роженицу «нечистой», ставили ей отдельный чум или шалаш). Родившегося ребенка обмывали теплой водой, одевали в приготовленную заранее рубашку или заворачивали в пеленку, затем укладывали в колыбель, вложив в рот соску из разжеванного сала или хлеба с сахаром.

У всех групп саамов бытовала колыбель, выдолбленная из куска ствола дерева (обычно сосны) в виде корытца овальной формы или лодочки с тонкими стенками (средние размеры: длина 70 см, ширина 20 - 25 см). Остов колыбели обтягивали снаружи и изнутри выделанной оленьей кожей (ровдугой, замшей). Вдоль бортов из этого же материала делали петли, в которые продевался ремешок для закрепления (зашнуровывания) ребенка в колыбели. Над изголовьем обычно устраивали навес из куска кожи, натянутого на две дуги. На дно колыбели клали слой мха и шкурку молодого оленя (шерстью вниз). Положив завернутого в пеленки ребенка в колыбель, «зашнуровывали» ее упомянутым ремешком. Колыбели украшали бисером, пуговицами, кисточками из сукна и т. п. В качестве оберегов (амулетов) в колыбель клали серебряные деньги и иголку, иногда подвешивали зуб лося или щуки. Мать кормила ребенка грудью, обычно не вынимая из колыбели. В некоторых саамских семьях имелось две колыбели: поменьше - для детей до года и побольше, в которой ребенок спал лет до трех.

У скандинавских саамов, помимо описанной выше колыбели, бытовала и другая, чаще используемая при перекочевках. Она состояла из деревянного овального обода высотой около 10 см, который образовывал борта колыбели, и донышка, представляющего собой перекрещивающиеся веревки или ремни, прикрепленные к нижнему краю бортика с помощью специальных отверстий.


Рис. 23. Колыбели

Ребенка, завернутого в оленьи шкуры, укладывали в колыбель и зашнуровывали с помощью системы ремешков, привязанных к верхнему краю бортика. В пути такую колыбель навьючивали на оленя или везли в керёже. В качестве гигроскопического (поглощающего влагу) средства использовался мох. По данным Э. Манкера, колыбель с гнутым бортиком и плетеным донышком использовалась для самых маленьких детей и новорожденных. Верхний край бортика имел четыре отверстия для ремней, с помощью которых колыбель подвешивалась в жилище или навьючивалась на оленя.

Детей саамы очень любят, проявляя порой излишнюю заботу и снисходительность, как отмечали жившие среди них.

Малыши в возрасте от двух лет и старше большую часть времени проводили играя на улице. Игры их разнообразны, однако значительное место занимали связанные с оленеводством. Мальчики с малых лет упражнялись в набрасывании аркана на воткнутые в снег оленьи рога или на убегающих товарищей. Многие при этом отличались большой ловкостью. Учились пользоваться хореем - сначала просто сидя на нартах и положив перед ними оленьи рога, а потом уже на настоящей упряжке. Устраивали из жердей и тряпок маленькую куваксу, отражая в игре жизнь во временном жилище в период кочевок по тундре.

У саамских детей было много игр, связанных с соревнованием в ловкости и скорости. Мальчики любили играть в бабки (мелкие косточки оленей). На снегу или земле очерчивали круг диаметром чуть более метра. Внутри круга каждый мальчик клал свои бабки. Двумя оленьими рогами с дистанции около 15 метров мальчики старались выбить из круга наибольшее количество бабок. Рога для игры подбирались не особенно тяжелые, с небольшим изгибом, чтобы рог мог свободно скользить по ровной снежной поверхности.

Для другой игры на одном конце селения вбивали колышки, возле которых каждый участник клал деревянный шарик. Задача заключалась в том, чтобы с помощью наименьшего количества ударов палкой перегнать шарик к колышку, вбитому на другом конце деревни, обогнуть его и таким же способом вернуться обратно.

Девочки чаще играли в куклы, хотя зимой принимали участие в катании на салазках и в других подвижных играх.

Дети рано начинали помогать взрослым. Мальчиков лет 11 - 12 отцы брали на охоту, приучали к труду оленевода. Они заготовляли дрова, помогали на рыбалке, учились ориентироваться на местности и т. д.

Девочки помогали матерям в домашних работах, в шитье и вязании, сучили из оленьих жил нитки, шили из оленьх шкур сумочки и мешочки, приглядывали за младшими братишками и сестренками.

Для саамов характерно уважительное отношение к старикам, как членам своей семьи, так и соседям. Этому детей учат с малолетства.

«Дети - это хорошо»,- говорят саамы. Конечно, хорошо, ведь дети - это будущее семьи, народа, государства.

 

Глава IV. КРАСКИ СЕВЕРА

Саамы. Хомич Л.В.

< !-- Xtypo - Another Quality Freebie from TemplatePlazza.com -->Кольский полуостров почти весь расположен за Полярным кругом. Поэтому словосочетание полярная ночь к этим местам особенно применимо. Полярная ночь длится около двух месяцев - с конца ноября до середины января. Это время, когда солнце практически не показывается над горизонтом. Самые же темные дни приходятся на декабрь. Зимой нередко бушует пурга, трещат морозы...

Однако долгие зимы на Севере скрашивает полярное сияние - свечение верхних слоев атмосферы, которое довольно часто происходит в этих широтах. Тому, кто его не видел, трудно представить себе всю красоту этого необычайного зрелища: по черному небу перемещаются разных оттенков снопы света, светящиеся дуги, вихри, колышется «занавес», оканчивающийся розоватой или зеленоватой бахромой. Контуры и цвета сияния постоянно меняются, являя все новые очертания и оттенки.

Но вот во второй половине января над горизонтом появляется солнце, и с этого времени день быстро увеличивается. К концу апреля ночи становятся очень короткими и светлыми. Наступает полярный день, который длится несколько месяцев.

Однако тепло придет много позже, только во второй половине мая, когда освободятся ото льда реки, а затем и озера. Этому предшествует прилет пуночек - полярных воробьев, которые вслед за дикими лебедями возвращаются на север и считаются предвестниками весны.

Освобожденная от снега земля покрывается молодой зеленью. Здесь уместно напомнить, что восточная часть Кольского полуострова представляет собой равнинную тундру с низкорослой полярной растительностью: карликовой березкой, ивой, вереском и оленьим мохом - ягелем. Только по берегам реки Поной растут «настоящие» деревья - ель, сосна, береза - метров до трех-четырех высотой. Дальше к западу растительность становится все выше, изменяется ландшафт: появляются небольшие холмы. В районе Ловозера находятся довольно высокие горы, а еще западнее - Хибинские горы (по-саамски - Умптэк), где были открыты богатые залежи апатита, минерала, из которого после незначительной обработки получают удобрение для полей. Чем дальше к западу, тем крупнее озера, выше горы, ценнее леса. Западная часть территории расселения саамов представляет собой страну гор, озер и лесов.

Все это весной оживает - покрываются листвой деревья, зацветают вереск, можжевельник, багульник, черника, другие кустарнички и травы, появляются полярные цветы. Тундра из однообразно белой превращается в разноцветную.

И вот, то ли чтобы противостоять однообразию зимней тундры, то ли чтобы вписаться в богатую палитру летних красок, саамы стали изготовлять одежду, необычайно колоритную по цветовой гамме.

По сведениям исследователей XVII - XVIII веков (П. М. Ламартиньер, И. Г. Георги, Н. Я. Озерецковский), основным материалом для одежды саамов служили оленьи шкуры и шкуры морских животных. Для отделки использовали крашеную замшу (ровдугу) и в небольшом количестве цветные сукна. В XIX - начале XX века в одежде уже шире представлены сукно, холст и ситец, которые саамы приобретали у купцов на ярмарках. На отделку издавна использовали также лисьи, заячьи и бобровые шкурки. Сравнительно поздно в одежде саамов появились предметы, вязанные или плетенные из крашеной овечьей шерсти (носки, варежки, пояса).

В XIX веке сохранялась старинная наплечная одежда саамов, одинаковая для женщин и мужчин, надеваемая через голову (без разреза спереди). Летнюю одежду (юпу) шили из сукна или иной плотной ткани, а зимнюю (печок) - из оленьих шкур. Юпу кроили из целого куска ткани, сложенной вдвое. Она имела два шва по бокам и вшитые цельнокроеные рукава, суживающиеся к запястью. Иногда подол юпы делали слегка расклешенным. К разрезу ворота пришивали планку из того же материала, а небольшой стоячий, с закругленными углами воротник обшивали по краям цветной тесьмой. Застегивался ворот с помощью самодельных или покупных пуговиц. Ворот, подол и рукава украшали аппликациями из цветного сукна в форме ромбов и треугольников, бисером, цветной тесьмой.

Зимней одеждой мужчин и женщин являлся печок - глухая одежда из оленьих шкур шерстью наружу. Печок был несколько ниже колен, слегка расширялся книзу. Стан сшивали из двух шкур, в бока ниже пройм вставляли клинья трапециевидной формы. На плечах шкуры соединялись полосами меха, расположенными горизонтально. Рукава заканчивались обшлагами из цветного сукна. Сукном отделывали и стоячий воротник, который имел завязки с кистями. Женский печок украшали полосками цветного сукна, мелкими перламутровыми пуговками.

Зимой юпу иногда надевали под печок.


Рис. 17. Старинная зимняя одежда саамов - печок

Оба вида одежды носили с поясом. Мужской пояс обычно изготовляли из кожи, украшали медными ажурными бляхами. К поясу на цепочках подвешивали нож в кожаных ножнах, мешочек с огнивом, кошель для денег, различные амулеты, медные колечки. Подпоясывали печок так, чтобы образовывался напуск, и зимой можно было бы использовать пазуху для хранения мелких вещей, которые всегда должны быть под рукой.


Рис. 18. Головные уборы саамов


Рис. 19. Головные уборы саамов

Женщины обычно носили пояс, плетенный из крашеной шерсти, на котором висели нож в ножнах, сумочка с иголками и нитками, кошелек и различные амулеты.

В научной литературе встречаются упоминания о старинной саамской одежде торк (тбрка), также сшитой из оленьих шкур, но шерстью внутрь. В холодное время ее надевали под печок.

Большой интерес представляют традиционные головные уборы саамов. Они очень красочны и разнообразны. У мужчин это суконная шапка (каппер), состоявшая из околыша (нижней части) красного или синего цвета, высокой четырехугольной тульи (верхней части) другого цвета (красного, синего или черного) и наушников, имевших на концах тесемки, которые завязывались под подбородком. Иногда околыш и наушники делали из лисьего меха. В швы вставляли канты из сукна другого цвета. Шапка имела подклад из оленьего меха. Капперы украшали цветным сукном, бисером, иногда даже жемчугом.

Бытовали также мужские шапки, вязанные из овечьей шерсти, в виде колпаков с острым верхом, к которому иногда пришивали помпон, а в прошлом, возможно, колокольчик.

Женские зимние шапки сходны с мужскими, только тулья делалась не четырехугольной, а круглой. Летним головным убором замужней женщины была шамшура (самшура), по форме напоминавшая русский кокошник и, возможно, появившаяся под влиянием последнего. Она состояла из куска бересты, сшитого в виде цилиндра, с полукруглым выступом вверх спереди, обшитым красным сукном и украшенным бисером. Встречался оригинальный шлемовидный головной убор с высоким гребнем.

Девичий головной убор - перевязка. Под нее, в отличие от шамшуры, не заправляли спереди волосы.

Поверх летних головных уборов женщины и девушки часто надевали платок, складывая его треугольником и завязывая концы под подбородком или, перекрещивая на груди, сзади, на пояснице.

Обувь саамы шили из камусов (шкур, снятых с ног оленя) или из дубленой оленьей кожи. Особенностью традиционной саамской обуви был загнутый кверху носок.

Зимняя обувь (яры) с голенищами выше колен украшалась цветным сукном, вставленным в швы и нашитым сверху. Их носили мужчины и женщины во время перекочевок по тундре. В погостах носили канъги, по покрою и материалу схожие с ярами, но низкие, чуть повыше щиколотки.

Под яры и каньги для тепла надевали вязаные гамаши (чулки без ступни), а в качестве стелек использовали высушенную траву.


Рис. 20. Обувь саамов: вверху - каньги, слева - яры, справа - бурки

Рукавицы шили из оленьих шкур ворсом наружу или вязали из крашеной овечьей шерсти.

В традиционной одежде Кольских саамов много общего с одеждой скандинавских саамов, особенно с группой скольтов, живущих в Финляндии (форма головных уборов, ношение платков). Есть, разумеется, и отличия. Для зарубежных саамов характерно выделение на верхней одежде цветными полосами плечевых швов, что напоминает погоны. Весьма оригинальны мужские шапки, тулья которых представляет собой четырехугольную звезду, а также шапки, украшенные сверху огромным помпоном, обычно красного цвета.

К концу XIX века описанная выше одежда Кольских саамов стала дополняться, а в ряде случаев и вытесняться одеждой русских, ненцев, коми. В быт вошли русский кафтан (по-саамски- кяхтан), сарафан (кохт), передник. Вероятно, не без влияния русских появились головной убор типа кокошника и головные платки.


Рис.21. Скандинавские саамы в традиционной летней одежде


Рис.22. Кольские саамы в традиционной зимней одежде

В предыдущей главе рассказывалось о приходе в конце XIX века на Кольский полуостров оленеводов коми-ижемцев и ненцев и об их влиянии на оленеводческую культуру саамов. Вместе с оленеводством саамы заимствовали у них тип жилища (чум), оленью упряжку и многое другое. Большое влияние оказали коми-ижемцы и на одежду саамов. Заимствовав в свое время одежду у ненцев, они принесли ее на Кольский полуостров. В первую очередь следует назвать глухую (без застежек) одежду из оленьего меха с капюшоном -малицу (по-ненецки- мальця, по-саамски - малиц). Она шьется шерстью внутрь, к нижнему краю подола пришивается двойная широкая полоса из оленьего меха (шерстью внутрь и наружу). В отличие от ненцев, у которых женская одежда существенно отличается от мужской, у саамов и коми малицу носят не только мужчины, но и женщины. Заимствована и обувь выше колен, сшитая из камусов шерстью наружу,- пимы. Переход к коми-ненецкой одежде, видимо, связан с ее большим удобством, в частности, при езде на нартах, а также ее однотипностью с саамской одеждой (малица, как и печок, не имеет спереди разреза; пимы, как и яры, шьются из камусов выше колен и т. д.).

Сарафаны, которые бытуют у саамских женщин, могли быть заимствованы либо у коми, либо у русских.

Лучше сохранились головные уборы. Пояса (мужские и женские) у саамов (в том числе зарубежных) и у ненцев однотипны, поэтому трудно говорить о каком-либо заимствовании.

Красочны сумочки, сшитые из шкурок, снятых с оленьих лбов, тюленьей шкуры, замши и сукна. Устье (верх) этих сумочек стягивается шнурком, лицевая сторона обычно украшается орнаментом. Сходство их с ненецкими женскими сумочками для швейных принадлежностей несомненно, однако, как и в случае с поясами, речь может идти или о каких-то древних контактах, или о параллельном развитии элементов культуры, а не о прямом заимствовании.

...Кончается лето, блекнут краски пестрого ковра тундры. Словно белые комары, летают первые снежинки. Еще немного - и вся тундра превратится в однообразную белую равнину. Но останется удивительное многоцветье традиционных костюмов, соперничающих по красоте с самим северным сиянием.

 

  Участник рейтинга лучших сайтов
© Saami.su, 2007-2019
При копировании материалов ссылка на сайт обязательна